Добрый Пастырь. Часть 2

Сре­ди свя­тых, осо­бо по­чи­тае­мых Бла­жен­ней­шим Ми­тро­по­ли­том Вла­ди­ми­ром, — свя­той рав­но­апо­столь­ный князь Вла­ди­мир, кре­сти­тель Ру­си, чье имя да­но ему при по­стри­же­нии, пре­по­доб­ные и бо­го­нос­ные от­цы на­ши Ан­то­ний, Фео­до­сий и все чу­до­твор­цы Кие­во-Пе­чер­ские, свя­ти­тель Фео­до­сий Чер­ни­гов­ский. «Ду­хов­ная си­ла моя, — го­во­рил он при ар­хие­рей­ской хи­ро­то­нии, — в мо­лит­вен­ном пред­ста­тель­ст­ве свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их, свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, осо­бен­но чти­мо­го мною, и пре­по­доб­но­го Сер­гия, при­ни­маю­ще­го ме­ня ны­не под сво­ды сво­ей Свя­той Лав­ры для по­лу­че­ния бла­го­да­ти ар­хие­рей­ст­ва».

Вся жизнь ар­хи­пас­ты­ря про­ник­ну­та осо­бым по­чи­та­ни­ем Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Чис­тая, сы­нов­няя лю­бовь к Бо­жи­ей Ма­те­ри жи­вет в нем с дет­ст­ва, с ма­те­рин­ской мо­лит­вы, осе­няв­шей его пер­вые ша­ги в этом ми­ре. В сло­ве при на­ре­че­нии во епи­ско­па Вла­ды­ка ска­зал: «Упо­вая на по­мощь Бо­жию, я упо­ваю так­же на по­мощь и за­ступ­ни­че­ст­во Ца­ри­цы Не­бес­ной, к мо­лит­вен­но­му пред­ста­тель­ст­ву Ко­то­рой при­бе­гаю и в ны­неш­ний день Ее празд­ни­ка. Она ни­ко­гда не ос­тав­ля­ла ме­ня Сво­им по­кро­вом и за­сту­п­ле­ни­ем. Ве­рю, что и ны­не Она ис­про­сит мне у Сы­на Сво­его по­мо­щи и бла­го­сло­ве­ния. Мысль моя пе­ре­но­сит­ся в тот го­род, где на­хо­дит­ся ве­ли­кая свя­ты­ня юга — ико­на Бо­го­ма­те­ри, име­нуе­мая «Кас­пе­ров­ской»... Под Бо­го­ма­тер­ним по­кро­вом там на­чи­нал я бо­го­слов­ское об­ра­зо­ва­ние и впо­след­ст­вии при­нял свя­щен­ст­во и мо­на­ше­ст­во...»

Зна­ме­на­тель­но, что епи­скоп­ская хи­ро­то­ния Вла­ды­ки со­вер­ши­лась в день празд­ни­ка Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. И в этом за­клю­чен глу­бо­кий ду­хов­ный смысл. Апо­столь­ская сте­зя ка­ж­до­го епи­ско­па, ко­то­ро­му на грудь воз­ла­га­ет­ся свя­щен­ное изо­бра­же­ние Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы — па­на­гия, как бы осе­ня­ет­ся Ее Ма­те­рин­ским бла­го­сло­ве­ни­ем. Пре­чис­тая Де­ва в Сво­ей зем­ной жиз­ни не­сла, как и все апо­сто­лы, под­виг бла­го­ве­ст­во­ва­ния Ис­ти­ны Хри­сто­вой, не­сла тру­ды апо­столь­ст­ва. Жре­би­ем Ее бла­го­вес­тия ста­ла Го­ра Афон — Ее пер­вый удел на зем­ле. Сло­ва­ми: «Же­но! Cе сын Твой», об­ра­щен­ны­ми к Бо­го­ма­те­ри со Кре­ста Ее Сы­ном и Бо­гом и от­но­ся­щи­ми­ся к лю­би­мо­му уче­ни­ку Гос­по­да апо­сто­лу Ио­ан­ну Бо­го­сло­ву, усы­нов­лял­ся Ей весь апо­столь­ский лик. Бо­го­ро­ди­ца пре­бы­ва­ла во гла­ве это­го ли­ка в Си­он­ской гор­ни­це при схо­ж­де­нии с Не­ба ог­ня Пя­ти­де­сят­ни­цы. До кон­ца Сво­ей зем­ной жиз­ни Она осу­ще­ст­в­ля­ла ма­те­рин­ское по­пе­че­ние об апо­сто­лах. Ко­гда «Че­ст­ней­шая Хе­ру­вим и Слав­ней­шая без срав­не­ния Се­ра­фим» го­то­ви­лась пре­ста­вить­ся «от зем­ли к не­бе­си», в про­щаль­ном сло­ве Она ска­за­ла ок­ру­жив­шим Ее одр уче­ни­кам Хри­сто­вым:

Апо­сто­ли, от ко­нец со­во­купль­ше­ся зде,

В Геф­си­ма­ний­стей ве­си по­гре­би­те те­ло Мое...

Рас­став­шись со сво­ей За­ступ­ни­цей и Хо­да­таи­цей, апо­сто­лы мо­лит­вен­но вос­по­ми­на­ли Ее по­сле че­ст­но­го по­гре­бе­ния, вос­по­ми­на­ли со скор­бью, ибо не об­ре­ли по про­ше­ст­вии не­ко­то­ро­го вре­ме­ни Ее Пре­свя­то­го и Пре­чис­то­го те­ла в усы­паль­ни­це. Вдруг их изум­лен­ным и об­ра­до­ван­ным взо­рам Она Са­ма пред­ста­ла в не­бес­ной сла­ве, ис­торг­нув из их сер­дец уми­лен­ные вос­кли­ца­ния: «Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, по­мо­гай нам!»

Бла­жен­ней­ший Ми­тро­по­лит Вла­ди­мир, бы­вая в Свя­той Зем­ле, не­из­мен­но с бла­го­го­ве­ни­ем по­се­ща­ет Геф­си­ман­скую пе­ще­ру в Ие­ру­са­ли­ме, где со­вер­ши­лась тай­на по­гре­бе­ния и воз­не­се­ния на Не­бо Бо­го­ма­те­ри. Мо­лит­ва ар­хи­пас­ты­ря, все то, что ох­ва­ты­ва­ет его ду­шу в этот мо­мент до са­мых глу­бин ес­те­ст­ва, бес­пре­дель­ны в люб­ви к Пре­бла­го­сло­вен­ной За­ступ­ни­це ро­да хри­сти­ан­ско­го, Чьи ми­ло­сти он не­од­но­крат­но ис­пы­тал на сво­ем жиз­нен­ном пу­ти, Чья бла­го­дать все­гда не­зри­мо по­кры­ва­ла его Ма­те­рин­ским омо­фо­ром.

Ка­ж­дый епи­скоп, по­лу­чая при хи­ро­то­нии из свя­ти­тель­ских рук, как из рук Са­мо­го Хри­ста, свя­тую па­на­гию, слов­но слы­шит глас Гос­по­да, об­ра­щен­ный к Пре­чис­той: «Же­но! се сын Твой». Ус­лы­шал сей глас в судь­бо­нос­ный мо­мент сво­ей Пя­ти­де­сят­ни­цы и епи­скоп Вла­ди­мир. Ус­лы­шал, что­бы сло­жить эти сло­ва «в серд­це сво­ем» (Лк. 2, 19), пре­ис­пол­нен­ном не­изъ­яс­ни­мы­ми чув­ст­ва­ми уми­ле­ния, бла­го­дар­но­сти, ти­хо­го свет­ло­го ра­до­ва­ния.

Вла­ды­ка очень чтит празд­ник Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, все­гда про­во­дит его в мо­лит­ве и бо­го­мыс­лии. Од­но­му лишь Бо­гу и Его Пре­чис­той Ма­те­ри ве­до­мы те дви­же­ния серд­ца и те оза­ре­ния, ко­то­рые по­се­ща­ют ар­хи­пас­ты­ря в этот бла­го­сло­вен­ный день. Они не­зри­мы для по­сто­рон­них, как не­зри­ма ду­хов­ная та­ин­ст­вен­ная жизнь его «внут­рен­не­го че­ло­ве­ка» (2 Кор. 4, 16). В один из та­ких дней он слу­жил Бо­же­ст­вен­ную ли­тур­гию в одес­ском хра­ме Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри. Бы­ло это в 2002 г., осо­бом для Вла­ды­ки и всей Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, ко­то­рая мо­лит­вен­но от­ме­ча­ла 10-ле­тие его пред­стоя­тель­ско­го слу­же­ния в Ук­раи­не. На пре­столь­ный празд­ник при­шло мно­го одес­си­тов, пре­крас­но знаю­щих Пер­во­свя­ти­те­ля, пом­ня­щих его слу­же­ние на одес­ской зем­ле, лю­бя­щих его, так что храм не смог вме­стить всех же­лаю­щих. По окон­ча­нии служ­бы при­хо­жа­не длин­ной ве­ре­ни­цей вы­строи­лись в оче­редь — взять бла­го­сло­ве­ние у Бла­жен­ней­ше­го, и ка­ж­дый от­хо­дил с икон­кой Бо­жи­ей Ма­те­ри, по­лу­чен­ной в дар из его рук. Ве­че­ром в этот же день Бла­жен­ней­ший Ми­тро­по­лит Вла­ди­мир по­се­тил одес­ский Свя­то-Ар­хан­ге­ло-Ми­хай­лов­ский жен­ский мо­на­стырь. Встре­ча про­шла очень те­п­ло. По ее окон­ча­нии се­ст­ры еще дол­го на­хо­ди­лись под впе­чат­ле­ни­ем об­ще­ния с Пер­во­свя­ти­те­лем, ко­то­рый ска­зал за­ме­ча­тель­ную про­по­ведь, по­свя­щен­ную Тих­вин­ской ико­не Бо­жи­ей Ма­те­ри.

Вла­ды­ка все­гда ощу­щал не­раз­рыв­ную связь с на­ро­дом Бо­жи­им и при­зы­вал к еди­не­нию с ним сво­их вос­пи­тан­ни­ков. В ре­чи на вы­пус­ке МДА­иС в 1977 г. он го­во­рил бу­ду­щим пас­ты­рям: «Воз­рас­тай­те ду­хов­но в по­зна­нии Гос­по­да на­ше­го Ии­су­са Хри­ста, стре­ми­тесь к стя­жа­нию под­лин­ной цер­ков­но­сти и ис­тин­но­го хри­сти­ан­ско­го лю­бо­муд­рия. От­но­си­тесь с лю­бо­вью к сво­им па­со­мым, не за­бы­вай­те, что но­си­те­лем и блю­сти­те­лем бла­го­чес­тия в Пра­во­сла­вии яв­ля­ет­ся сам на­род. В об­ще­нии с ним ста­рай­тесь впи­тать в се­бя свя­ты­ню на­род­ную» .

Вос­по­ми­на­ния Бла­жен­ней­ше­го, при­ве­ден­ные в кни­ге «Пас­тырь», ис­пол­не­ны свет­лой люб­ви к про­стым ве­рую­щим лю­дям — под­лин­но­му бо­гат­ст­ву Церк­ви.

«Ме­ня все­гда уми­ля­ла чис­тая ве­ра про­стых лю­дей, — пи­шет он. — Жи­ла в Одес­се схи­мо­на­хи­ня Онуф­рия, скон­чав­шая­ся на 103-м го­ду жиз­ни. Пер­вую не­де­лю Ве­ли­ко­го по­ста она по бла­го­сло­ве­нию пра­вя­ще­го ар­хие­рея про­во­ди­ла в Свя­то-Ус­пен­ском одес­ском мо­на­сты­ре. Для всех у нее за­ра­нее бы­ли при­го­тов­ле­ны по­дар­ки: ко­му ва­ре­нье, ко­му мед. Встре­чаю как-то ее во дво­ре и спра­ши­ваю: «Ма­туш­ка Онуф­рия, кто же ос­тал­ся у Вас на хо­зяй­ст­ве?» Ма­туш­ка от­ве­ча­ет: «Свя­ти­тель Ни­ко­лай». Я шу­чу: «Не­у­же­ли свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю боль­ше не­че­го де­лать, как сте­речь твою ха­ту?» Ма­туш­ка спо­кой­но от­ве­ча­ет: «За­кры­ла я ха­ту на за­мок, пе­ре­кре­сти­ла и ска­за­ла: «Свя­ти­те­лю Ни­ко­лае, смот­ри, чтоб все бла­го­по­луч­но бы­ло». По­го­во­ри­ла со свя­ти­те­лем Ни­ко­ла­ем про­сто и сер­деч­но и ве­рит, что бу­дет имен­но так, как она по­про­си­ла у Бо­жия угод­ни­ка.

Вспо­ми­наю, как в се­ми­нар­ские го­ды пу­те­ше­ст­во­вал с па­лом­ни­ка­ми в По­ча­ев­скую лав­ру. Лю­ди со­бра­лись в сель­ском хра­ме, от­слу­жи­ли мо­ле­бен, ис­про­си­ли друг у дру­га про­ще­ния и ра­но ут­ром вы­шли в путь. Те, кто не шел с на­ми, вы­хо­ди­ли к во­ро­там, пе­ре­да­ва­ли скром­ные день­ги на по­ми­но­ве­ние жи­вых и усоп­ших. В до­ро­ге, ко­гда мы ос­та­нав­ли­ва­лись на от­дых, ста­рень­кая мо­на­хи­ня Оль­га про­си­ла ме­ня за­пи­сы­вать име­на для по­ми­но­ве­ния. Пом­ни­ла она всех, кто да­вал день­ги и кто не да­вал. Та­ких имен за до­ро­гу бы­ло за­пи­са­но не­сколь­ко тет­ра­дей. Од­на­ж­ды, ус­тав пи­сать, я ей го­во­рю: «Ма­туш­ка Оль­га, да­вай­те за­пи­шем про­сто: «че­ты­ре се­ла со срод­ни­ка­ми». Кто же эти тет­ра­ди бу­дет чи­тать? Ка­кие свя­щен­ни­ки в По­чае­ве смо­гут это сде­лать?» Ма­туш­ка от­ве­ти­ла: «Дет­ка, глав­ное — за­пи­сать и по­дать в хра­ме, а там, ес­ли свя­щен­ни­ки бу­дут не в си­лах про­чи­тать, за них про­чи­та­ют свя­тые Ан­ге­лы...»

Как-то во вре­мя от­ды­ха по­жи­лая бла­го­чес­ти­вая жен­щи­на си­де­ла и жа­ло­ва­лась на свои но­ги, рас­пух­шие от дол­гой до­ро­ги. По­том дос­та­ла пал­ку и на­ча­ла бить ею по но­гам, при­го­ва­ри­вая: «Ах вы, та­кие не­хо­ро­шие, в мо­ло­до­сти пля­сать не ус­та­ва­ли, а нын­че не хо­ти­те ид­ти к свя­тым мес­там. Пой­де­те, ми­лые, за­став­лю вас» .

Бла­жен­ней­ший вспо­ми­на­ет, как ра­бот­ни­ца Одес­ской ду­хов­ной се­ми­на­рии — по­жи­лая, ин­тел­ли­гент­ная жен­щи­на, ра­бо­тав­шая ко­гда-то на вы­со­кой долж­но­сти ди­рек­то­ра кон­сер­ва­то­рии, а по­том ра­ди ве­ры в Гос­по­да по­ме­няв­шая ее на ра­бо­ту тех­нич­ки при се­ми­на­рии, — пред­ска­за­ла ему, сту­ден­ту, го­то­вив­ше­му­ся к при­ход­ской жиз­ни, мо­на­ше­ское бу­ду­щее. «До­ро­гу мо­на­ху», — ска­за­ла она ему, иду­ще­му по се­ми­нар­ско­му ко­ри­до­ру, не­ма­ло уди­вив сму­тив­ше­го­ся юно­шу.

Еще один эпи­зод из мо­ло­до­сти Бла­жен­ней­ше­го. Вче­раш­ний де­ся­ти­класс­ник В. Са­бо­дан при­ез­жа­ет из се­ла в боль­шой шум­ный го­род, го­то­вясь по­сту­пить в се­ми­на­рию. Но­ги са­ми не­сут его в при­вок­заль­ный храм, ку­по­ла ко­то­ро­го он уви­дел на пер­ро­не. Встав в уг­лу близ ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри, юно­ша весь от­дал­ся мо­лит­ве... Вдруг к не­му по­до­шла жен­щи­на в пла­точ­ке и про­тя­ну­ла ма­лень­кий зо­ло­той ме­даль­он — икон­ку Ка­зан­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри. Ее го­лос до сих пор зву­чит в ду­ше Вла­ды­ки: «Ви­жу, ты че­го-то про­сишь у Бо­га. Бу­дет те­бе... Бо­жия Ма­терь по­мо­жет». Ко­гда юно­ша опом­нил­ся и стал ис­кать жен­щи­ну, что­бы по­бла­го­да­рить за до­б­рые сло­ва, она ис­чез­ла.

Они, эти пре­дан­ные Церк­ви ра­бы Бо­жии, в кре­сть­ян­ских пла­точ­ках за­пол­няв­шие хра­мы в го­ды вой­ны, в тяж­кие го­ды ре­прес­сий, мо­лясь о мужь­ях и сы­новь­ях сво­их, — они бы­ли кос­тя­ком Церк­ви в са­мый труд­ный для нее пе­ри­од. Они яви­лись же­на­ми-ми­ро­но­си­ца­ми во вре­мя «стра­ха иу­дей­ска» (Ин. 19, 38). Как го­во­рил один из ие­рар­хов, имен­но «пла­точ­ки» спас­ли Цер­ковь — сво­им му­же­ст­вом, сво­ей креп­кой, ис­то­вой ве­рой. Ко­гда смерч ате­из­ма опус­то­шал на­ши хра­мы, жен­щи­ны, пре­иму­ще­ст­вен­но по­жи­ло­го воз­рас­та, со­став­ля­ли ос­нов­ной кон­тин­гент при­хо­жан. Сколь­ко кре­ще­ний в эти го­ды бы­ло ими втай­не со­вер­ше­но, сколь­ких вну­ков, под­час во­пре­ки ро­ди­тель­ской во­ле, смог­ли по­кре­стить, а впо­след­ст­вии и при­об­щить к ве­ре их бо­го­моль­ные ба­буш­ки! И там, где без­жа­ло­ст­ная «диа­лек­ти­ка жиз­ни» ста­ви­ла не­пре­одо­ли­мые пре­пят­ст­вия ве­ре, по­бе­ж­да­ла «ир­ра­цио­наль­ная ло­ги­ка» ма­те­рин­ской ве­ры, ма­те­рин­ской люб­ви.

«О си­ле ма­те­рин­ско­го хо­да­тай­ст­ва сви­де­тель­ст­ву­ет мно­же­ст­во при­ме­ров из цер­ков­ной и свет­ской ис­то­рии. Ка­ж­дая зем­ная мать умом и серд­цем бо­лез­ну­ет о сво­их де­тях не толь­ко в си­лу ор­га­ни­че­ско­го един­ст­ва с ни­ми, но и в си­лу то­го, что ей да­ет­ся от Бо­га бла­го­дать мо­лить­ся и за­бо­тить­ся о де­тях сво­их. Ни од­но ма­те­рин­ское воз­ды­ха­ние, ни од­на ма­те­рин­ская сле­за не ос­та­ют­ся на­прас­ны­ми, не уви­ден­ны­ми, не ус­лы­шан­ны­ми Не­бом».

Ду­хов­ной опо­рой, на­став­ни­цей, мо­лит­вен­ни­цей Бла­жен­ней­ше­го Вла­ды­ки бы­ла его ма­ма, ра­ба Бо­жия Фео­до­сия. О си­ле ее ма­те­рин­ской мо­лит­вы сви­де­тель­ст­ву­ет со­бы­тие, свя­зан­ное с мо­на­ше­ским по­стри­гом Вла­ды­ки. Она не зна­ла о по­стри­же­нии, на­хо­дясь да­ле­ко за пре­де­ла­ми се­ми­на­рии — до­ма, в сво­ем се­ле. Но сра­зу по­сле по­стри­га при­сла­ла ему пись­мо, где на­пи­са­ла о пред­чув­ст­вии из­ме­не­ния в его судь­бе. На­ка­ну­не ей при­снил­ся сон: их храм в Мар­ков­цах по­се­ти­ла Са­ма Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца. «По­бе­жа­ла Фео­до­сия к церк­ви, что сто­ит на го­ре, и ни­как не мо­жет дой­ти до нее, но­ги слов­но отя­же­ле­ли. На­ко­нец до­б­ра­лась до Пре­чис­той. Не ви­де­ла Ее ли­ца, скры­то­го под по­кро­вом. Упа­ла Ей в но­ги и спро­си­ла, бу­дет ли ее сын ба­тюш­кой. И ус­лы­ша­ла в от­вет: «Уже ба­тюш­ка, ра­дуй­ся...» . Пре­ста­ви­лась ма­туш­ка Фео­до­сия в 1989 г., на 86-м го­ду жиз­ни. Низ­кий ей по­клон за то, что ро­ди­ла и вы­рас­ти­ла для Церк­ви, для Ук­раи­ны та­ко­го сы­на.

Сво­им хри­сти­ан­ским ста­нов­ле­ни­ем Вла­ды­ка обя­зан ду­хо­нос­ным стар­цам, встре­тить ко­то­рых он удо­сто­ил­ся на жиз­нен­ном пу­ти. Это афон­ские ино­ки, ко­то­рые до ре­во­лю­ции прие­ха­ли в Одес­су и ос­та­лись в ней до­жи­вать свой век. «Мы ста­ра­лись ис­по­ве­до­вать­ся у них, про­сто по­бе­се­до­вать, по­черп­нуть муд­ро­сти. Стар­цы спа­са­ли мно­гих лю­дей во вре­мя го­не­ний на Цер­ковь. Свои­ми мо­лит­ва­ми и ду­хов­ным окорм­ле­ни­ем они по­мо­га­ли ве­рую­щим» . Это ва­ла­ам­ские стар­цы, про­жи­вав­шие в Пско­во-Пе­чор­ском мо­на­сты­ре по­сле за­кры­тия Ва­ла­ам­ской оби­те­ли, — «со­всем сле­пой схи­мо­нах Ни­ко­лай, по­лу­сле­пой схии­е­ро­мо­нах Ми­ха­ил и со­гбен­ный до зем­ли ста­рец схии­гу­мен Лу­ка. Они бы­ли ве­ли­кие мо­лит­вен­ни­ки, об­ла­дав­шие да­ром про­зор­ли­во­сти. В суб­бо­ту на пер­вой не­де­ле Ве­ли­ко­го по­ста мы го­ве­ли... В мо­на­стырь прие­хал ми­тро­по­лит Псков­ский Ио­анн (Ра­зу­мов) и пред­ло­жил ис­по­ве­дать­ся у стар­цев. Мы, сту­ден­ты, с тре­пе­том и бла­го­го­ве­ни­ем пе­ре­сту­пи­ли по­рог ке­льи, где жил сле­пой Ни­ко­лай. Ему бы­ло 89 лет. У не­го бы­ло ан­гель­ское ли­цо без еди­ной мор­щи­ны. В бе­лом под­ряс­ни­ке, сам весь бе­лый, слов­но про­зрач­ный, си­дел ста­рец на кро­ва­ти. Со­тво­рив мо­лит­ву, ми­тро­по­лит за­шел пер­вым, но ста­рец ска­зал ему: «Вла­ды­ка, про­пус­ти­те сна­ча­ла Вла­ды­ку, ко­то­рый за ва­ми сто­ит». И ко­гда я по­до­шел к не­му, сло­жив ру­ки для при­ня­тия бла­го­сло­ве­ния, он ска­зал: «Бу­дешь ар­хие­ре­ем» .

Доб­ро­де­тель­ным и про­све­щен­ным ино­ком был при­сно­па­мят­ный ар­хи­ман­д­рит Али­пий (Во­ро­нов), на­ме­ст­ник Свя­то-Ус­пен­ско­го Пско­во-Пе­чор­ско­го мо­на­сты­ря, пре­крас­ный ху­дож­ник, ис­кус­ст­во­вед, ико­но­пи­сец, ин­тел­ли­гент­ный и муд­рый че­ло­век, стро­гий к се­бе и до­б­рый, снис­хо­ди­тель­ный к дру­гим под­виж­ник. Имен­но та­кой тип ас­ке­зы при­шел­ся по серд­цу бу­ду­ще­му ино­ку Вик­то­ру Са­бо­да­ну.

Впе­чат­ле­ния юно­сти очень силь­ны. Час­то они за­пе­чет­ле­ва­ют­ся в серд­це на всю ос­тав­шую­ся жизнь. Пу­те­вод­ной звез­дой ста­ло для не­го бла­го­сло­ве­ние на мо­на­ше­ст­во, пре­по­дан­ное пре­по­доб­ным Кук­шей († 1964), ду­хов­ным от­цом, ко­то­рый стал его вос­при­ем­ни­ком при по­стри­ге. Ста­рец Кук­ша был ка­но­ни­зи­ро­ван Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в 1994 г. «Уди­ви­тель­ный че­ло­век, бла­го­го­вей­ный мо­нах, он про­шел скорб­ный путь му­че­ни­ка за ве­ру пра­во­слав­ную. Го­ни­мый вла­стя­ми ста­рец пе­ре­хо­дил из мо­на­сты­ря в мо­на­стырь, из при­хо­да в при­ход, об­ре­тя, на­ко­нец, при­ют в не­боль­шой скром­ной ке­лии Одес­ско­го муж­ско­го мо­на­сты­ря. Дол­гие го­ды ми­тро­по­лит Вла­ди­мир не рас­ста­вал­ся с чет­ка­ми, спле­тен­ны­ми пре­по­доб­ным. Эти чет­ки свя­той Кук­ша по­да­рил Вла­ды­ке... Вла­ды­ке Вла­ди­ми­ру до­ве­лось встре­тить на сво­ем жиз­нен­ном пу­ти мно­гих под­виж­ни­ков, ду­хов­но опыт­ных стар­цев и свя­тых лю­дей. Еще под­ро­ст­ком он по­се­тил схи­ар­хи­ман­д­ри­та Чер­ни­гов­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря свя­то­го стар­ца Лав­рен­тия. При пер­вой же встре­че пре­по­доб­ный Лав­рен­тий про­из­нес про­ро­че­ские сло­ва о его бу­ду­щем свя­ти­тель­ском слу­же­нии. По­сле бы­ли и дру­гие встре­чи, во вре­мя ко­то­рых ста­рец мно­го го­во­рил о гря­ду­щих судь­бах Пра­во­слав­ной Церк­ви. Имен­но он еще в 50-х го­дах пред­ска­зы­вал рас­кол в ук­ра­ин­ском Пра­во­сла­вии, ко­то­рый про­изо­шел спус­тя 40 лет, в на­ча­ле 90-х го­дов. По­сча­ст­ли­ви­лось В. Са­бо­да­ну слы­шать и муд­рое сло­во свя­ти­те­ля Лу­ки Вой­но-Ясе­нец­ко­го. Три­ж­ды встре­чал­ся он с ним в Одес­се, бу­ду­чи еще се­ми­на­рис­том» .

Свя­ти­тель-под­виж­ник, зна­ме­ни­тый хи­рург, уче­ный с ми­ро­вым име­нем, му­же­ст­вен­ный ис­по­вед­ник, стой­кий хра­ни­тель ве­ры Хри­сто­вой и в то же вре­мя по­том­ст­вен­ный ин­тел­ли­гент, че­ло­век вы­со­чай­шей внут­рен­ней куль­ту­ры — та­ким юно­ша за­пом­нил Сим­фе­ро­поль­ско­го ар­хи­епи­ско­па Лу­ку. Он яв­лял со­бой иде­ал ар­хи­пас­ты­ря, и бу­ду­щий Вла­ды­ка глу­бо­ко за­пе­чат­лел в сво­ей ду­ше его бла­го­род­ный, свет­лый об­лик.

Ре­шаю­щую роль в жиз­ни Бла­жен­ней­ше­го Ми­тро­по­ли­та Вла­ди­ми­ра сыг­рал ми­тро­по­лит Одес­ский и Хер­сон­ский Бо­рис (Вик). От его свя­ти­тель­ских рук Вла­ды­ка удо­сто­ил­ся по­лу­чить бла­го­дать диа­кон­ст­ва и свя­щен­ст­ва, при­нять мо­на­ше­ский по­стриг. Бла­жен­ней­ший вспо­ми­на­ет: «Он был са­мо­род­ком, с изу­ми­тель­ным го­ло­сом, слу­жил не­под­ра­жае­мо. У не­го бы­ла за­по­ми­наю­щая­ся внеш­ность — рос­лый, длин­ные бо­ро­да и во­ло­сы, не­обык­но­вен­но до­б­рые гла­за. Вла­ды­ка Бо­рис был очень до­б­рым че­ло­ве­ком, с чув­ст­ви­тель­ным серд­цем. Он по­мо­гал всем вос­пи­тан­ни­кам се­ми­на­рии, за­бо­тил­ся о мо­на­хах, ко­то­рых из­го­ня­ли из за­кры­ваю­щих­ся мо­на­сты­рей. Ко­гда за­кры­ли Одес­ский жен­ский мо­на­стырь, он от­дал ма­туш­кам все свои сбе­ре­же­ния, что­бы они мог­ли при­об­ре­сти се­бе хоть ка­кое-то жи­лье. Ми­тро­по­лит Бо­рис очень лю­бил бо­го­слу­же­ние. Все­гда был в хра­ме... Го­ды ипо­диа­кон­ст­ва, про­ве­ден­ные у ми­тро­по­ли­та Бо­ри­са, — са­мые сча­ст­ли­вые в мо­ей жиз­ни» .

Рас­ска­зы­вая о сво­их на­став­ни­ках, Бла­жен­ней­ший при­во­дит име­на вы­даю­щих­ся ие­рар­хов Церк­ви, ка­ж­дый из ко­то­рых яв­ля­ет­ся яр­кой звез­дой на не­бо­сво­де цер­ков­ном, «как, на­при­мер, Су­рож­ский ми­тро­по­лит Ан­то­ний (Блум), жив­ший в Лон­до­не. Он глу­бок чув­ст­ва­ми, умом и ве­рой. Из­вест­ный в ми­ре че­ло­век, бо­го­слов, ду­хов­ный на­став­ник. Счи­таю, что, об­ща­ясь с ним мно­го лет, я взял что-то для се­бя, для сво­его ста­нов­ле­ния. Не мо­гу не вспом­нить с бла­го­дар­но­стью еще двух свя­ти­те­лей, ко­то­рые ос­та­ви­ли в мо­ей жиз­ни ог­ром­ный след. Это ми­тро­по­лит Ни­ко­дим (Ро­тов) и ми­тро­по­лит Ан­то­ний (Мель­ни­ков). Ми­тро­по­лит Ни­ко­дим скон­чал­ся в 1978 г., не до­жив до 50 лет. Он был уни­каль­ным че­ло­ве­ком. Бог его щед­ро на­де­лил все­ми да­ра­ми. Это был глу­бо­ко ве­рую­щий че­ло­век, с ог­ром­ной пре­дан­но­стью Пра­во­слав­ной Церк­ви. Он фак­ти­че­ски «про­ру­бил ок­но в Ев­ро­пу» для РПЦ, что бы­ло чрез­вы­чай­но важ­но в те су­ро­вые го­ды для ее вы­жи­ва­ния. У не­го бы­ла ко­лос­саль­ная па­мять. Од­на­ж­ды мы в Одес­ском Свя­то-Ус­пен­ском мо­на­сты­ре про­де­ла­ли та­кой опыт: взя­ли цер­ков­ный ка­лен­дарь, и ми­тро­по­лит Ни­ко­дим по па­мя­ти на­зы­вал всех свя­тых к лю­бо­му ка­лен­дар­но­му чис­лу. Та­кие лю­ди не го­рят, а пла­ме­не­ют и бы­ст­ро, к со­жа­ле­нию, ухо­дят.

Вла­ды­ка Ан­то­ний в 60-е го­ды при­был в Одес­су как на­ме­ст­ник Ус­пен­ско­го мо­на­сты­ря и рек­тор Ду­хов­ной Се­ми­на­рии. Я с ним под­ру­жил­ся сра­зу, и до са­мой его смер­ти мы ос­та­ва­лись брать­я­ми и друзь­я­ми. Пре­дан­ный Церк­ви че­ло­век, го­ря­чий мо­лит­вен­ник, он то­же от­ли­чал­ся ог­ром­ным умом и вы­со­кой куль­ту­рой. Не бы­ло на­уч­ной об­лас­ти, в ко­то­рой он не имел бы по­зна­ний. Он имел дар мо­лит­вы и при­об­щал к ней дру­гих» .

Под­лин­ным от­цом был для Пре­ос­вя­щен­но­го Вла­ди­ми­ра Пат­ри­арх Пи­мен (Из­ве­ков), ве­ли­кий мо­лит­вен­ник и муд­рый свя­ти­тель. Сми­ре­ние в нем со­че­та­лось с вла­стью, при­род­ный ум — с мо­на­ше­ской про­сто­той, ес­те­ст­вен­ность ма­нер — с по­сто­ян­ным са­мо­кон­тро­лем. Это был пат­ри­арх-ав­ва, Бо­жий из­бран­ник, очень мно­гое сде­лав­ший для Пра­во­сла­вия.

Свя­той апо­стол Па­вел пи­сал: «По­ми­най­те на­став­ни­ков ва­ших, ко­то­рые про­по­ве­до­ва­ли вам сло­во Бо­жие, и, взи­рая на кон­чи­ну их жиз­ни, под­ра­жай­те ве­ре их» (Евр. 13, 7). Ха­рак­тер вла­ды­ки Вла­ди­ми­ра, его воз­зре­ния, внут­рен­ний об­лик сфор­ми­ро­ва­лись под влия­ни­ем лю­дей Церк­ви, встре­тив­ших­ся ему на жиз­нен­ном пу­ти, — от про­стой кре­сть­ян­ки, сель­ско­го ба­тюш­ки, стар­ца-ино­ка в убо­гой ке­лье до пат­ри­ар­ха. Он бе­реж­но со­би­рал кру­пи­цы их ду­хов­но­го опы­та, учил­ся у них хри­сти­ан­ской жиз­ни, вос­пи­ты­вал в се­бе под их влия­ни­ем нрав­ст­вен­ные доб­ро­де­те­ли. Это бес­цен­ное на­сле­дие, вос­при­ня­тое им от луч­ших пред­ста­ви­те­лей на­ро­да Бо­жия, ко­то­рый не­да­ром на­зы­ва­ют на­ро­дом-бо­го­нос­цем, он не­ус­тан­но стре­мил­ся пе­ре­да­вать па­со­мым, а наи­па­че — бу­ду­щим пас­ты­рям Церк­ви Хри­сто­вой.

«Пас­тырь по вы­со­те нрав­ст­вен­ной жиз­ни, — пи­сал в од­ном из сво­их тру­дов Вла­ды­ка, — при­зван быть по­доб­ным Хри­сту, Ко­то­рый во всем был по­до­бен нам, кро­ме гре­ха (Евр. 4, 15). Как в ли­це Ии­су­са Хри­ста че­ло­ве­че­ст­во уви­де­ло прак­ти­че­ское осу­ще­ст­в­ле­ние тех нрав­ст­вен­ных идеа­лов, ко­то­рые за­ло­же­ны в ду­хов­ной при­ро­де че­ло­ве­ка, так и в ли­це пас­ты­рей Церк­ви лю­ди жа­ж­дут уви­деть но­вое под­твер­жде­ние воз­мож­но­сти осу­ще­ст­в­ле­ния вы­со­ких эти­че­ских идеа­лов. Дос­ти­же­ние пас­ты­рем воз­мож­но­го ду­хов­но­го со­вер­шен­ст­ва ут­вер­жда­ет па­ст­ву в ис­тин­но­сти про­по­ве­дуе­мо­го им Еван­гель­ско­го пу­ти. Ду­хов­ная жизнь, при­бли­жаю­щая пас­ты­ря к Бо­гу, да­ет ему опыт­ное ду­хов­ное по­зна­ние Бо­га и от­кры­ва­ет ему ис­ти­ну о Бо­ге, на­хо­дя­щую­ся в сво­ей ре­аль­ной он­то­ло­ги­че­ской под­лин­но­сти вы­ше вся­ко­го со­мне­ния. Убе­ж­ден­ность в Бо­же­ст­вен­ной ис­ти­не как ре­зуль­тат эм­пи­ри­че­ско­го Бо­го­по­зна­ния яв­ля­ет­ся ос­но­вой дей­ст­вен­но­сти пас­тыр­ской про­по­ве­ди, де­лаю­щей ее сло­вом оче­вид­ца» .

В ре­чи, об­ра­щен­ной к вы­пу­ск­ни­кам МДА­иС в 1974 г., он го­во­рил: «Пом­ни­те, что нуж­но не толь­ко знать о важ­но­сти доб­ро­де­те­лей, но и рас­тво­рять ими жизнь и по­ступ­ки свои. Лич­ный при­мер в дея­тель­но­сти пас­ты­ря име­ет ре­шаю­щее зна­че­ние. Без доб­ро­де­тель­ной жиз­ни свя­щен­ни­ку не быть на­стоя­щим пас­ты­рем. Лю­би­те мир и прав­ду, чис­то­ту ду­хов­ную и те­лес­ную, пом­ни­те, что по­сред­ст­вом ва­ших дел бу­дет сла­вить­ся или ху­лить­ся имя Бо­жие, со­зи­дать­ся или раз­ру­шать­ся ав­то­ри­тет Церк­ви. Де­ла­ми сви­де­тель­ст­вуй­те о сво­их убе­ж­де­ни­ях, де­ла­ми слу­жи­те Церк­ви и на­ро­ду. Пусть ни­кто ни­ко­гда не уко­рит вас за ва­ши де­ла и ва­шу жизнь, что­бы слу­же­ние ва­ше не ума­ли­лось и сло­во ва­шей про­по­ве­ди не уни­зи­лось. Будь­те дос­той­ны­ми де­ла­те­ля­ми Хри­сто­вы­ми!»

Вла­ды­ка Вла­ди­мир в сво­ей пас­тыр­ской жиз­ни все­гда пом­нил сло­ва апо­сто­ла Пав­ла, об­ра­щен­ные к его уче­ни­ку апо­сто­лу Ти­мо­фею: «Ста­рай­ся пред­ста­вить се­бя Бо­гу дос­той­ным, де­ла­те­лем не­уко­риз­нен­ным, вер­но пре­по­даю­щим сло­во ис­ти­ны» (2 Тим. 2, 15). Сло­во «де­ла­тель» час­то встре­ча­ет­ся в Еван­ге­лии. Оно не­сет в се­бе боль­шую смы­сло­вую на­груз­ку, обо­зна­чая и труд, и под­виж­ни­че­ст­во, и из­бран­ни­че­ст­во: «Жат­вы мно­го, а де­ла­те­лей ма­ло» (Мф. 9, 37). С бла­го­го­ве­ни­ем, стра­хом Бо­жи­им и сы­нов­ним по­слу­ша­ни­ем не­ся под­виг пас­тыр­ст­ва и ар­хи­пас­тыр­ст­ва, ми­тро­по­лит Вла­ди­мир, по­доб­но про­ро­ку Мои­сею, «при­об­рел бла­го­во­ле­ние в очах» Гос­по­да (Исх. 33, 12), что­бы «пас­ти на­род Свой... и на­сле­дие Свое» (Пс. 77, 71).

Вла­ды­ка все­гда пом­нил, что он плоть от пло­ти и кровь от кро­ви ук­ра­ин­ско­го на­ро­да — на­ро­да бла­го­чес­ти­во­го, бо­го­лю­би­во­го, на­де­лен­но­го от Бо­га осо­бы­ми да­ра­ми: тру­до­лю­би­ем, тер­пе­ни­ем, пре­дан­но­стью Пра­во­слав­ной оте­че­ской ве­ре, ду­шев­ной кра­со­той и по­этич­но­стью.

За лю­бовь к сво­ей ро­ди­не и на­цио­наль­ным тра­ди­ци­ям ар­хи­пас­ты­рю не раз при­хо­ди­лось тер­петь на­пад­ки от со­вет­ской ин­тер­на­цио­наль­ной вла­сти. «Уп­ря­мый хо­хол», — на­зы­ва­ли Вла­ди­ми­ра Са­бо­да­на чи­нов­ни­ки Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий, так как он во­пре­ки на­цио­наль­ной по­ли­ти­ке пар­тии, в лич­ном об­ще­нии пред­по­чи­тал поль­зо­вать­ся язы­ком не «об­ще­на­цио­наль­ным», а род­ным — ук­ра­ин­ским.

Се­ми­на­рис­ты уст­раи­ва­ли твор­че­ские ве­че­ра, на ко­то­рых ис­пол­ня­ли ук­ра­ин­ские пес­ни и чи­та­ли ук­ра­ин­ские сти­хи. Та же ат­мо­сфе­ра ца­ри­ла и в ЛДА, где обу­ча­лось мно­го сту­ден­тов из Ук­раи­ны. «Ни­ко­го не удив­лял зву­чав­ший в ау­ди­то­ри­ях ук­ра­ин­ский язык. Ук­ра­ин­ские хлоп­цы соз­да­ли твор­че­ский кру­жок, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли ве­че­ра, по­свя­щен­ные Та­ра­су Шев­чен­ко, Ле­се Ук­ра­ин­ке, Ива­ну Фран­ко. В то вре­мя, ко­гда в со­вет­ских учеб­ных за­ве­де­ни­ях на­зы­ва­ли этих по­этов без­бож­ни­ка­ми и да­же «бор­ца­ми с ре­ли­ги­ей», в сте­нах Ду­хов­ной Ака­де­мии зву­ча­ли их сти­хи, ис­пол­нен­ные ве­ры. Вла­ды­ка Вла­ди­мир рас­ска­зы­вал, что как-то сту­ден­ты про­ве­ли ве­чер, по­свя­щен­ный твор­че­ст­ву Та­ра­са Шев­чен­ко. Празд­ник удал­ся, бы­ло мно­го гос­тей. Ут­ром про­фес­сор-ка­но­нист бла­го­да­рил ор­га­ни­за­то­ров и за­ме­тил: «Не хва­та­ло толь­ко ко­му-то встать и вы­крик­нуть: «Хай жи­ве не­за­леж­на Україна!» .

Бу­ду­чи рек­то­ром, Пре­ос­вя­щен­ный все­гда по­ощ­рял зву­ча­ние род­но­го язы­ка в МДА­иС, где боль­шин­ст­во уча­щих­ся бы­ло ук­ра­ин­ца­ми, раз­ре­шал от­ве­чать на эк­за­ме­нах по-ук­ра­ин­ски, что то­гда бы­ло сме­лым, дерз­ким ша­гом. «Рек­тор ор­га­ни­зо­вы­вал Шев­чен­ков­ские чте­ния, а на Ро­ж­де­ст­во — кон­цер­ты сту­ден­че­ских ду­хов­ных хо­ров: пе­ли щед­рив­ки и ук­ра­ин­ские ко­ляд­ки. И это нра­ви­лось всем. Кро­ме вла­сти. Вско­ре ар­хи­епи­ско­па Вла­ди­ми­ра пе­ре­во­дят на Рос­тов­скую ка­фед­ру... Рос­тов­ча­не, сре­ди ко­то­рых мно­го пе­ре­се­лен­цев из Ук­раи­ны, уви­де­ли в нем муд­ро­го ду­хов­ни­ка и опыт­но­го на­став­ни­ка. В эти го­ды связь Рос­то­ва с Ук­раи­ной осо­бен­но уси­ли­лась. И не толь­ко по­то­му, что, про­пи­сан­ный в Кие­ве, Вла­ды­ка был гра­ж­да­ни­ном Ук­раи­ны. Пре­ж­де все­го, с ро­ди­ной его свя­зы­ва­ло мно­же­ст­во ду­хов­ных чад, ну­ж­дав­ших­ся в пас­тыр­ском окорм­ле­нии. По­это­му, ко­гда в Ук­раи­не не­до­воль­ст­во ад­ми­ни­ст­ра­тив­ны­ми зло­упот­реб­ле­ния­ми Фи­ла­ре­та, его нрав­ст­вен­ным об­ли­ком ста­ло по­все­ме­ст­но на­рас­тать, имен­но к вла­ды­ке Вла­ди­ми­ру об­ра­ти­лись ду­хо­вен­ст­во и ми­ря­не...».

 

Церковные Таинства

—    В соответствии с чином Таинства Крещения, составленного еще в первые века христианства, для крещения ребенка приглашали лишь одного крестного. Для младенцев мужского пола это был мужчина, для девочки — женщина.
Подробнее ...

Вопросы и ответы

— Следует отметить, что духовное церковное пение полезно для души православного христианина, его можно и нужно слушать. Но и в этом необходима рассудительность — слушать в надлежащей обстановке, чтобы имя Господне, Который прославляется в этом пении, не подвергалось нареканию или осуждению.
Подробнее ...

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru