Павел, призванный Апостол

«Раб Иисуса Христа» (Рим. 1,1)

В Посланиях апостола Павла, пожалуй, чаще всего встречается слово «свобода». И не случайно его проповедь крестной смерти Господа Иисуса Христа как спасительного акта, освобождающего всех людей от рабства, была воспринята массой рабов, которым более чем кому-либо другому были известны и горечь рабства, и сладость свободы. Восстания рабов первого дохристианского века были жестоко подавлены, но страх общества перед новыми восстаниями остался.

 

«Ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее» (1 Кор.1,28)

Когда Павел как пастырь смотрит на человека, то судит о нем не по человеческому разумению, а в свете Евангелия Иисуса Христа, и для него не имеют значения никакие человеческие различия: «Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал.3,28).

 

Люди, с которыми встречался Павел

Павел пастырь; его цель—не отвлеченное богословие, он выбирает лишь то, что имеет значение и необходимо для достижения его цели. Пастырские заботы Павла всецело обращены к людям, которым он проповедует Евангелие. В его Посланиях мы находим не только прекрасное и глубокое изложение богословских концепций, но и видим его отцовскую заботу и участие.

 

Апостольский собор

Для успешного проповедования Евангелия, а значит и распространения христианства необходимы были два условия: во-первых, безусловное признание утвержденного Самим Иисусом Христом канонического авторитета святых Апостолов и, во-вторых, полное освобождение от обременительных пут ветхозаветного закона, так как Христос исполнил весь закон.
 

«Берегитесь псов» (Флп.3,2)

В Древнем Риме у дверей домов обычно находилась врытая в землю доска с изображением собаки и предупреждающей надписью: «Каве канем!»—«Берегись пса!». Прекрасно сохранившийся образец такой доски был найден при раскопках в Помпеях, у Каза дель Поэта Траджико (у дома поэта-трагика); на ней изображен срывающийся с цепи пес, который лает на прохожего.

 

Слово к язычникам

Свою проповедь в синагогах Дамаска Павел начинает словами: «Иисус есть Мессия (Христос)» (Деян.9,22). Слушатели его вне себя: этого они не ожидали. Они знают, что этот человек пришел в их город по заданию Синедриона, чтобы отыскать христиан и в оковах привести их к первосвященнику. А теперь их еретические мысли он сделал своими собственными. Он изменник, отступник.

 

«Апостол, избранный не человеками и не через человека» (Гал.1,1)

Мы привыкли называть Павла Апостолом народов (или языков). Но это определение не совсем верно, ибо оно не передает точно того, что мы, собственно, хотим выразить им. Здесь термин «народы» (слав, «языки») не следует понимать как «самостоятельные национальные группы»; в соответствии с еврейским словоупотреблением он выражает исключительно религиозную противоположность между иудеями и язычниками.

 

«Разве я иудей?» (Ин. 18,35)

Когда Христос Спаситель предстал перед Понтием Пилатом, римский наместник задал Обвиняемому вопрос: «Ты Царь Иудейский?». Иисус не дает прямого ответа, ибо знает, что Пилат понимает слово «царь» только в смысле земного владыки, а Он, Господь, есть Царь не в земном смысле, а в смысле духовном, нравственном. Сказать, что Он Царь, значило бы ввести Своего Судию в невольную ошибку, а сказать, что не Царь, значило бы погрешить против истины.
 

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru