Добрый Пастырь. Часть 2

Сре­ди свя­тых, осо­бо по­чи­тае­мых Бла­жен­ней­шим Ми­тро­по­ли­том Вла­ди­ми­ром, — свя­той рав­но­апо­столь­ный князь Вла­ди­мир, кре­сти­тель Ру­си, чье имя да­но ему при по­стри­же­нии, пре­по­доб­ные и бо­го­нос­ные от­цы на­ши Ан­то­ний, Фео­до­сий и все чу­до­твор­цы Кие­во-Пе­чер­ские, свя­ти­тель Фео­до­сий Чер­ни­гов­ский. «Ду­хов­ная си­ла моя, — го­во­рил он при ар­хие­рей­ской хи­ро­то­нии, — в мо­лит­вен­ном пред­ста­тель­ст­ве свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их, свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, осо­бен­но чти­мо­го мною, и пре­по­доб­но­го Сер­гия, при­ни­маю­ще­го ме­ня ны­не под сво­ды сво­ей Свя­той Лав­ры для по­лу­че­ния бла­го­да­ти ар­хие­рей­ст­ва».

Вся жизнь ар­хи­пас­ты­ря про­ник­ну­та осо­бым по­чи­та­ни­ем Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Чис­тая, сы­нов­няя лю­бовь к Бо­жи­ей Ма­те­ри жи­вет в нем с дет­ст­ва, с ма­те­рин­ской мо­лит­вы, осе­няв­шей его пер­вые ша­ги в этом ми­ре. В сло­ве при на­ре­че­нии во епи­ско­па Вла­ды­ка ска­зал: «Упо­вая на по­мощь Бо­жию, я упо­ваю так­же на по­мощь и за­ступ­ни­че­ст­во Ца­ри­цы Не­бес­ной, к мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ст­ву Ко­то­рой при­бе­гаю и в ны­неш­ний день Ее празд­ни­ка. Она ни­ко­гда не ос­тав­ля­ла ме­ня Сво­им по­кро­вом и за­сту­п­ле­ни­ем. Ве­рю, что и ны­не Она ис­про­сит мне у Сы­на Сво­его по­мо­щи и бла­го­сло­ве­ния. Мысль моя пе­ре­но­сит­ся в тот го­род, где на­хо­дит­ся ве­ли­кая свя­ты­ня юга — ико­на Бо­го­ма­те­ри, име­нуе­мая «Кас­пе­ров­ской»... Под Бо­го­ма­тер­ним по­кро­вом там на­чи­нал я бо­го­слов­ское об­ра­зо­ва­ние и впо­след­ст­вии при­нял свя­щен­ст­во и мо­на­ше­ст­во...»

Зна­ме­на­тель­но, что епи­скоп­ская хи­ро­то­ния Вла­ды­ки со­вер­ши­лась в день празд­ни­ка Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. И в этом за­клю­чен глу­бо­кий ду­хов­ный смысл. Апо­столь­ская сте­зя ка­ж­до­го епи­ско­па, ко­то­ро­му на грудь воз­ла­га­ет­ся свя­щен­ное изо­бра­же­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы — па­на­гия, как бы осе­ня­ет­ся Ее Ма­те­рин­ским бла­го­сло­ве­ни­ем. Пре­чис­тая Де­ва в Сво­ей зем­ной жиз­ни не­сла, как и все апо­сто­лы, под­виг бла­го­ве­ст­во­ва­ния Ис­ти­ны Хри­сто­вой, не­сла тру­ды апо­столь­ст­ва. Жре­би­ем Ее бла­го­вес­тия ста­ла Го­ра Афон — Ее пер­вый удел на зем­ле. Сло­ва­ми: «Же­но! Cе сын Твой», об­ра­щен­ны­ми к Бо­го­ма­те­ри со Кре­ста Ее Сы­ном и Бо­гом и от­но­ся­щи­ми­ся к лю­би­мо­му уче­ни­ку Гос­по­да апо­сто­лу Ио­ан­ну Бо­го­сло­ву, усы­нов­лял­ся Ей весь апо­столь­ский лик. Бо­го­ро­ди­ца пре­бы­ва­ла во гла­ве это­го ли­ка в Си­он­ской гор­ни­це при схо­ж­де­нии с Не­ба ог­ня Пя­ти­де­сят­ни­цы. До кон­ца Сво­ей зем­ной жиз­ни Она осу­ще­ст­в­ля­ла ма­те­рин­ское по­пе­че­ние об апо­сто­лах. Ко­гда «Че­ст­ней­шая Хе­ру­вим и Слав­ней­шая без срав­не­ния Се­ра­фим» го­то­ви­лась пре­ста­вить­ся «от зем­ли к не­бе­си», в про­щаль­ном сло­ве Она ска­за­ла ок­ру­жив­шим Ее одр уче­ни­кам Хри­сто­вым:

Апо­сто­ли, от ко­нец со­во­купль­ше­ся зде,

В Геф­си­ма­ний­стей ве­си по­гре­би­те те­ло Мое...

Рас­став­шись со сво­ей За­ступ­ни­цей и Хо­да­таи­цей, апо­сто­лы мо­лит­вен­но вос­по­ми­на­ли Ее по­сле че­ст­но­го по­гре­бе­ния, вос­по­ми­на­ли со скор­бью, ибо не об­ре­ли по про­ше­ст­вии не­ко­то­ро­го вре­ме­ни Ее Пре­свя­то­го и Пре­чис­то­го те­ла в усы­паль­ни­це. Вдруг их изум­лен­ным и об­ра­до­ван­ным взо­рам Она Са­ма пред­ста­ла в не­бес­ной сла­ве, ис­торг­нув из их сер­дец уми­лен­ные вос­кли­ца­ния: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, по­мо­гай нам!»

Бла­жен­ней­ший Ми­тро­по­лит Вла­ди­мир, бы­вая в Свя­той Зем­ле, не­из­мен­но с бла­го­го­ве­ни­ем по­се­ща­ет Геф­си­ман­скую пе­ще­ру в Ие­ру­са­ли­ме, где со­вер­ши­лась тай­на по­гре­бе­ния и воз­не­се­ния на Не­бо Бо­го­ма­те­ри. Мо­лит­ва ар­хи­пас­ты­ря, все то, что ох­ва­ты­ва­ет его ду­шу в этот мо­мент до са­мых глу­бин ес­те­ст­ва, бес­пре­дель­ны в люб­ви к Пре­бла­го­сло­вен­ной За­ступ­ни­це ро­да хри­сти­ан­ско­го, Чьи ми­ло­сти он не­од­но­крат­но ис­пы­тал на сво­ем жиз­нен­ном пу­ти, Чья бла­го­дать все­гда не­зри­мо по­кры­ва­ла его Ма­те­рин­ским омо­фо­ром.

Ка­ж­дый епи­скоп, по­лу­чая при хи­ро­то­нии из свя­ти­тель­ских рук, как из рук Са­мо­го Хри­ста, свя­тую па­на­гию, слов­но слы­шит глас Гос­по­да, об­ра­щен­ный к Пре­чис­той: «Же­но! се сын Твой». Ус­лы­шал сей глас в судь­бо­нос­ный мо­мент сво­ей Пя­ти­де­сят­ни­цы и епи­скоп Вла­ди­мир. Ус­лы­шал, что­бы сло­жить эти сло­ва «в серд­це сво­ем» (Лк. 2, 19), пре­ис­пол­нен­ном не­изъ­яс­ни­мы­ми чув­ст­ва­ми уми­ле­ния, бла­го­дар­но­сти, ти­хо­го свет­ло­го ра­до­ва­ния.

Вла­ды­ка очень чтит празд­ник Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, все­гда про­во­дит его в мо­лит­ве и бо­го­мыс­лии. Од­но­му лишь Бо­гу и Его Пре­чис­той Ма­те­ри ве­до­мы те дви­же­ния серд­ца и те оза­ре­ния, ко­то­рые по­се­ща­ют ар­хи­пас­ты­ря в этот бла­го­сло­вен­ный день. Они не­зри­мы для по­сто­рон­них, как не­зри­ма ду­хов­ная та­ин­ст­вен­ная жизнь его «внут­рен­не­го че­ло­ве­ка» (2 Кор. 4, 16). В один из та­ких дней он слу­жил Бо­же­ст­вен­ную ли­тур­гию в одес­ском хра­ме Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Бы­ло это в 2002 г., осо­бом для Вла­ды­ки и всей Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, ко­то­рая мо­лит­вен­но от­ме­ча­ла 10-ле­тие его пред­стоя­тель­ско­го слу­же­ния в Ук­раи­не. На пре­столь­ный празд­ник при­шло мно­го одес­си­тов, пре­крас­но знаю­щих Пер­во­свя­ти­те­ля, пом­ня­щих его слу­же­ние на одес­ской зем­ле, лю­бя­щих его, так что храм не смог вме­стить всех же­лаю­щих. По окон­ча­нии служ­бы при­хо­жа­не длин­ной ве­ре­ни­цей вы­строи­лись в оче­редь — взять бла­го­сло­ве­ние у Бла­жен­ней­ше­го, и ка­ж­дый от­хо­дил с икон­кой Бо­жи­ей Ма­те­ри, по­лу­чен­ной в дар из его рук. Ве­че­ром в этот же день Бла­жен­ней­ший Ми­тро­по­лит Вла­ди­мир по­се­тил одес­ский Свя­то-Ар­хан­ге­ло-Ми­хай­лов­ский жен­ский мо­на­стырь. Встре­ча про­шла очень те­п­ло. По ее окон­ча­нии се­ст­ры еще дол­го на­хо­ди­лись под впе­чат­ле­ни­ем об­ще­ния с Пер­во­свя­ти­те­лем, ко­то­рый ска­зал за­ме­ча­тель­ную про­по­ведь, по­свя­щен­ную Тих­вин­ской ико­не Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Вла­ды­ка все­гда ощу­щал не­раз­рыв­ную связь с на­ро­дом Бо­жи­им и при­зы­вал к еди­не­нию с ним сво­их вос­пи­тан­ни­ков. В ре­чи на вы­пус­ке МДА­иС в 1977 г. он го­во­рил бу­ду­щим пас­ты­рям: «Воз­рас­тай­те ду­хов­но в по­зна­нии Гос­по­да на­ше­го Ии­су­са Хри­ста, стре­ми­тесь к стя­жа­нию под­лин­ной цер­ков­но­сти и ис­тин­но­го хри­сти­ан­ско­го лю­бо­муд­рия. От­но­си­тесь с лю­бо­вью к сво­им па­со­мым, не за­бы­вай­те, что но­си­те­лем и блю­сти­те­лем бла­го­чес­тия в Пра­во­сла­вии яв­ля­ет­ся сам на­род. В об­ще­нии с ним ста­рай­тесь впи­тать в се­бя свя­ты­ню на­род­ную» .

Вос­по­ми­на­ния Бла­жен­ней­ше­го, при­ве­ден­ные в кни­ге «Пас­тырь», ис­пол­не­ны свет­лой люб­ви к про­стым ве­рую­щим лю­дям — под­лин­но­му бо­гат­ст­ву Церк­ви.

«Ме­ня все­гда уми­ля­ла чис­тая ве­ра про­стых лю­дей, — пи­шет он. — Жи­ла в Одес­се схи­мо­на­хи­ня Онуф­рия, скон­чав­шая­ся на 103-м го­ду жиз­ни. Пер­вую не­де­лю Ве­ли­ко­го по­ста она по бла­го­сло­ве­нию пра­вя­ще­го ар­хие­рея про­во­ди­ла в Свя­то-Ус­пен­ском одес­ском мо­на­сты­ре. Для всех у нее за­ра­нее бы­ли при­го­тов­ле­ны по­дар­ки: ко­му ва­ре­нье, ко­му мед. Встре­чаю как-то ее во дво­ре и спра­ши­ваю: «Ма­туш­ка Онуф­рия, кто же ос­тал­ся у Вас на хо­зяй­ст­ве?» Ма­туш­ка от­ве­ча­ет: «Свя­ти­тель Ни­ко­лай». Я шу­чу: «Не­у­же­ли свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю боль­ше не­че­го де­лать, как сте­речь твою ха­ту?» Ма­туш­ка спо­кой­но от­ве­ча­ет: «За­кры­ла я ха­ту на за­мок, пе­ре­кре­сти­ла и ска­за­ла: «Свя­ти­те­лю Ни­ко­лае, смот­ри, чтоб все бла­го­по­луч­но бы­ло». По­го­во­ри­ла со свя­ти­те­лем Ни­ко­ла­ем про­сто и сер­деч­но и ве­рит, что бу­дет имен­но так, как она по­про­си­ла у Бо­жия угод­ни­ка.

Вспо­ми­наю, как в се­ми­нар­ские го­ды пу­те­ше­ст­во­вал с па­лом­ни­ка­ми в По­ча­ев­скую лав­ру. Лю­ди со­бра­лись в сель­ском хра­ме, от­слу­жи­ли мо­ле­бен, ис­про­си­ли друг у дру­га про­ще­ния и ра­но ут­ром вы­шли в путь. Те, кто не шел с на­ми, вы­хо­ди­ли к во­ро­там, пе­ре­да­ва­ли скром­ные день­ги на по­ми­но­ве­ние жи­вых и усоп­ших. В до­ро­ге, ко­гда мы ос­та­нав­ли­ва­лись на от­дых, ста­рень­кая мо­на­хи­ня Оль­га про­си­ла ме­ня за­пи­сы­вать име­на для по­ми­но­ве­ния. Пом­ни­ла она всех, кто да­вал день­ги и кто не да­вал. Та­ких имен за до­ро­гу бы­ло за­пи­са­но не­сколь­ко тет­ра­дей. Од­на­ж­ды, ус­тав пи­сать, я ей го­во­рю: «Ма­туш­ка Оль­га, да­вай­те за­пи­шем про­сто: «че­ты­ре се­ла со срод­ни­ка­ми». Кто же эти тет­ра­ди бу­дет чи­тать? Ка­кие свя­щен­ни­ки в По­чае­ве смо­гут это сде­лать?» Ма­туш­ка от­ве­ти­ла: «Дет­ка, глав­ное — за­пи­сать и по­дать в хра­ме, а там, ес­ли свя­щен­ни­ки бу­дут не в си­лах про­чи­тать, за них про­чи­та­ют свя­тые Ан­ге­лы...»

Как-то во вре­мя от­ды­ха по­жи­лая бла­го­чес­ти­вая жен­щи­на си­де­ла и жа­ло­ва­лась на свои но­ги, рас­пух­шие от дол­гой до­ро­ги. По­том дос­та­ла пал­ку и на­ча­ла бить ею по но­гам, при­го­ва­ри­вая: «Ах вы, та­кие не­хо­ро­шие, в мо­ло­до­сти пля­сать не ус­та­ва­ли, а нын­че не хо­ти­те ид­ти к свя­тым мес­там. Пой­де­те, ми­лые, за­став­лю вас» .

Бла­жен­ней­ший вспо­ми­на­ет, как ра­бот­ни­ца Одес­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии — по­жи­лая, ин­тел­ли­гент­ная жен­щи­на, ра­бо­тав­шая ко­гда-то на вы­со­кой долж­но­сти ди­рек­то­ра кон­сер­ва­то­рии, а по­том ра­ди ве­ры в Гос­по­да по­ме­няв­шая ее на ра­бо­ту тех­нич­ки при се­ми­на­рии, — пред­ска­за­ла ему, сту­ден­ту, го­то­вив­ше­му­ся к при­ход­ской жиз­ни, мо­на­ше­ское бу­ду­щее. «До­ро­гу мо­на­ху», — ска­за­ла она ему, иду­ще­му по се­ми­нар­ско­му ко­ри­до­ру, не­ма­ло уди­вив сму­тив­ше­го­ся юно­шу.

Еще один эпи­зод из мо­ло­до­сти Бла­жен­ней­ше­го. Вче­раш­ний де­ся­ти­класс­ник В. Са­бо­дан при­ез­жа­ет из се­ла в боль­шой шум­ный го­род, го­то­вясь по­сту­пить в се­ми­на­рию. Но­ги са­ми не­сут его в при­вок­заль­ный храм, ку­по­ла ко­то­ро­го он уви­дел на пер­ро­не. Встав в уг­лу близ ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, юно­ша весь от­дал­ся мо­лит­ве... Вдруг к не­му по­до­шла жен­щи­на в пла­точ­ке и про­тя­ну­ла ма­лень­кий зо­ло­той ме­даль­он — икон­ку Ка­зан­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ее го­лос до сих пор зву­чит в ду­ше Вла­ды­ки: «Ви­жу, ты че­го-то про­сишь у Бо­га. Бу­дет те­бе... Бо­жия Ма­терь по­мо­жет». Ко­гда юно­ша опом­нил­ся и стал ис­кать жен­щи­ну, что­бы по­бла­го­да­рить за до­б­рые сло­ва, она ис­чез­ла.

Они, эти пре­дан­ные Церк­ви ра­бы Бо­жии, в кре­сть­ян­ских пла­точ­ках за­пол­няв­шие хра­мы в го­ды вой­ны, в тяж­кие го­ды ре­прес­сий, мо­лясь о мужь­ях и сы­новь­ях сво­их, — они бы­ли кос­тя­ком Церк­ви в са­мый труд­ный для нее пе­ри­од. Они яви­лись же­на­ми-ми­ро­но­си­ца­ми во вре­мя «стра­ха иу­дей­ска» (Ин. 19, 38). Как го­во­рил один из ие­рар­хов, имен­но «пла­точ­ки» спас­ли Цер­ковь — сво­им му­же­ст­вом, сво­ей креп­кой, ис­то­вой ве­рой. Ко­гда смерч ате­из­ма опус­то­шал на­ши хра­мы, жен­щи­ны, пре­иму­ще­ст­вен­но по­жи­ло­го воз­рас­та, со­став­ля­ли ос­нов­ной кон­тин­гент при­хо­жан. Сколь­ко кре­ще­ний в эти го­ды бы­ло ими втай­не со­вер­ше­но, сколь­ких вну­ков, под­час во­пре­ки ро­ди­тель­ской во­ле, смог­ли по­кре­стить, а впо­след­ст­вии и при­об­щить к ве­ре их бо­го­моль­ные ба­буш­ки! И там, где без­жа­ло­ст­ная «диа­лек­ти­ка жиз­ни» ста­ви­ла не­пре­одо­ли­мые пре­пят­ст­вия ве­ре, по­бе­ж­да­ла «ир­ра­цио­наль­ная ло­ги­ка» ма­те­рин­ской ве­ры, ма­те­рин­ской люб­ви.

«О си­ле ма­те­рин­ско­го хо­да­тай­ст­ва сви­де­тель­ст­ву­ет мно­же­ст­во при­ме­ров из цер­ков­ной и свет­ской ис­то­рии. Ка­ж­дая зем­ная мать умом и серд­цем бо­лез­ну­ет о сво­их де­тях не толь­ко в си­лу ор­га­ни­че­ско­го един­ст­ва с ни­ми, но и в си­лу то­го, что ей да­ет­ся от Бо­га бла­го­дать мо­лить­ся и за­бо­тить­ся о де­тях сво­их. Ни од­но ма­те­рин­ское воз­ды­ха­ние, ни од­на ма­те­рин­ская сле­за не ос­та­ют­ся на­прас­ны­ми, не уви­ден­ны­ми, не ус­лы­шан­ны­ми Не­бом».

Ду­хов­ной опо­рой, на­став­ни­цей, мо­лит­вен­ни­цей Бла­жен­ней­ше­го Вла­ды­ки бы­ла его ма­ма, ра­ба Бо­жия Фео­до­сия. О си­ле ее ма­те­рин­ской мо­лит­вы сви­де­тель­ст­ву­ет со­бы­тие, свя­зан­ное с мо­на­ше­ским по­стри­гом Вла­ды­ки. Она не зна­ла о по­стри­же­нии, на­хо­дясь да­ле­ко за пре­де­ла­ми се­ми­на­рии — до­ма, в сво­ем се­ле. Но сра­зу по­сле по­стри­га при­сла­ла ему пись­мо, где на­пи­са­ла о пред­чув­ст­вии из­ме­не­ния в его судь­бе. На­ка­ну­не ей при­снил­ся сон: их храм в Мар­ков­цах по­се­ти­ла Са­ма Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца. «По­бе­жа­ла Фео­до­сия к церк­ви, что сто­ит на го­ре, и ни­как не мо­жет дой­ти до нее, но­ги слов­но отя­же­ле­ли. На­ко­нец до­б­ра­лась до Пре­чис­той. Не ви­де­ла Ее ли­ца, скры­то­го под по­кро­вом. Упа­ла Ей в но­ги и спро­си­ла, бу­дет ли ее сын ба­тюш­кой. И ус­лы­ша­ла в от­вет: «Уже ба­тюш­ка, ра­дуй­ся...» . Пре­ста­ви­лась ма­туш­ка Фео­до­сия в 1989 г., на 86-м го­ду жиз­ни. Низ­кий ей по­клон за то, что ро­ди­ла и вы­рас­ти­ла для Церк­ви, для Ук­раи­ны та­ко­го сы­на.

Сво­им хри­сти­ан­ским ста­нов­ле­ни­ем Вла­ды­ка обя­зан ду­хо­нос­ным стар­цам, встре­тить ко­то­рых он удо­сто­ил­ся на жиз­нен­ном пу­ти. Это афон­ские ино­ки, ко­то­рые до ре­во­лю­ции прие­ха­ли в Одес­су и ос­та­лись в ней до­жи­вать свой век. «Мы ста­ра­лись ис­по­ве­до­вать­ся у них, про­сто по­бе­се­до­вать, по­черп­нуть муд­ро­сти. Стар­цы спа­са­ли мно­гих лю­дей во вре­мя го­не­ний на Цер­ковь. Свои­ми мо­лит­ва­ми и ду­хов­ным окорм­ле­ни­ем они по­мо­га­ли ве­рую­щим» . Это ва­ла­ам­ские стар­цы, про­жи­вав­шие в Пско­во-Пе­чор­ском мо­на­сты­ре по­сле за­кры­тия Ва­ла­ам­ской оби­те­ли, — «со­всем сле­пой схи­мо­нах Ни­ко­лай, по­лу­сле­пой схии­е­ро­мо­нах Ми­ха­ил и со­гбен­ный до зем­ли ста­рец схии­гу­мен Лу­ка. Они бы­ли ве­ли­кие мо­лит­вен­ни­ки, об­ла­дав­шие да­ром про­зор­ли­во­сти. В суб­бо­ту на пер­вой не­де­ле Ве­ли­ко­го по­ста мы го­ве­ли... В мо­на­стырь прие­хал ми­тро­по­лит Псков­ский Ио­анн (Ра­зу­мов) и пред­ло­жил ис­по­ве­дать­ся у стар­цев. Мы, сту­ден­ты, с тре­пе­том и бла­го­го­ве­ни­ем пе­ре­сту­пи­ли по­рог ке­льи, где жил сле­пой Ни­ко­лай. Ему бы­ло 89 лет. У не­го бы­ло ан­гель­ское ли­цо без еди­ной мор­щи­ны. В бе­лом под­ряс­ни­ке, сам весь бе­лый, слов­но про­зрач­ный, си­дел ста­рец на кро­ва­ти. Со­тво­рив мо­лит­ву, ми­тро­по­лит за­шел пер­вым, но ста­рец ска­зал ему: «Вла­ды­ка, про­пус­ти­те сна­ча­ла Вла­ды­ку, ко­то­рый за ва­ми сто­ит». И ко­гда я по­до­шел к не­му, сло­жив ру­ки для при­ня­тия бла­го­сло­ве­ния, он ска­зал: «Бу­дешь ар­хие­ре­ем» .

Доб­ро­де­тель­ным и про­све­щен­ным ино­ком был при­сно­па­мят­ный ар­хи­ман­д­рит Али­пий (Во­ро­нов), на­ме­ст­ник Свя­то-Ус­пен­ско­го Пско­во-Пе­чор­ско­го мо­на­сты­ря, пре­крас­ный ху­дож­ник, ис­кус­ст­во­вед, ико­но­пи­сец, ин­тел­ли­гент­ный и муд­рый че­ло­век, стро­гий к се­бе и до­б­рый, снис­хо­ди­тель­ный к дру­гим под­виж­ник. Имен­но та­кой тип ас­ке­зы при­шел­ся по серд­цу бу­ду­ще­му ино­ку Вик­то­ру Са­бо­да­ну.

Впе­чат­ле­ния юно­сти очень силь­ны. Час­то они за­пе­чет­ле­ва­ют­ся в серд­це на всю ос­тав­шую­ся жизнь. Пу­те­вод­ной звез­дой ста­ло для не­го бла­го­сло­ве­ние на мо­на­ше­ст­во, пре­по­дан­ное пре­по­доб­ным Кук­шей († 1964), ду­хов­ным от­цом, ко­то­рый стал его вос­при­ем­ни­ком при по­стри­ге. Ста­рец Кук­ша был ка­но­ни­зи­ро­ван Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в 1994 г. «Уди­ви­тель­ный че­ло­век, бла­го­го­вей­ный мо­нах, он про­шел скорб­ный путь му­че­ни­ка за ве­ру пра­во­слав­ную. Го­ни­мый вла­стя­ми ста­рец пе­ре­хо­дил из мо­на­сты­ря в мо­на­стырь, из при­хо­да в при­ход, об­ре­тя, на­ко­нец, при­ют в не­боль­шой скром­ной ке­лии Одес­ско­го муж­ско­го мо­на­сты­ря. Дол­гие го­ды ми­тро­по­лит Вла­ди­мир не рас­ста­вал­ся с чет­ка­ми, спле­тен­ны­ми пре­по­доб­ным. Эти чет­ки свя­той Кук­ша по­да­рил Вла­ды­ке... Вла­ды­ке Вла­ди­ми­ру до­ве­лось встре­тить на сво­ем жиз­нен­ном пу­ти мно­гих под­виж­ни­ков, ду­хов­но опыт­ных стар­цев и свя­тых лю­дей. Еще под­ро­ст­ком он по­се­тил схи­ар­хи­ман­д­ри­та Чер­ни­гов­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря свя­то­го стар­ца Лав­рен­тия. При пер­вой же встре­че пре­по­доб­ный Лав­рен­тий про­из­нес про­ро­че­ские сло­ва о его бу­ду­щем свя­ти­тель­ском слу­же­нии. По­сле бы­ли и дру­гие встре­чи, во вре­мя ко­то­рых ста­рец мно­го го­во­рил о гря­ду­щих судь­бах Пра­во­слав­ной Церк­ви. Имен­но он еще в 50-х го­дах пред­ска­зы­вал рас­кол в ук­ра­ин­ском Пра­во­сла­вии, ко­то­рый про­изо­шел спус­тя 40 лет, в на­ча­ле 90-х го­дов. По­сча­ст­ли­ви­лось В. Са­бо­да­ну слы­шать и муд­рое сло­во свя­ти­те­ля Лу­ки Вой­но-Ясе­нец­ко­го. Три­ж­ды встре­чал­ся он с ним в Одес­се, бу­ду­чи еще се­ми­на­рис­том» .

Свя­ти­тель-под­виж­ник, зна­ме­ни­тый хи­рург, уче­ный с ми­ро­вым име­нем, му­же­ст­вен­ный ис­по­вед­ник, стой­кий хра­ни­тель ве­ры Хри­сто­вой и в то же вре­мя по­том­ст­вен­ный ин­тел­ли­гент, че­ло­век вы­со­чай­шей внут­рен­ней куль­ту­ры — та­ким юно­ша за­пом­нил Сим­фе­ро­поль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Лу­ку. Он яв­лял со­бой иде­ал ар­хи­пас­ты­ря, и бу­ду­щий Вла­ды­ка глу­бо­ко за­пе­чат­лел в сво­ей ду­ше его бла­го­род­ный, свет­лый об­лик.

Ре­шаю­щую роль в жиз­ни Бла­жен­ней­ше­го Ми­тро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра сыг­рал ми­тро­по­лит Одес­ский и Хер­сон­ский Бо­рис (Вик). От его свя­ти­тель­ских рук Вла­ды­ка удо­сто­ил­ся по­лу­чить бла­го­дать диа­кон­ст­ва и свя­щен­ст­ва, при­нять мо­на­ше­ский по­стриг. Бла­жен­ней­ший вспо­ми­на­ет: «Он был са­мо­род­ком, с изу­ми­тель­ным го­ло­сом, слу­жил не­под­ра­жае­мо. У не­го бы­ла за­по­ми­наю­щая­ся внеш­ность — рос­лый, длин­ные бо­ро­да и во­ло­сы, не­обык­но­вен­но до­б­рые гла­за. Вла­ды­ка Бо­рис был очень до­б­рым че­ло­ве­ком, с чув­ст­ви­тель­ным серд­цем. Он по­мо­гал всем вос­пи­тан­ни­кам се­ми­на­рии, за­бо­тил­ся о мо­на­хах, ко­то­рых из­го­ня­ли из за­кры­ваю­щих­ся мо­на­сты­рей. Ко­гда за­кры­ли Одес­ский жен­ский мо­на­стырь, он от­дал ма­туш­кам все свои сбе­ре­же­ния, что­бы они мог­ли при­об­ре­сти се­бе хоть ка­кое-то жи­лье. Ми­тро­по­лит Бо­рис очень лю­бил бо­го­слу­же­ние. Все­гда был в хра­ме... Го­ды ипо­диа­кон­ст­ва, про­ве­ден­ные у ми­тро­по­ли­та Бо­ри­са, — са­мые сча­ст­ли­вые в мо­ей жиз­ни» .

Рас­ска­зы­вая о сво­их на­став­ни­ках, Бла­жен­ней­ший при­во­дит име­на вы­даю­щих­ся ие­рар­хов Церк­ви, ка­ж­дый из ко­то­рых яв­ля­ет­ся яр­кой звез­дой на не­бо­сво­де цер­ков­ном, «как, на­при­мер, Су­рож­ский ми­тро­по­лит Ан­то­ний (Блум), жив­ший в Лон­до­не. Он глу­бок чув­ст­ва­ми, умом и ве­рой. Из­вест­ный в ми­ре че­ло­век, бо­го­слов, ду­хов­ный на­став­ник. Счи­таю, что, об­ща­ясь с ним мно­го лет, я взял что-то для се­бя, для сво­его ста­нов­ле­ния. Не мо­гу не вспом­нить с бла­го­дар­но­стью еще двух свя­ти­те­лей, ко­то­рые ос­та­ви­ли в мо­ей жиз­ни ог­ром­ный след. Это ми­тро­по­лит Ни­ко­дим (Ро­тов) и ми­тро­по­лит Ан­то­ний (Мель­ни­ков). Ми­тро­по­лит Ни­ко­дим скон­чал­ся в 1978 г., не до­жив до 50 лет. Он был уни­каль­ным че­ло­ве­ком. Бог его щед­ро на­де­лил все­ми да­ра­ми. Это был глу­бо­ко ве­рую­щий че­ло­век, с ог­ром­ной пре­дан­но­стью Пра­во­слав­ной Церк­ви. Он фак­ти­че­ски «про­ру­бил ок­но в Ев­ро­пу» для РПЦ, что бы­ло чрез­вы­чай­но важ­но в те су­ро­вые го­ды для ее вы­жи­ва­ния. У не­го бы­ла ко­лос­саль­ная па­мять. Од­на­ж­ды мы в Одес­ском Свя­то-Ус­пен­ском мо­на­сты­ре про­де­ла­ли та­кой опыт: взя­ли цер­ков­ный ка­лен­дарь, и ми­тро­по­лит Ни­ко­дим по па­мя­ти на­зы­вал всех свя­тых к лю­бо­му ка­лен­дар­но­му чис­лу. Та­кие лю­ди не го­рят, а пла­ме­не­ют и бы­ст­ро, к со­жа­ле­нию, ухо­дят.

Вла­ды­ка Ан­то­ний в 60-е го­ды при­был в Одес­су как на­ме­ст­ник Ус­пен­ско­го мо­на­сты­ря и рек­тор Ду­хов­ной Се­ми­на­рии. Я с ним под­ру­жил­ся сра­зу, и до са­мой его смер­ти мы ос­та­ва­лись брать­я­ми и друзь­я­ми. Пре­дан­ный Церк­ви че­ло­век, го­ря­чий мо­лит­вен­ник, он то­же от­ли­чал­ся ог­ром­ным умом и вы­со­кой куль­ту­рой. Не бы­ло на­уч­ной об­лас­ти, в ко­то­рой он не имел бы по­зна­ний. Он имел дар мо­лит­вы и при­об­щал к ней дру­гих» .

Под­лин­ным от­цом был для Пре­ос­вя­щен­но­го Вла­ди­ми­ра Пат­ри­арх Пи­мен (Из­ве­ков), ве­ли­кий мо­лит­вен­ник и муд­рый свя­ти­тель. Сми­ре­ние в нем со­че­та­лось с вла­стью, при­род­ный ум — с мо­на­ше­ской про­сто­той, ес­те­ст­вен­ность ма­нер — с по­сто­ян­ным са­мо­кон­тро­лем. Это был пат­ри­арх-ав­ва, Бо­жий из­бран­ник, очень мно­гое сде­лав­ший для Пра­во­сла­вия.

Свя­той апо­стол Па­вел пи­сал: «По­ми­най­те на­став­ни­ков ва­ших, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли вам сло­во Бо­жие, и, взи­рая на кон­чи­ну их жиз­ни, под­ра­жай­те ве­ре их» (Евр. 13, 7). Ха­рак­тер вла­ды­ки Вла­ди­ми­ра, его воз­зре­ния, внут­рен­ний об­лик сфор­ми­ро­ва­лись под влия­ни­ем лю­дей Церк­ви, встре­тив­ших­ся ему на жиз­нен­ном пу­ти, — от про­стой кре­сть­ян­ки, сель­ско­го ба­тюш­ки, стар­ца-ино­ка в убо­гой ке­лье до пат­ри­ар­ха. Он бе­реж­но со­би­рал кру­пи­цы их ду­хов­но­го опы­та, учил­ся у них хри­сти­ан­ской жиз­ни, вос­пи­ты­вал в се­бе под их влия­ни­ем нрав­ст­вен­ные доб­ро­де­те­ли. Это бес­цен­ное на­сле­дие, вос­при­ня­тое им от луч­ших пред­ста­ви­те­лей на­ро­да Бо­жия, ко­то­рый не­да­ром на­зы­ва­ют на­ро­дом-бо­го­нос­цем, он не­ус­тан­но стре­мил­ся пе­ре­да­вать па­со­мым, а наи­па­че — бу­ду­щим пас­ты­рям Церк­ви Хри­сто­вой.

«Пас­тырь по вы­со­те нрав­ст­вен­ной жиз­ни, — пи­сал в од­ном из сво­их тру­дов Вла­ды­ка, — при­зван быть по­доб­ным Хри­сту, Ко­то­рый во всем был по­до­бен нам, кро­ме гре­ха (Евр. 4, 15). Как в ли­це Ии­су­са Хри­ста че­ло­ве­че­ст­во уви­де­ло прак­ти­че­ское осу­ще­ст­в­ле­ние тех нрав­ст­вен­ных идеа­лов, ко­то­рые за­ло­же­ны в ду­хов­ной при­ро­де че­ло­ве­ка, так и в ли­це пас­ты­рей Церк­ви лю­ди жа­ж­дут уви­деть но­вое под­твер­жде­ние воз­мож­но­сти осу­ще­ст­в­ле­ния вы­со­ких эти­че­ских идеа­лов. Дос­ти­же­ние пас­ты­рем воз­мож­но­го ду­хов­но­го со­вер­шен­ст­ва ут­вер­жда­ет па­ст­ву в ис­тин­но­сти про­по­ве­дуе­мо­го им Еван­гель­ско­го пу­ти. Ду­хов­ная жизнь, при­бли­жаю­щая пас­ты­ря к Бо­гу, да­ет ему опыт­ное ду­хов­ное по­зна­ние Бо­га и от­кры­ва­ет ему ис­ти­ну о Бо­ге, на­хо­дя­щую­ся в сво­ей ре­аль­ной он­то­ло­ги­че­ской под­лин­но­сти вы­ше вся­ко­го со­мне­ния. Убе­ж­ден­ность в Бо­же­ст­вен­ной ис­ти­не как ре­зуль­тат эм­пи­ри­че­ско­го Бо­го­по­зна­ния яв­ля­ет­ся ос­но­вой дей­ст­вен­но­сти пас­тыр­ской про­по­ве­ди, де­лаю­щей ее сло­вом оче­вид­ца» .

В ре­чи, об­ра­щен­ной к вы­пу­ск­ни­кам МДА­иС в 1974 г., он го­во­рил: «Пом­ни­те, что нуж­но не толь­ко знать о важ­но­сти доб­ро­де­те­лей, но и рас­тво­рять ими жизнь и по­ступ­ки свои. Лич­ный при­мер в дея­тель­но­сти пас­ты­ря име­ет ре­шаю­щее зна­че­ние. Без доб­ро­де­тель­ной жиз­ни свя­щен­ни­ку не быть на­стоя­щим пас­ты­рем. Лю­би­те мир и прав­ду, чис­то­ту ду­хов­ную и те­лес­ную, пом­ни­те, что по­сред­ст­вом ва­ших дел бу­дет сла­вить­ся или ху­лить­ся имя Бо­жие, со­зи­дать­ся или раз­ру­шать­ся ав­то­ри­тет Церк­ви. Де­ла­ми сви­де­тель­ст­вуй­те о сво­их убе­ж­де­ни­ях, де­ла­ми слу­жи­те Церк­ви и на­ро­ду. Пусть ни­кто ни­ко­гда не уко­рит вас за ва­ши де­ла и ва­шу жизнь, что­бы слу­же­ние ва­ше не ума­ли­лось и сло­во ва­шей про­по­ве­ди не уни­зи­лось. Будь­те дос­той­ны­ми де­ла­те­ля­ми Хри­сто­вы­ми!»

Вла­ды­ка Вла­ди­мир в сво­ей пас­тыр­ской жиз­ни все­гда пом­нил сло­ва апо­сто­ла Пав­ла, об­ра­щен­ные к его уче­ни­ку апо­сто­лу Ти­мо­фею: «Ста­рай­ся пред­ста­вить се­бя Бо­гу дос­той­ным, де­ла­те­лем не­уко­риз­нен­ным, вер­но пре­по­даю­щим сло­во ис­ти­ны» (2 Тим. 2, 15). Сло­во «де­ла­тель» час­то встре­ча­ет­ся в Еван­ге­лии. Оно не­сет в се­бе боль­шую смы­сло­вую на­груз­ку, обо­зна­чая и труд, и под­виж­ни­че­ст­во, и из­бран­ни­че­ст­во: «Жат­вы мно­го, а де­ла­те­лей ма­ло» (Мф. 9, 37). С бла­го­го­ве­ни­ем, стра­хом Бо­жи­им и сы­нов­ним по­слу­ша­ни­ем не­ся под­виг пас­тыр­ст­ва и ар­хи­пас­тыр­ст­ва, ми­тро­по­лит Вла­ди­мир, по­доб­но про­ро­ку Мои­сею, «при­об­рел бла­го­во­ле­ние в очах» Гос­по­да (Исх. 33, 12), что­бы «пас­ти на­род Свой... и на­сле­дие Свое» (Пс. 77, 71).

Вла­ды­ка все­гда пом­нил, что он плоть от пло­ти и кровь от кро­ви ук­ра­ин­ско­го на­ро­да — на­ро­да бла­го­чес­ти­во­го, бо­го­лю­би­во­го, на­де­лен­но­го от Бо­га осо­бы­ми да­ра­ми: тру­до­лю­би­ем, тер­пе­ни­ем, пре­дан­но­стью Пра­во­слав­ной оте­че­ской ве­ре, ду­шев­ной кра­со­той и по­этич­но­стью.

За лю­бовь к сво­ей ро­ди­не и на­цио­наль­ным тра­ди­ци­ям ар­хи­пас­ты­рю не раз при­хо­ди­лось тер­петь на­пад­ки от со­вет­ской ин­тер­на­цио­наль­ной вла­сти. «Уп­ря­мый хо­хол», — на­зы­ва­ли Вла­ди­ми­ра Са­бо­да­на чи­нов­ни­ки Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий, так как он во­пре­ки на­цио­наль­ной по­ли­ти­ке пар­тии, в лич­ном об­ще­нии пред­по­чи­тал поль­зо­вать­ся язы­ком не «об­ще­на­цио­наль­ным», а род­ным — ук­ра­ин­ским.

Се­ми­на­рис­ты уст­раи­ва­ли твор­че­ские ве­че­ра, на ко­то­рых ис­пол­ня­ли ук­ра­ин­ские пес­ни и чи­та­ли ук­ра­ин­ские сти­хи. Та же ат­мо­сфе­ра ца­ри­ла и в ЛДА, где обу­ча­лось мно­го сту­ден­тов из Ук­раи­ны. «Ни­ко­го не удив­лял зву­чав­ший в ау­ди­то­ри­ях ук­ра­ин­ский язык. Ук­ра­ин­ские хлоп­цы соз­да­ли твор­че­ский кру­жок, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли ве­че­ра, по­свя­щен­ные Та­ра­су Шев­чен­ко, Ле­се Ук­ра­ин­ке, Ива­ну Фран­ко. В то вре­мя, ко­гда в со­вет­ских учеб­ных за­ве­де­ни­ях на­зы­ва­ли этих по­этов без­бож­ни­ка­ми и да­же «бор­ца­ми с ре­ли­ги­ей», в сте­нах Ду­хов­ной Ака­де­мии зву­ча­ли их сти­хи, ис­пол­нен­ные ве­ры. Вла­ды­ка Вла­ди­мир рас­ска­зы­вал, что как-то сту­ден­ты про­ве­ли ве­чер, по­свя­щен­ный твор­че­ст­ву Та­ра­са Шев­чен­ко. Празд­ник удал­ся, бы­ло мно­го гос­тей. Ут­ром про­фес­сор-ка­но­нист бла­го­да­рил ор­га­ни­за­то­ров и за­ме­тил: «Не хва­та­ло толь­ко ко­му-то встать и вы­крик­нуть: «Хай жи­ве не­за­леж­на Україна!» .

Бу­ду­чи рек­то­ром, Пре­ос­вя­щен­ный все­гда по­ощ­рял зву­ча­ние род­но­го язы­ка в МДА­иС, где боль­шин­ст­во уча­щих­ся бы­ло ук­ра­ин­ца­ми, раз­ре­шал от­ве­чать на эк­за­ме­нах по-ук­ра­ин­ски, что то­гда бы­ло сме­лым, дерз­ким ша­гом. «Рек­тор ор­га­ни­зо­вы­вал Шев­чен­ков­ские чте­ния, а на Ро­ж­де­ст­во — кон­цер­ты сту­ден­че­ских ду­хов­ных хо­ров: пе­ли щед­рив­ки и ук­ра­ин­ские ко­ляд­ки. И это нра­ви­лось всем. Кро­ме вла­сти. Вско­ре ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­ми­ра пе­ре­во­дят на Рос­тов­скую ка­фед­ру... Рос­тов­ча­не, сре­ди ко­то­рых мно­го пе­ре­се­лен­цев из Ук­раи­ны, уви­де­ли в нем муд­ро­го ду­хов­ни­ка и опыт­но­го на­став­ни­ка. В эти го­ды связь Рос­то­ва с Ук­раи­ной осо­бен­но уси­ли­лась. И не толь­ко по­то­му, что, про­пи­сан­ный в Кие­ве, Вла­ды­ка был гра­ж­да­ни­ном Ук­раи­ны. Пре­ж­де все­го, с ро­ди­ной его свя­зы­ва­ло мно­же­ст­во ду­хов­ных чад, ну­ж­дав­ших­ся в пас­тыр­ском окорм­ле­нии. По­это­му, ко­гда в Ук­раи­не не­до­воль­ст­во ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми зло­упот­реб­ле­ния­ми Фи­ла­ре­та, его нрав­ст­вен­ным об­ли­ком ста­ло по­все­ме­ст­но на­рас­тать, имен­но к вла­ды­ке Вла­ди­ми­ру об­ра­ти­лись ду­хо­вен­ст­во и ми­ря­не...».

 

Церковные Таинства

—    Само по себе имя (как набор звуков или букв) никоим образом не может влиять на судьбу человека. Наша судьба зависит исключительно от того, какую жизнь мы ведем. Также можно вспомнить народную мудрость: "Не имя красит человека, а человек имя".
Подробнее ...

Вопросы и ответы

— День Ангела — это день памяти святого, в честь которого человеку дается имя при Крещении. В этом случае Ангелом называется не Ангел Хранитель человека, который тоже есть у каждого, а одноименный нам святой, который становится нашим покровителем и примером жизни во Христе.
Подробнее ...

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru