Воз­ро­ж­де­ние уни­ат­ст­ва и идеи ав­то­ке­фа­лии

В кон­це 80-х го­дов в Со­вет­ском Сою­зе сло­жи­лись клас­си­че­ские ус­ло­вия для из­ме­не­ния его со­ци­аль­но­го строя: «вер­хи уже не мог­ли, а ни­зы — не хо­те­ли» жить в го­су­дар­ст­ве, в ко­то­ром фор­мой прав­ле­ния бы­ла дик­та­ту­ра, ос­но­ван­ная на стра­хе. Ру­ко­во­дство стра­ны по­пы­та­лось спа­сти раз­ва­ли­ваю­щий­ся СССР с по­мо­щью уме­рен­ной де­мо­кра­ти­за­ции об­ще­ст­ва — «пе­ре­строй­ки». Од­на­ко ко­лосс на гли­ня­ных но­гах был рас­ша­тан и об­ре­чен на па­де­ние.

На­чав­шие­ся в со­ци­аль­ной сфе­ре эко­но­ми­че­ские не­уря­ди­цы и по­ли­ти­че­ское бро­же­ние не мог­ли не от­ра­зить­ся на цер­ков­ной жиз­ни. Кон­сти­ту­ци­он­ное от­де­ле­ние Церк­ви от го­су­дар­ст­ва не оз­на­ча­ет ее от­де­ле­ния от об­ще­ст­ва и по­ли­ти­че­ской жиз­ни. От­де­лить ре­ли­гию от об­ще­ст­ва, а со­от­вет­ст­вен­но, от по­ли­ти­ки во­об­ще, не­воз­мож­но. Ве­рую­щие как гра­ж­да­не ор­га­ни­че­ски вклю­ча­ют­ся в об­ще­ст­вен­ные про­цес­сы, ощу­ща­ют на се­бе их влия­ние, не­за­ви­си­мо от то­го, уча­ст­ву­ют они или нет в дея­тель­но­сти ре­ли­ги­оз­ных ор­га­ни­за­ций. Во все вре­ме­на про­ис­хо­дя­щее в об­ще­ст­ве в той или иной сте­пе­ни от­ра­жа­лось и на ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни. Ук­раи­на в этом от­но­ше­нии не ста­ла ис­клю­че­ни­ем.

С 1988 г. за­пад­ный ре­ги­он Ук­раи­ны — Га­ли­ция — пе­ре­жи­вал всплеск на­цио­на­ли­сти­че­ских на­строе­ний, ко­то­рый по­влек за со­бой ряд бо­лез­нен­ных и тре­вож­ных со­бы­тий в цер­ков­ной жиз­ни. Ак­ти­ви­зи­ро­вав­ший­ся по­ли­ти­че­ский про­цесс был пе­ре­не­сен на цер­ков­ную поч­ву: в ро­ли ре­ли­ги­оз­ной оп­по­зи­ции вы­сту­пи­ло уни­ат­ст­во, су­ще­ст­во­вав­шее до это­го в под­по­лье. Во­круг не­го ста­ли объ­е­ди­нять­ся лю­ди, не­до­воль­ные су­ще­ст­вую­щи­ми по­ряд­ка­ми: от быв­ших чле­нов ОУН (Ор­га­ни­за­ции ук­ра­ин­ских на­цио­на­ли­стов) и УПА (Ук­ра­ин­ской пов­стан­че­ской ар­мии) до раз­но­го ро­да «ро­ман­ти­ков» — «ис­ка­те­лей спра­вед­ли­во­сти», экс­тре­ми­стов, лю­дей, ко­то­рые бы­ли оби­же­ны вла­стью, не смог­ли реа­ли­зо­вать се­бя в об­ще­ст­ве. Ос­нов­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии про­уни­ат­ских на­строе­ний сыг­ра­ли пред­ста­ви­те­ли ин­тел­ли­ген­ции, для ко­то­рых воз­ро­ж­де­ние УГКЦ бы­ло не столь­ко про­яв­ле­ни­ем их ре­ли­ги­оз­ных убе­ж­де­ний, сколь­ко по­во­дом вы­ска­зать свое воз­му­ще­ние по­ли­ти­кой со­вет­ско­го ре­жи­ма как та­ко­во­го.

Униа­ты все боль­ше при­вле­ка­ли к се­бе вни­ма­ние го­ло­дов­ка­ми, от­кры­ты­ми вы­сту­п­ле­ния­ми «ка­та­комб­ных» ие­рар­хов, свя­щен­ни­ков и мо­на­хов, а так­же бла­го­да­ря под­держ­ке та­ких из­вест­ных об­ще­ст­вен­ных и куль­тур­ных дея­те­лей, как Ан­д­рей Са­ха­ров и Сер­гей Аве­рин­цев, вы­сту­пав­ших за раз­ре­ше­ние ре­ги­ст­ра­ции Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской Церк­ви .

Про­во­лоч­ка с ре­ги­ст­ра­ци­ей Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской Церк­ви, ко­то­рая фак­ти­че­ски уже дей­ст­во­ва­ла, инерт­ность ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти в ре­ше­нии во­про­са обес­пе­че­ния ус­ло­вий для нор­маль­но­го функ­цио­ни­ро­ва­ния всех ре­ли­ги­оз­ных объ­е­ди­не­ний, от­сут­ст­вие за­ко­но­да­тель­ст­ва о куль­тах (ста­рое за­ко­но­да­тель­ст­во уже не дей­ст­во­ва­ло, а но­вое еще не бы­ло при­ня­то) при­ве­ли к то­му, что гре­ко-ка­то­ли­ки на­ча­ли са­ми во­зоб­нов­лять свои струк­ту­ры, в том чис­ле и с по­мо­щью са­мо­чин­ных за­хва­тов хра­мов. 29 ок­тяб­ря 1989 г. они за­хва­ти­ли Пре­об­ра­жен­ский со­бор во Льво­ве. Этот акт имел сим­во­ли­че­ское зна­че­ние. Здесь слу­жил на­стоя­те­лем и при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну ини­циа­тор раз­ры­ва унии с Ри­мом про­то­прес­ви­тер Гав­ри­ил Кос­тель­ник. Так на­чал­ся про­цесс вы­тес­не­ния пра­во­слав­ных из мно­гих дей­ст­вую­щих хра­мов. Ос­нов­ную роль в этом сыг­ра­ли ак­ти­ви­сты крае­вых ор­га­ни­за­ций Ру­ха, «Ме­мо­риа­ла», УРП, СНУМа.

К это­му вре­ме­ни из под­по­лья уже вы­шли со­хра­нив­шие­ся в Га­ли­ции не­ле­галь­ные уни­ат­ские об­щи­ны, поя­ви­лись уни­ат­ские свя­щен­ни­ки и епи­ско­пы, на­ча­лась ини­ции­ро­ван­ная ме­ст­ны­ми на­цио­на­ли­сти­че­ски­ми си­ла­ми и под­пи­ты­вае­мая из Поль­ши и Ва­ти­ка­на аг­рес­сив­ная кам­па­ния, ос­нов­ной це­лью ко­то­рой был за­хват пра­во­слав­ных хра­мов.

Сто­рон­ни­ки гре­ко-ка­то­ли­циз­ма по­ста­ви­ли пе­ред со­бой за­да­чу вер­нуть все иму­ще­ст­во, при­над­ле­жав­шее им до 1946 г. При этом не учи­ты­ва­лось, что очень мно­гое из пе­ре­дан­но­го пра­во­слав­ным в 1946 г. ко­гда-то бы­ло их соб­ст­вен­но­стью, ко­то­рую у них от­ня­ли си­лой, при­чем не толь­ко в пе­ри­од до 1939 г., но и на про­тя­же­нии всей ис­то­рии унии, на­чи­ная с 1596 го­да.

В ат­мо­сфе­ре на­цио­на­ли­сти­че­ской эй­фо­рии, ца­рив­шей в Га­ли­ции, про­ис­хо­дит уси­лен­ное фор­ми­ро­ва­ние об­раза УГКЦ как «церк­ви-му­че­ни­цы», по­стра­дав­шей от ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма. С по­след­ним униа­ты все ча­ще ста­ли на­ме­рен­но ото­жде­ст­в­лять Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, а в ад­рес пра­во­слав­ных по­все­ме­ст­но по­сы­па­лись об­ви­не­ния в по­соб­ни­че­ст­ве со­вет­ско­му ре­жи­му и ор­га­нам гос­безо­пас­но­сти. Се­бя УГКЦ вся­че­ски пы­та­лась пред­ста­вить на­цио­наль­но-пат­рио­ти­че­ской кон­фес­си­ей, за­яв­ляя тем са­мым о пре­тен­зи­ях на ста­тус до­ми­ни­рую­щей в Ук­раи­не. Ре­ли­ги­оз­ный фак­тор в этом про­цес­се прак­ти­че­ски от­сут­ст­во­вал.

Ме­ст­ные вла­сти в то вре­мя еще со­юз­ной Ук­раи­ны за­ня­ли в сло­жив­шей­ся си­туа­ции ней­траль­ную по­зи­цию. Они не ока­зы­ва­ли про­ти­во­дей­ст­вия ор­га­ни­за­то­рам и уча­ст­ни­кам кам­па­нии по вы­тес­не­нию Пра­во­сла­вия да­же то­гда, ко­гда она осу­ще­ст­в­ля­лась в фор­мах не­при­кры­то­го на­си­лия над ве­рую­щи­ми Пра­во­слав­ной Церк­ви, свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми и ми­ря­на­ми. По­сле вы­бо­ров 1990 г. ме­ст­ные Со­ве­ты со­стоя­ли в ос­нов­ном из лю­дей но­вой по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции, и ре­ше­ния в спор­ных си­туа­ци­ях по­все­ме­ст­но ста­ли при­ни­мать­ся ис­клю­чи­тель­но в поль­зу униа­тов. Пра­во­слав­ные фак­ти­че­ски бы­ли по­став­ле­ны в бес­прав­ное по­ло­же­ние.

Слож­ней­шая си­туа­ция, в ко­то­рой ока­за­лась Пра­во­слав­ная Цер­ковь в Га­ли­ции, вы­зва­ла боль­шое бес­по­кой­ст­во у свя­щен­но­на­ча­лия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Од­на­ко пред­при­ни­мае­мые им ме­ры ока­за­лись, к со­жа­ле­нию, ма­ло­эф­фек­тив­ны­ми. При­чи­ной то­му бы­ли не­пра­виль­ные дей­ст­вия, ско­рее да­же пре­ступ­ное без­дей­ст­вие Ук­ра­ин­ско­го Эк­зар­ха­та, воз­глав­ляе­мо­го ми­тро­по­ли­том Фи­ла­ре­том (Де­ни­сен­ко). Вме­сто не­об­хо­ди­мо­го то­гда кон­ст­рук­тив­но­го диа­ло­га ми­тро­по­лит Фи­ла­рет пред­по­чел поль­зо­вать­ся при­выч­ны­ми для не­го си­ло­вы­ми ме­то­да­ми ста­лин­ских вре­мен.

Пы­та­ясь пре­дот­вра­тить рас­про­стра­не­ние унии, глав­ную став­ку он де­лал на то, что­бы убе­дить ру­ко­во­дство СССР не до­пус­тить ле­га­ли­за­ции уни­ат­ской Церк­ви, по­сколь­ку это, в ко­неч­ном сче­те, при­ве­дет к де­цен­тра­ли­за­ции го­су­дар­ст­ва . Вы­бран­ная им цер­ков­но-по­ли­ти­че­ская ли­ния, с од­ной сто­ро­ны, ском­про­ме­ти­ро­ва­ла де­ло за­щи­ты Пра­во­сла­вия в гла­зах ве­рую­щих га­ли­чан, мно­го по­стра­дав­ших от со­вет­ско­го ре­жи­ма, а с дру­гой — не при­ве­ла к ус­пе­ху. Кремль ос­тал­ся глух к его ар­гу­мен­там. Уже в сен­тяб­ре 1988 г. пред­ста­ви­тель Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий Ю. Смир­нов зая­вил, что униа­ты в Ук­раи­не мо­гут дей­ст­во­вать ле­галь­но, в ию­не 1989 г. он пуб­лич­но по­обе­щал, что по­сле при­ня­тия но­во­го за­ко­на о сво­бо­де со­вес­ти на Ук­раи­не нач­нет­ся ре­ги­ст­ра­ция уни­ат­ских об­щин. За­яв­ле­ния эти де­ла­лись толь­ко для то­го, что­бы со­вет­ская пе­ре­стро­еч­ная по­ли­ти­ка в об­лас­ти ре­ли­гии по­лу­чи­ла одоб­ре­ние со сто­ро­ны влия­тель­ных по­ли­ти­че­ских и об­ще­ст­вен­ных кру­гов За­па­да. В Га­ли­ции же эти за­яв­ле­ния бы­ли вос­при­ня­ты уни­ат­ским ду­хо­вен­ст­вом и «Ко­ми­те­том» во гла­ве с Ива­ном Ге­лем как пря­мое по­ощ­ре­ние про­из­во­ла. Имен­но Ко­ми­тет ор­га­ни­зо­вы­вал то­гда от­кро­вен­но по­гром­ные и раз­бой­ные ак­ции по за­хва­ту пра­во­слав­ных хра­мов.

Пер­во­го де­каб­ря 1989 г. на встре­че М. С. Гор­ба­че­ва с па­пой Ио­ан­ном Пав­лом II в Ва­ти­ка­не был окон­ча­тель­но ре­шен во­прос о ле­га­ли­за­ции УГКЦ. В этот же день пред­се­да­тель Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий Ук­ра­ин­ской ССР сде­лал за­яв­ле­ние о том, что уни­ат­ские при­хо­ды впредь бу­дут ре­ги­ст­ри­ро­вать­ся на тех же ос­но­ва­ни­ях, что и дру­гие ре­ли­ги­оз­ные об­щи­ны.

С осе­ни 1989 г. за­хва­ты пра­во­слав­ных хра­мов при­об­ре­ли ла­ви­но­об­раз­ный ха­рак­тер. По­это­му ос­нов­ной те­мой пе­ре­го­во­ров ме­ж­ду де­ле­га­ция­ми Мо­с­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та и Свя­то­го Пре­сто­ла в ян­ва­ре 1990 г. был по­иск пу­тей пре­дот­вра­ще­ния про­ти­во­прав­ных ак­тов вра­ж­дую­щих сто­рон:

«…чрез­вы­чай­но важ­но из­бе­гать ка­ких бы то ни бы­ло не­за­кон­ных дей­ст­вий, осо­бен­но тех, ко­то­рые со­про­во­ж­да­ют­ся на­си­ли­ем… в ря­де слу­ча­ев при­ход­ские об­щи­ны раз­де­ли­лись, и ка­ж­дая из групп — как пра­во­слав­ная, так и ка­то­ли­че­ская — рав­но пре­тен­ду­ют на ис­клю­чи­тель­ное ис­поль­зо­ва­ние хра­ма; мы при­зы­ва­ем обе час­ти пре­одо­ле­вать вза­им­ные пре­тен­зии на ос­но­ва­нии за­ко­на…» .

30 и 31 ян­ва­ря 1990 г. в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре в Мо­ск­ве со­сто­ял­ся Ар­хие­рей­ский Со­бор. Со­бор от­крыл крат­кой ре­чью Свя­тей­ший Пат­ри­арх Пи­мен:

«Со всей ост­ро­той пе­ред на­ми сто­ит во­прос о взаи­мо­от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми вос­точ­но­го об­ря­да в За­пад­ной Ук­раи­не… Эти го­ре­ст­ные со­бы­тия по­тре­бо­ва­ли их сроч­но­го об­су­ж­де­ния на на­стоя­щем Со­бо­ре епи­ско­пов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви» .

Да­лее за­слу­ша­ны бы­ли док­ла­ды ми­тро­по­ли­та Ки­ев­ско­го Фи­ла­ре­та «О по­ло­же­нии в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в свя­зи с обо­ст­ре­ни­ем меж­на­цио­наль­ных и меж­тер­ри­то­ри­аль­ных от­но­ше­ний в не­ко­то­рых ре­гио­нах на­шей стра­ны» и «О ре­зуль­та­тах пе­ре­го­во­ров ме­ж­ду де­ле­га­ция­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной и Ри­мо-Ка­то­ли­че­ской Церк­вей по нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний пра­во­слав­ных и ка­то­ли­ков вос­точ­но­го об­ря­да в за­пад­ных об­лас­тях Ук­раи­ны».

В оп­ре­де­ле­нии Со­бо­ра, про­ник­ну­том ду­хом хри­сти­ан­ской люб­ви, пред­ла­гал­ся впол­не кон­ст­рук­тив­ный под­ход для мир­но­го раз­ре­ше­ния кон­флик­та, воз­ник­ше­го в За­пад­ной Ук­раи­не в свя­зи с за­хва­том униа­та­ми пра­во­слав­ных хра­мов:

«Ар­хие­рей­ский Со­бор под­твер­жда­ет, что уния, воз­ник­шая 400 лет на­зад как по­пыт­ка со­еди­нить Пра­во­слав­ную и Ка­то­ли­че­скую Церк­ви, не при­ве­ла к же­лае­мой це­ли. На­про­тив, она по­ро­ди­ла но­вое раз­де­ле­ние. Ори­ен­ти­ро­ван­ная на про­зе­ли­тизм, уния слу­жи­ла от­тор­же­нию пра­во­слав­ных от сво­ей Церк­ви, при­чи­няя этим от­тор­же­ни­ем боль и стра­да­ние лю­дям. Хо­ро­шо из­вест­но, что стра­да­ли обе сто­ро­ны — и пра­во­слав­ные, и ка­то­ли­ки вос­точ­но­го об­ря­да... Од­но­вре­мен­но мы ут­вер­жда­ем, что ка­то­ли­ки вос­точ­но­го об­ря­да (униа­ты), как и все ве­рую­щие гра­ж­да­не на­шей стра­ны, долж­ны иметь рав­ные со все­ми пра­ва, вклю­чая пра­во на от­кры­тое и ле­галь­ное ис­по­ве­да­ние сво­ей ве­ры. Бо­го­слов­ское не­при­ятие унии не оз­на­ча­ет не­при­ятие лю­дей или от­сут­ст­вие тер­пи­мо­сти к иным убе­ж­де­ни­ям. На­про­тив, мы счи­та­ем, что ка­то­ли­ки вос­точ­но­го об­ря­да мо­гут и долж­ны вне­сти свой по­ло­жи­тель­ный вклад в раз­ви­тие до­б­рых от­но­ше­ний и в про­дви­же­ние диа­ло­га ме­ж­ду пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми. По­это­му мы при­зы­ва­ем их осоз­нать свою от­вет­ст­вен­ность за на­стоя­щее и бу­ду­щее пра­во­слав­но-ка­то­ли­че­ских от­но­ше­ний, не­мед­лен­но пре­кра­тить ак­ты на­си­лия и за­хва­ты хра­мов, в ко­то­рых мо­лят­ся пра­во­слав­ные. Не бес­чин­ст­во и си­ло­вое дав­ле­ние, а со­труд­ни­че­ст­во в ду­хе взаи­мо­по­ни­ма­ния на ос­но­ве дос­тиг­ну­тых до­го­во­рен­но­стей и в рам­ках за­ко­на мо­жет быть фун­да­мен­том для ре­ше­ния су­ще­ст­вую­щих про­блем... Про­тес­туя про­тив не­за­кон­ных дей­ст­вий ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти во Львов­ской, Ива­но-Фран­ков­ской и Тер­но­поль­ской об­лас­тях и не­эф­фек­тив­но­сти мер об­ла­ст­ных упол­но­мо­чен­ных Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий в их дея­тель­но­сти по обес­пе­че­нию за­кон­но­сти, Со­бор об­ра­ща­ет­ся к пра­ви­тель­ст­вам Сою­за ССР и Ук­ра­ин­ской ССР с на­стоя­тель­ной прось­бой спо­соб­ст­во­вать не­мед­лен­но­му пре­кра­ще­нию ак­тов на­си­лия и без­за­ко­ния со сто­ро­ны уни­ат­ских экс­тре­ми­стов, что­бы су­ще­ст­вую­щие про­бле­мы в от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми вос­точ­но­го об­ря­да в За­пад­ной Ук­раи­не ре­ша­лись на ос­но­ва­нии за­ко­на, с уче­том ин­те­ре­сов и прав сто­рон, без ка­кой-ли­бо дис­кри­ми­на­ции и с ува­же­ни­ем к до­го­во­рен­но­стям, вы­ра­бо­тан­ным в ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров ме­ж­ду Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том и Рим­о-Ка­то­ли­че­ской Цер­ко­вью» .

По­сле Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра на ос­но­ва­нии дос­тиг­ну­той ра­нее до­го­во­рен­но­сти с Рим­о-Ка­то­ли­че­ской Цер­ко­вью на­ча­ты бы­ли че­ты­рех­сто­рон­ние пе­ре­го­во­ры об уре­гу­ли­ро­ва­нии кон­фликт­ной си­туа­ции в Га­ли­ции. В этих пе­ре­го­во­рах уча­ст­во­ва­ли по два пред­ста­ви­те­ля от Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хии, Ук­ра­ин­ско­го Эк­зар­ха­та Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, Ва­ти­ка­на и уни­ат­ской Церк­ви. Пе­ре­го­во­ры про­хо­ди­ли во Льво­ве с 8 по 13 мар­та 1990 г., дос­тиг­ну­та бы­ла до­го­во­рен­ность о том, что пу­тем кон­фи­ден­ци­аль­но­го оп­ро­са на­се­ле­ния в ка­ж­дой ме­ст­но­сти (го­ро­де и се­ле) бу­дет вы­яв­лять­ся со­от­но­ше­ние пра­во­слав­ных и униа­тов. Рас­пре­де­ле­ние хра­мов ме­ж­ду кон­фес­сия­ми бу­дет оп­ре­де­лять­ся по ре­зуль­та­там этих оп­ро­сов. Ре­ли­ги­оз­ное боль­шин­ст­во при на­ли­чии не­сколь­ких хра­мов в го­ро­де или се­ле по­лу­чит боль­ше хра­мов, при на­ли­чии двух хра­мов боль­шин­ст­во по­лу­чит храм боль­ших раз­ме­ров; в слу­чае ес­ли храм один — оно по­лу­чит его, но с обя­за­тель­ст­вом по­мочь об­щи­не мень­шин­ст­ва уст­ро­ить мо­лит­вен­ный дом или вы­стро­ить но­вый храм. Чле­ны ко­мис­сии вы­ез­жа­ли на мес­та для вы­яс­не­ния ре­ли­ги­оз­ной си­туа­ции.

Пе­ре­го­во­ры шли, ка­за­лось бы, ус­пеш­но. Од­на­ко 13 мар­та уни­ат­ский ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир (Стер­нюк) зая­вил, что он не со­гла­сен с дей­ст­вия­ми ко­мис­сии и пре­кра­ща­ет уча­стие в ней. При­чи­ну сво­его вы­хо­да из ко­мис­сии он не объ­яс­нил, но че­рез де­вять дней в га­зе­те «Ленінська мо­лодь» бы­ла опуб­ли­ко­ва­на ста­тья, со­об­щив­шая о том, что уни­ат­ский епи­скоп от­ка­зы­ва­ет­ся вес­ти пе­ре­го­во­ры до тех пор, по­ка Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь не при­зна­ет за уни­ат­ской Цер­ко­вью прав юри­ди­че­ско­го ли­ца. Тре­бо­ва­ние это бы­ло не­ле­по, по­то­му что, во-пер­вых, это де­ло не цер­ков­ной, а го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти: да­вать или не да­вать пра­ва юри­ди­че­ско­го ли­ца, а во-вто­рых, по­то­му, что, как ска­зал то­гда уча­ст­во­вав­ший в пе­ре­го­во­рах пред­се­да­тель ОВЦС ми­тро­по­лит Смо­лен­ский Ки­рилл: «Ка­кое при­зна­ние мож­но тре­бо­вать от нас, ес­ли са­ма Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­ка ли­ше­на пра­ва юри­ди­че­ско­го ли­ца?» . За этим тре­бо­ва­ни­ем при­зна­ния за уни­ат­ской Цер­ко­вью прав юри­ди­че­ско­го ли­ца стоя­ло при­тя­за­ние на пе­ре­да­чу униа­там всех хра­мов, при­над­ле­жав­ших уни­ат­ской Церк­ви в 1939 г., не­за­ви­си­мо от во­ли при­хо­жан. Униа­ты на­стаи­ва­ли на при­зна­нии не­за­кон­но­сти пе­ре­хо­да этих хра­мов в юрис­дик­цию Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хии в 1946 г., пра­во­слав­ная сто­ро­на воз­ра­жа­ла, ссы­ла­ясь на то, что по­сле Бре­ст­ской унии 1596 г. Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской Цер­ко­вью не­за­кон­но за­хва­ты­ва­лись хра­мы, при­над­ле­жав­шие Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Мас­со­вые за­хва­ты пра­во­слав­ных хра­мов, ме­ж­ду тем, про­дол­жа­лись при пол­ной под­держ­ке ме­ст­ных вла­стей. Во Льво­ве, Тер­но­по­ле, Ива­но-Фран­ков­ске к ле­ту 1990 г. униа­та­ми бы­ли за­хва­че­ны поч­ти все хра­мы. Боль­шин­ст­во хра­мов бы­ло за­хва­че­но униа­та­ми и по всей Га­ли­ции. Пра­во­слав­ные, не имея иных по­бу­ж­де­ний к то­му, что­бы ос­та­вать­ся пра­во­слав­ны­ми, кро­ме ре­ли­ги­оз­ных, не мог­ли за­щи­щать свои хра­мы ку­ла­ка­ми и коль­я­ми, с по­мо­щью ко­то­рых от­ни­ма­ли у них церк­ви бан­ды униа­тов, вос­пла­ме­нен­ных по­ли­ти­че­ски­ми се­па­ра­ти­ст­ски­ми стра­стя­ми. К кон­цу 1991 го­да у пра­во­слав­ных бы­ло ото­бра­но 597 при­хо­дов .

Не­со­мнен­но, ка­ж­дый име­ет пра­во на сво­бод­ное ре­ли­ги­оз­ное са­мо­оп­ре­де­ле­ние. На­все­гда горь­ким фак­том ис­то­рии ос­та­нут­ся взаи­мо­от­но­ше­ния Церк­ви и го­су­дар­ст­ва в Со­вет­ском Сою­зе. При то­таль­ном унич­то­же­нии ре­ли­гии как та­ко­вой УГКЦ по­стра­да­ла не боль­ше, чем Пра­во­слав­ная Цер­ковь, а то и в зна­чи­тель­но мень­шей сте­пе­ни. Ее не кос­нул­ся кро­ва­вый тер­рор, ко­то­рый пре­тер­пе­ва­ло Пра­во­сла­вие по­сле Ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та вплоть до Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, в со­став ко­то­рой в по­сле­во­ен­ное вре­мя во­шли гре­ко-ка­то­ли­ки, со­хра­ни­ла, на­сколь­ко это бы­ло воз­мож­но, при­над­ле­жав­шие ей хра­мы и иму­ще­ст­во, сде­ла­ла воз­мож­ной их пол­но­цен­ную цер­ков­ную жизнь, вос­пи­та­ла не­сколь­ко по­ко­ле­ний ду­хо­вен­ст­ва. Чер­ная не­бла­го­дар­ность, ко­то­рой за все это от­пла­ти­ли униа­ты, не име­ет ни­ка­ко­го мо­раль­но­го оп­рав­да­ния. Гре­ко-ка­то­ли­цизм в хо­де де­мо­кра­ти­за­ции мог бы во­зоб­но­вить­ся мир­ным пу­тем, ес­ли бы он был вы­ра­же­ни­ем дей­ст­ви­тель­но ре­ли­ги­оз­ных убе­ж­де­ний, а не сред­ст­вом в ру­ках по­ли­ти­ков, про­яв­ле­ни­ем ам­би­ций от­дель­ных по­ли­ти­че­ских и ре­ли­ги­оз­ных ли­де­ров.

Вто­рой си­лой по­сле унии в меж­цер­ков­ных кон­флик­тах вы­сту­пил ав­то­ке­фа­лизм — дви­же­ние за «воз­ро­ж­де­ние» «Ук­ра­ин­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви». Ав­то­ке­фаль­ное дви­же­ние в Ук­раи­не про­шло ряд ста­дий. Из­вест­но как ми­ни­мум во­семь его ва­ри­ан­тов. За ка­ж­дым из них в раз­ное вре­мя стоя­ли раз­ные со­ци­аль­ные и по­ли­ти­че­ские си­лы, в не­ко­то­рых слу­ча­ях — про­сто чьи-то ам­би­ции. По­это­му ав­то­ке­фаль­ное дви­же­ние не бы­ло и не яв­ля­ет­ся чем-то еди­ным. Как рань­ше, так и те­перь, нет един­ст­ва сре­ди са­мих же при­вер­жен­цев ав­то­ке­фа­лии.

До кон­ца 80-х го­дов сто­рон­ни­ки ав­то­ке­фа­лиз­ма о се­бе не за­яв­ля­ли. Од­на­ко в так на­зы­вае­мый пе­ри­од де­мо­кра­ти­за­ции, глас­но­сти и плю­ра­лиз­ма, на фо­не уси­ле­ния де­цен­тра­ли­зо­ван­ных на­строе­ний, пре­ж­де все­го сре­ди ве­рую­щей ин­тел­ли­ген­ции, все ча­ще ста­ли зву­чать ре­чи о не­об­хо­ди­мо­сти не­за­ви­си­мой Ук­ра­ин­ской Церк­ви. Пре­тен­до­вав­шая на эту роль УГКЦ ос­та­ва­лась все же яв­ле­ни­ем ре­гио­наль­ным.

Воз­ник­но­ве­ние в кон­це 80-х го­дов XX в. Ук­ра­ин­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви по­лу­чи­ло на­зва­ние «ав­то­ке­фаль­но­го рас­ко­ла треть­ей ге­не­ра­ции». Как и «воз­ро­ж­ден­ная» УГКЦ, она яви­лась де­ти­щем пе­ре­ход­но­го пе­рио­да от ис­то­рии СССР к ис­то­рии не­за­ви­си­мой Ук­раи­ны, на­зван­но­го «пе­ре­строй­кой».

Пер­вая из при­чин воз­ник­но­ве­ния ав­то­ке­фаль­но­го дви­же­ния в то вре­мя: ав­то­ке­фа­лия бы­ла нуж­на не­цер­ков­ным си­лам как сред­ст­во для дос­ти­же­ния по­ли­ти­че­ских це­лей . При­шед­шие в по­ли­ти­ку вче­раш­ние дис­си­ден­ты, по ду­ху и вос­пи­та­нию да­ле­кие от Церк­ви, вос­при­ни­мав­шие ве­ру как не­что аб­ст­ракт­ное, очень бы­ст­ро при­ня­ли идею «ав­то­ке­фа­лии», ус­вои­ли ее и сде­ла­ли «зна­ме­нем» ду­хов­но­го воз­ро­ж­де­ния.

Вто­рая до­воль­но вес­кая при­чи­на со­сто­ит в том, что имен­но ак­ти­ви­за­ция униа­тов и свя­зан­ное с ней на­си­лие в от­но­ше­нии пра­во­слав­ных в за­пад­ных ре­гио­нах под­го­то­ви­ла поч­ву для пе­ре­хо­да мно­гих из них в «ав­то­ке­фа­лию» .

На­ря­ду с от­кро­вен­ны­ми на­цио­на­ли­ста­ми-по­ли­ти­ка­на­ми в за­пад­ноу­кра­ин­ских епар­хи­ях бы­ло не­ма­лое чис­ло кли­ри­ков, ко­то­рые, бу­ду­чи ис­крен­ни­ми в сво­ем Пра­во­сла­вии, счи­та­ли, что пре­дос­тав­ле­ние Ук­ра­ин­ско­му Эк­зар­ха­ту Рус­ской Церк­ви ка­но­ни­че­ской ав­то­ке­фа­лии ос­та­но­вит на­сту­п­ле­ние униа­тов и пре­дот­вра­тит рас­кол в Ук­раи­не. В ад­рес Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Пи­ме­на и Пат­ри­ар­ше­го Эк­зар­ха Ук­раи­ны ми­тро­по­ли­та Фи­ла­ре­та по­сту­па­ли мно­го­чис­лен­ные об­ра­ще­ния от кли­ри­ков и ми­рян из за­пад­ноу­кра­ин­ских епар­хий с при­зы­вом да­ро­вать Эк­зар­ха­ту ка­но­ни­че­скую ав­то­ке­фа­лию .

Для обес­пе­че­ния воз­мож­но­сти про­ти­во­сто­ять унии и пре­дот­вра­тить рас­кол в Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 1989 г. ее ста­тус в рам­ках Эк­зар­ха­та был по­вы­шен, то есть рас­ши­ре­на ее са­мо­стоя­тель­ность. Был пред­при­нят ряд мер, спо­соб­ст­во­вав­ших ожив­ле­нию цер­ков­ной жиз­ни. В Кие­ве ста­ла вы­хо­дить га­зе­та «Ук­ра­ин­ский пра­во­слав­ный вест­ник» на ук­ра­ин­ском и рус­ском язы­ках, из­да­ва­лись епар­хи­аль­ные бюл­ле­те­ни в тех епар­хи­ях, где бы­ла в этом не­об­хо­ди­мость. От­кры­ва­лись но­вые хра­мы и мо­на­сты­ри: в пе­ри­од 1990–1991 гг. в Ук­раи­не бы­ло от­кры­то око­ло трех ты­сяч но­вых при­хо­дов.

В це­лом, ме­ра по ав­то­но­ми­за­ции Пра­во­слав­ной Церк­ви в Ук­раи­не при­нес­ла свои до­б­рые пло­ды. Но не­со­мнен­но и то, что ес­ли бы ре­ор­га­ни­за­ция на­ча­лась рань­ше, эта ме­ра бы­ла бы бо­лее эф­фек­тив­ной. К со­жа­ле­нию, при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать, что она ока­за­лась за­по­здав­шей. Рас­коль­ни­ка­ми и униа­та­ми этот шаг Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хии был вос­при­нят не как про­цесс ес­те­ст­вен­но­го по­сту­па­тель­но­го пре­дос­тав­ле­ния Ук­ра­ин­ско­му Пра­во­сла­вию не­за­ви­си­мо­сти, а как вы­ну­ж­ден­ная ус­туп­ка.

Во­прос о не­об­хо­ди­мо­сти из­ме­не­ния ста­ту­са Пра­во­слав­ной Церк­ви на Ук­раи­не ра­нее не­од­но­крат­но под­ни­мал­ся епи­ско­па­том, од­на­ко не на­хо­дил от­кли­ка и тор­мо­зил­ся то­гдаш­ним Пат­ри­ар­шим Эк­зар­хом , ми­тро­по­ли­том Фи­ла­ре­том (Де­ни­сен­ко). В си­лу сво­их убе­ж­де­ний и ме­то­дов управ­ле­ния, эк­зарх был скло­нен ско­рее к си­ло­во­му ре­ше­нию на­зрев­ше­го во­про­са. Он го­во­рил: «Ав­то­ке­фа­лия в 20-х го­дах уже бы­ла. А где она те­перь? Она ис­чез­ла, и эта то­же ис­чез­нет» . Но как она то­гда ис­чез­ла?..

Не­вер­ная по­зи­ция Ки­ев­ско­го ми­тро­по­ли­та и ста­ла при­чи­ной то­го ши­ро­ко­го раз­ма­ха, ко­то­рый при­об­ре­ли уния и рас­кол в за­пад­ных ре­гио­нах уже к ян­ва­рю 1990 го­да.

Д. По­спе­лов­ский пи­шет: «Даль­ней­шие со­бы­тия на Ук­раи­не: рост ко­ли­че­ст­ва при­хо­дов и епар­хий «ав­то­ке­фа­ли­стов», осо­бен­но в наи­бо­лее на­цио­на­ли­сти­че­ских за­пад­ных об­лас­тях Ук­раи­ны, под­держ­ка их Ру­хом в тра­ди­ци­он­но-пра­во­слав­ных рай­онах стра­ны — все это по­ка­за­ло за­по­зда­лость, не­дос­та­точ­ность мер Пат­ри­ар­хии, а, мо­жет быть, в еще боль­шей сте­пе­ни не­до­воль­ст­во зна­чи­тель­ной час­ти ду­хо­вен­ст­ва и ми­рян в Ук­раи­не ми­тро­по­ли­том Ки­ев­ским Фи­ла­ре­том» .

25–27 ок­тяб­ря 1990 г. под пред­се­да­тель­ст­вом Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Алек­сия в ре­зи­ден­ции Пат­ри­ар­ха и Свя­щен­но­го Си­но­да в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре со­сто­ял­ся Ар­хие­рей­ский Со­бор в со­ста­ве 91 ие­рар­ха РПЦ. Ар­хие­рей­ский Со­бор оп­ре­де­лил:

1. Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви пре­дос­тав­ля­ет­ся не­за­ви­си­мость и са­мо­стоя­тель­ность в ее управ­ле­нии.

2. В свя­зи с этим на­име­но­ва­ние «Ук­ра­ин­ский Эк­зар­хат» — уп­разд­ня­ет­ся.

3. Пред­стоя­тель Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви из­би­ра­ет­ся Ук­ра­ин­ским епи­ско­па­том и бла­го­слов­ля­ет­ся Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си.

4. Пред­стоя­тель Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви но­сит ти­тул «Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны».

5. Ми­тро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му и всея Ук­раи­ны, в пре­де­лах Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, ус­воя­ет­ся ти­тул «Бла­жен­ней­ший» .

6. Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны име­ет пра­во но­ше­ния двух па­на­гий и пред­но­ше­ния кре­ста во вре­мя бо­го­слу­же­ния.

7. Си­нод Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви из­би­ра­ет и по­став­ля­ет пра­вя­щих и ви­кар­ных ар­хие­ре­ев, уч­ре­ж­да­ет и уп­разд­ня­ет епар­хии в пре­де­лах Ук­раи­ны.

8. Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны как Пред­стоя­тель Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви яв­ля­ет­ся по­сто­ян­ным чле­ном Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

9. На­стоя­щее Оп­ре­де­ле­ние Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви под­ле­жит ут­вер­жде­нию По­ме­ст­ным Со­бо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви с вне­се­ни­ем со­от­вет­ст­вую­щих из­ме­не­ний в Ус­тав об управ­ле­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви .

28 ок­тяб­ря 1990 г. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий при­был в Ки­ев. Пе­ред на­ча­лом Ли­тур­гии в Со­фий­ском со­бо­ре гла­ва ки­ри­ар­халь­ной Церк­ви Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий ог­ла­сил Оп­ре­де­ле­ние Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра:

«Ар­хие­рей­ский Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, со­сто­яв­ший­ся в Мо­ск­ве, в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре с 25 по 27 ок­тяб­ря 1990 го­да под пред­се­да­тель­ст­вом Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II, рас­смот­рел и все­сто­рон­не об­су­дил об­ра­ще­ние Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви о пре­дос­тав­ле­нии Ей не­за­ви­си­мо­сти и са­мо­стоя­тель­но­сти в управ­ле­нии и оп­ре­де­лил: Пре­дос­та­вить Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви не­за­ви­си­мость и са­мо­стоя­тель­ность в сво­ем управ­ле­нии» .

Так­же он за­чи­тал Бла­го­сло­вен­ную Гра­мо­ту, ко­то­рую пе­ре­дал то­гдаш­не­му ми­тро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му и всея Ру­си Фи­ла­ре­ту. В ней го­во­ри­лось:

«Мы, сми­рен­ный Алек­сий Вто­рой, Бо­жи­ею ми­ло­стию Пат­ри­арх Мо­с­ков­ский и всея Ру­си, куп­но со все­ми Пре­ос­вя­щен­ны­ми ар­хие­рея­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви — Мо­с­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та, со­брав­ши­ми­ся на Ар­хие­рей­ский Со­бор 25–27 ок­тяб­ря 1990 го­да в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре в Бо­го­спа­сае­мом гра­де Мо­ск­ве, ру­ко­во­дству­ясь стрем­ле­ни­ем иметь бла­го­сло­вен­ный мир, бо­го­за­вет­ную лю­бовь Хри­сто­ву и брат­ское еди­не­ние в об­щем де­ла­нии на ни­ве Бо­жи­ей со всей Пол­но­той Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви во вни­ма­ние к же­ла­нию и хо­да­тай­ст­ву ея Пре­ос­вя­щен­ных ар­хи­пас­ты­рей, со­брав­ших­ся 9 ию­ля се­го 1990 го­да в Бо­го­спа­сае­мом гра­де Кие­ве для об­су­ж­де­ния и ре­ше­ния их цер­ков­ной жиз­ни на на­ча­лах не­за­ви­си­мо­сти и са­мо­стоя­тель­но­сти, бла­го­слов­ля­ем че­рез на­стоя­щую Гра­мо­ту на­шу си­лою Все­свя­то­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Ду­ха быть от­ны­не Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви не­за­ви­си­мой и са­мо­стоя­тель­ной в сво­ем управ­ле­нии, а Вам, еди­но­глас­но из­бран­но­му 9 ию­ля 1990 го­да Епи­ско­па­том Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, — Ее Пред­стоя­те­лем. Мы упо­ва­ем, что Ук­ра­ин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь бу­дет управ­лять­ся со­глас­но Бо­же­ст­вен­ным и свя­щен­ным ка­но­нам и унас­ле­до­ван­ным от свя­тых от­цов обы­ча­ям Ка­фо­ли­че­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и оп­ре­де­ле­ни­ям се­го Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра. Мы еди­ным серд­цем и еди­ны­ми ус­та­ми мо­лим Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка Гос­по­да о ни­спос­ла­нии не­бес­ной по­мо­щи и бла­го­сло­ве­ния Свя­той Пра­во­слав­ной Ук­ра­ин­ской Церк­ви.

Ук­ра­ин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, со­еди­нен­ная че­рез на­шу Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь с Еди­ной Свя­той, Со­бор­ной и Апо­столь­ской Цер­ко­вью, без со­бор­но­го ре­ше­ния всей Пра­во­слав­ной Ка­фо­ли­че­ской Пол­но­ты да не из­ме­ня­ет у се­бя ни­че­го, что ка­са­ет­ся дог­ма­тов ве­ры и свя­тых ка­но­нов.

Со­де­тель­ная и Все­дер­жи­тель­ная Жи­во­на­чаль­ная Трои­ца: Отец, Сын и Свя­той Дух да ук­ре­п­ля­ет все­гда Свя­тую Пра­во­слав­ную Ук­ра­ин­скую Цер­ковь, да вен­ча­ет ее сла­вою и чес­тию и да бла­го­слов­ля­ет ее бы­тие на спа­се­ние бла­го­чес­ти­вой Пол­но­ты ея» .

Та­ким об­ра­зом, Ук­ра­ин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­лу­чи­ла фак­ти­че­скую не­за­ви­си­мость, со­хра­няя лишь ка­но­ни­че­ское един­ст­во с Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том, а че­рез не­го — со Все­лен­ским Пра­во­сла­ви­ем. Суть об­ре­тен­ной не­за­ви­си­мо­сти, ее ис­то­ри­че­ские кор­ни и пра­виль­ное по­ни­ма­ние рас­крыл то­гдаш­ний ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны Фи­ла­рет: «Са­мо­стоя­тель­ность и не­за­ви­си­мость УПЦ мы по­ни­ма­ем как воз­вра­ще­ние ко вре­ме­нам Ки­ев­ской Ми­тро­по­лии, вре­ме­нам Пет­ра Мо­ги­лы, ко­гда Ки­ев­ская Ми­тро­по­лия бы­ла от­но­си­тель­но не­за­ви­си­мой, но вхо­ди­ла в со­став Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Пат­ри­ар­ха­та. Те­перь она бу­дет так же са­мо­стоя­тель­ной и не­за­ви­си­мой, но бу­дет под­дер­жи­вать свя­зи с Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том и Все­лен­ским Пра­во­сла­ви­ем. Та­ким об­ра­зом, не­за­ви­си­мость, ко­то­рую мы на­пол­ня­ем та­ким со­дер­жа­ни­ем, со­от­вет­ст­ву­ет той не­за­ви­си­мо­сти, ко­то­рую на­ша Цер­ковь име­ла ко­гда-то» . «Мы воз­вра­ща­ем­ся к то­му со­стоя­нию, в ко­то­ром на­хо­ди­лась Ки­ев­ская Ми­тро­по­лия до вос­со­еди­не­ния с Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том. То­гда ми­тро­по­лит Ки­ев­ский из­би­рал­ся Со­бо­ром епи­ско­пов Ки­ев­ской Ми­тро­по­лии, а ут­вер­ждал­ся, т.е. по­лу­чал Бла­го­сло­вен­ную Гра­мо­ту, сна­ча­ла от Кон­стан­ти­но­поль­ских Пат­ри­ар­хов, а по­сле 1686 го­да от Пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го. Та­ким об­ра­зом, мы — имен­но та Цер­ковь, ко­то­рая бы­ла в ка­зац­кие вре­ме­на, ко­то­рая на­ча­ла свое су­ще­ст­во­ва­ние со вре­мен свя­то­го кня­зя Вла­ди­ми­ра» .

В этом ста­ту­се и пра­вах Ук­ра­ин­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь при­зна­ет се­го­дня Все­лен­ское Пра­во­сла­вие.

* * *

Вско­ре не­за­ви­си­мость об­ре­ла и Ук­раи­на, пре­об­ра­зив­шая­ся из рес­пуб­ли­ки СССР в су­ве­рен­ное го­су­дар­ст­во.

Год, про­шед­ший ме­ж­ду да­ро­ва­ни­ем Ук­ра­ин­ской Церк­ви са­мо­стоя­тель­но­сти и вы­хо­дом Ук­раи­ны из со­ста­ва СССР по­сле ав­гу­стов­ско­го пут­ча 1991 г., был для УПЦ наи­бо­лее пло­до­твор­ным. Не­смот­ря на ан­ти­цер­ков­ную дея­тель­ность гре­ко-ка­то­ли­ков и рас­коль­ни­ков, внут­рен­ний ду­хов­ный по­тен­ци­ал Церк­ви был на­столь­ко ве­лик, что за ко­рот­кое вре­мя ста­ли за­мет­ны ве­со­мые дос­ти­же­ния в са­мых раз­лич­ных сфе­рах дея­тель­но­сти УПЦ. К ра­нее дей­ст­во­вав­шей Одес­ской и от­кры­той в 1989 г. Ки­ев­ской при­ба­ви­лись Во­лын­ская (в Луц­ке) и По­ча­ев­ская (в По­ча­ев­ской Лав­ре) Ду­хов­ные Се­ми­на­рии. Вновь от­кры­лась в 1992 г. по­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва Ки­ев­ская Ду­хов­ная Ака­де­мия. В это вре­мя ак­тив­но воз­ро­ж­да­ет­ся мо­на­ше­ская жизнь в Кие­во-Пе­чер­ской Лав­ре. Бла­го­да­ря под­держ­ке бра­тии По­ча­ев­ской Лав­ры от­кры­ва­ет­ся вновь Кре­ме­нец­кий Бо­го­яв­лен­ский жен­ский мо­на­стырь Тер­но­поль­ской епар­хии. При со­дей­ст­вии Ко­рец­ко­го мо­на­сты­ря по­яв­ля­ют­ся пер­вые на­сель­ни­цы и в раз­ру­шен­ном, прак­ти­че­ски до ос­но­ва­ния, древ­ней­шем Ус­пен­ском Свя­то­гор­ском Зим­нен­ском мо­на­сты­ре на Во­лы­ни. Вновь от­кры­ва­ют­ся слав­ные в ис­то­рии Ук­ра­ин­ско­го Пра­во­сла­вия Тро­иц­кий Ме­жи­рич­ский и Тро­иц­кий Дер­ман­ский мо­на­сты­ри в Ро­вен­ской епар­хии, Пре­об­ра­жен­ский Лу­бен­ский Мгар­ский и Бо­го­ро­ди­це-Ро­ж­де­ст­вен­ский Ко­зель­щан­ский — на Пол­тав­щи­не, Ус­пен­ский Елец­кий — в Чер­ни­го­ве и мно­же­ст­во дру­гих оби­те­лей . В 1989–1991 гг. от­кры­лось око­ло трех ты­сяч при­хо­дов УПЦ, а к ле­ту 1991 го­да их бы­ло уже бо­лее 5 ты­сяч.

22–23 ок­тяб­ря 1990 г. в Кие­ве про­изош­ло зна­чи­тель­ное со­бы­тие: в свя­зи с пре­дос­тав­ле­ни­ем Ук­ра­ин­ской Церк­ви ста­ту­са не­за­ви­си­мой и са­мо­стоя­тель­ной в управ­ле­нии со­сто­ял­ся пер­вый Со­бор Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, со­зван­ный ре­ше­ни­ем Си­но­да УПЦ. На Со­бо­ре при­сут­ст­во­ва­ли пра­вя­щие ар­хие­реи всех два­дца­ти епар­хий рес­пуб­ли­ки, пред­ста­ви­те­ли ду­хов­ных школ, муж­ских и жен­ских мо­на­сты­рей, Кие­во-Пе­чер­ской и По­ча­ев­ской лавр, кли­ри­ки и ми­ря­не. На Со­бо­ре от­ме­ча­лось, что цер­ков­ная жизнь на Ук­раи­не ста­ла бо­лее ожив­лен­ной.

В свя­зи с при­ня­ти­ем 1 ок­тяб­ря 1990 г. но­во­го За­ко­на СССР «О сво­бо­де со­вес­ти и ре­ли­ги­оз­ных ор­га­ни­за­ци­ях» Цер­ковь по­лу­чи­ла ши­ро­кую воз­мож­ность вес­ти про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность, вы­сту­пать в сред­ст­вах мас­со­вой ин­фор­ма­ции,  соз­да­вать вос­крес­ные шко­лы, ак­тив­нее за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­ной  и ми­ро­твор­че­ской дея­тель­но­стью. В свя­зи с этим Со­бор оп­ре­де­лил всем епар­хи­аль­ным ар­хие­ре­ям про­явить осо­бое по­пе­че­ние об от­кры­тии и ус­пеш­ном ве­де­нии вос­крес­ных школ на при­хо­дах, что­бы обес­пе­чить пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия и ка­те­хи­за­цию для де­тей и мо­ло­де­жи .

Глав­ной за­да­чей Пер­во­го цер­ков­но­го Со­бо­ра ста­ло при­ня­тие Ус­та­ва Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Глав­ная цель, ко­то­рую пре­сле­до­вал Со­бор, при­ни­мая но­вый Ус­тав, — пре­кра­тить по­полз­но­ве­ния пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ст­ва и ве­рую­щих к рас­ко­лу и унии, обес­пе­чить не­укос­ни­тель­ное со­блю­де­ние цер­ков­ных ка­но­нов. Со скор­бью Со­бор кон­ста­ти­ро­вал, что Цер­ковь раз­ры­ва­ют на час­ти униа­ты и рас­коль­ни­ки-ав­то­ке­фа­ли­сты во гла­ве с пат­ри­ар­хом-са­мо­зван­цем Мсти­сла­вом (Скрып­ни­ком), ко­то­рые пре­сле­ду­ют не цер­ков­ные це­ли, не о спа­се­нии че­ло­ве­че­ских душ за­бо­тят­ся, а ру­ко­во­дству­ют­ся ис­клю­чи­тель­но по­ли­ти­че­ски­ми мо­ти­ва­ми.

В во­про­се об уча­стии пред­ста­ви­те­лей Ук­ра­ин­ской Церк­ви в По­ме­ст­ных Со­бо­рах ки­ри­ар­халь­ной Церк­ви боль­шин­ст­во вы­ска­за­лось за то, что­бы епи­ско­пы, кли­ри­ки и ми­ря­не уча­ст­во­ва­ли в этих Со­бо­рах.

При­ня­тый Ус­тав да­ет пра­во хра­мам иметь ста­тус юри­ди­че­ско­го ли­ца, что, в свою оче­редь, оз­на­ча­ет пра­во­вую за­щи­щен­ность цер­ков­ной об­щи­ны и соб­ст­вен­но­сти хра­ма, ста­тус Церк­ви как офи­ци­аль­но­го ор­га­на и дру­гие пра­во­вые га­ран­тии .

В оче­ред­ной раз под­ни­мал­ся во­прос о ка­но­ни­че­ском пу­ти вы­хо­да из сло­жив­шей­ся слож­ной цер­ков­ной си­туа­ции. Бы­ло от­ме­че­но, что от­но­ше­ние ве­рую­щих к ав­то­ке­фа­лии (как од­но­му из ва­ри­ан­тов пре­одо­ле­ния рас­ко­ла) ос­та­ет­ся не­од­но­знач­ным. Ес­ли на за­па­де Ук­раи­ны она име­ет мно­го сто­рон­ни­ков, то на вос­то­ке стра­ны ве­рую­щие ка­те­го­ри­че­ски про­тив ав­то­ке­фаль­ной Церк­ви.

На пер­вом Со­бо­ре Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви об­су­ж­да­лись во­про­сы кни­го­пе­ча­та­ния, уве­ли­че­ния ко­ли­че­ст­ва из­да­ний на ук­ра­ин­ском язы­ке, ор­га­ни­за­ции цер­ков­ных биб­лио­тек, улуч­ше­ния ра­бо­ты вос­крес­ных школ, но­вых форм ка­те­хи­за­ции. Об­ще­цер­ков­ная по­зи­ция в от­но­ше­нии язы­ка бо­го­слу­же­ния и цер­ков­ной про­по­ве­ди бы­ла сле­дую­щей: сво­бод­ный вы­бор его пред­став­лен ве­рую­щим лю­дям и ме­ст­но­му ду­хо­вен­ст­ву.

В за­клю­че­ние ра­бо­ты Со­бо­ра Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны Фи­ла­рет от­ме­тил: «Нам не на­до сты­дить­ся свя­зи на­шей Церк­ви с Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хи­ей, не на­до под­чер­ки­вать, что мы к ней не име­ем от­но­ше­ния, — это путь не­вер­ный, не­хри­сти­ан­ский. Мы бу­дем под­дер­жи­вать мо­лит­вен­ные свя­зи с ка­ж­дой По­ме­ст­ной Цер­ко­вью, ведь все еди­ны во Хри­сте — и гре­ки, и ру­мы­ны, и рус­ские, и ук­ра­ин­цы. И ес­ли мы не ли­це­мер­но это про­воз­гла­ша­ем, то да­вай­те это ис­по­ве­до­вать и в сво­их прак­ти­че­ских де­лах» .

Не­об­хо­ди­мо от­ме­тить еще од­но зна­чи­мое со­бы­тие, имев­шее ме­сто в этот пе­ри­од. 12–13 фев­ра­ля 1991 г. в По­ча­ев­ской Лав­ре бы­ла про­ве­де­на Ме­ж­ду­на­род­ная на­уч­но-бо­го­слов­ская кон­фе­рен­ция «Рим­ский ка­то­ли­цизм и Пра­во­слав­ный мир», в ра­бо­те ко­то­рой при­ня­ли уча­стие пра­во­слав­ные бо­го­сло­вы и ис­то­ри­ки мно­гих По­ме­ст­ных Церк­вей. Они вы­ра­зи­ли оза­бо­чен­ность сло­жив­шей­ся на Ук­раи­не си­туа­ци­ей, и в сво­ем об­ра­ще­нии к па­пе Рим­ско­му Ио­ан­ну Пав­лу II от­ме­ти­ли, что «мно­го­крат­но за ты­ся­че­лет­нюю ис­то­рию Ру­си рим­ский ка­то­ли­цизм пы­тал­ся ов­ла­деть серд­цем, во­лей, фи­зи­че­ски­ми и ду­хов­ны­ми си­ла­ми пра­во­слав­ных на­ро­дов. Се­го­дня на Ук­раи­не и в Рос­сии со­вер­ша­ет­ся но­вый этап это­го за­ста­ре­ло­го и му­чи­тель­но­го, пре­ж­де все­го для ка­то­ли­ков, про­цес­са… Как бы ни уве­ря­ли Вас мо­гу­ще­ст­вен­ные ми­ро­вые си­лы, да­ле­кие от хри­сти­ан­ст­ва, а ско­рее из­древ­ле про­ти­во­стоя­щие ему… в том, что пра­во­слав­ные на­ро­ды скло­нят го­ло­вы под мо­гу­ще­ст­во Ва­ше­го сою­за с ни­ми, мы с лю­бо­вью, но твер­до го­во­рим, что это­го ни­ко­гда не бу­дет» .

Ав­то­но­ми­за­ция Ки­ев­ской Ми­тро­по­лии име­ла, не­со­мнен­но, по­ло­жи­тель­ное ис­то­ри­че­ское зна­че­ние. Един­ст­вен­ным ее не­га­тив­ным, но, сла­ва Бо­гу, вре­мен­ным по­след­ст­ви­ем бы­ла аб­со­лю­ти­за­ция вла­сти в УПЦ ее ав­то­ри­тар­но­го Пред­стоя­те­ля — ми­тро­по­ли­та Фи­ла­ре­та.

 

Церковные Таинства

— Традиционно епитимию, то есть духовное послушание после Покаяния для преодоления греха, на человека налагает священник. Он видит, какая именно должна быть епитимия. Если человек духовно зрелый, он получает одно послушание, если начинающий в вере — другое.
Подробнее ...

Вопросы и ответы

— Бессмертной душой Господь наделил лишь человека. Об этом говорит Священное Писание, этому учат святые отцы. Именно человека Бог создал по Своему образу и подобию, наделив нас умом и волей. Грехопадение Адама стало причиной не только изгнания его из Рая, но и, как говорит апостол, причиной того, что "вся тварь совокупно стенает и мучится доныне" (Рим. 8, 22). Все создание ожидает спасения и возвращения в Рай, но личное спасение и жизнь вечная возможны лишь для бессмертной человеческой души.
Подробнее ...

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru