Воз­ро­ж­де­ние уни­ат­ст­ва и идеи ав­то­ке­фа­лии

В кон­це 80-х го­дов в Со­вет­ском Сою­зе сло­жи­лись клас­си­че­ские ус­ло­вия для из­ме­не­ния его со­ци­аль­но­го строя: «вер­хи уже не мог­ли, а ни­зы — не хо­те­ли» жить в го­су­дар­ст­ве, в ко­то­ром фор­мой прав­ле­ния бы­ла дик­та­ту­ра, ос­но­ван­ная на стра­хе. Ру­ко­во­дство стра­ны по­пы­та­лось спа­сти раз­ва­ли­ваю­щий­ся СССР с по­мо­щью уме­рен­ной де­мо­кра­ти­за­ции об­ще­ст­ва — «пе­ре­строй­ки». Од­на­ко ко­лосс на гли­ня­ных но­гах был рас­ша­тан и об­ре­чен на па­де­ние.

На­чав­шие­ся в со­ци­аль­ной сфе­ре эко­но­ми­че­ские не­уря­ди­цы и по­ли­ти­че­ское бро­же­ние не мог­ли не от­ра­зить­ся на цер­ков­ной жиз­ни. Кон­сти­ту­ци­он­ное от­де­ле­ние Церк­ви от го­су­дар­ст­ва не оз­на­ча­ет ее от­де­ле­ния от об­ще­ст­ва и по­ли­ти­че­ской жиз­ни. От­де­лить ре­ли­гию от об­ще­ст­ва, а со­от­вет­ст­вен­но, от по­ли­ти­ки во­об­ще, не­воз­мож­но. Ве­рую­щие как гра­ж­да­не ор­га­ни­че­ски вклю­ча­ют­ся в об­ще­ст­вен­ные про­цес­сы, ощу­ща­ют на се­бе их влия­ние, не­за­ви­си­мо от то­го, уча­ст­ву­ют они или нет в дея­тель­но­сти ре­ли­ги­оз­ных ор­га­ни­за­ций. Во все вре­ме­на про­ис­хо­дя­щее в об­ще­ст­ве в той или иной сте­пе­ни от­ра­жа­лось и на ре­ли­ги­оз­ной жиз­ни. Ук­раи­на в этом от­но­ше­нии не ста­ла ис­клю­че­ни­ем.

С 1988 г. за­пад­ный ре­ги­он Ук­раи­ны — Га­ли­ция — пе­ре­жи­вал всплеск на­цио­на­ли­сти­че­ских на­строе­ний, ко­то­рый по­влек за со­бой ряд бо­лез­нен­ных и тре­вож­ных со­бы­тий в цер­ков­ной жиз­ни. Ак­ти­ви­зи­ро­вав­ший­ся по­ли­ти­че­ский про­цесс был пе­ре­не­сен на цер­ков­ную поч­ву: в ро­ли ре­ли­ги­оз­ной оп­по­зи­ции вы­сту­пи­ло уни­ат­ст­во, су­ще­ст­во­вав­шее до это­го в под­по­лье. Во­круг не­го ста­ли объ­е­ди­нять­ся лю­ди, не­до­воль­ные су­ще­ст­вую­щи­ми по­ряд­ка­ми: от быв­ших чле­нов ОУН (Ор­га­ни­за­ции ук­ра­ин­ских на­цио­на­ли­стов) и УПА (Ук­ра­ин­ской пов­стан­че­ской ар­мии) до раз­но­го ро­да «ро­ман­ти­ков» — «ис­ка­те­лей спра­вед­ли­во­сти», экс­тре­ми­стов, лю­дей, ко­то­рые бы­ли оби­же­ны вла­стью, не смог­ли реа­ли­зо­вать се­бя в об­ще­ст­ве. Ос­нов­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии про­уни­ат­ских на­строе­ний сыг­ра­ли пред­ста­ви­те­ли ин­тел­ли­ген­ции, для ко­то­рых воз­ро­ж­де­ние УГКЦ бы­ло не столь­ко про­яв­ле­ни­ем их ре­ли­ги­оз­ных убе­ж­де­ний, сколь­ко по­во­дом вы­ска­зать свое воз­му­ще­ние по­ли­ти­кой со­вет­ско­го ре­жи­ма как та­ко­во­го.

Униа­ты все боль­ше при­вле­ка­ли к се­бе вни­ма­ние го­ло­дов­ка­ми, от­кры­ты­ми вы­сту­п­ле­ния­ми «ка­та­комб­ных» ие­рар­хов, свя­щен­ни­ков и мо­на­хов, а так­же бла­го­да­ря под­держ­ке та­ких из­вест­ных об­ще­ст­вен­ных и куль­тур­ных дея­те­лей, как Ан­д­рей Са­ха­ров и Сер­гей Аве­рин­цев, вы­сту­пав­ших за раз­ре­ше­ние ре­ги­ст­ра­ции Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской Церк­ви .

Про­во­лоч­ка с ре­ги­ст­ра­ци­ей Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской Церк­ви, ко­то­рая фак­ти­че­ски уже дей­ст­во­ва­ла, инерт­ность ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти в ре­ше­нии во­про­са обес­пе­че­ния ус­ло­вий для нор­маль­но­го функ­цио­ни­ро­ва­ния всех ре­ли­ги­оз­ных объ­е­ди­не­ний, от­сут­ст­вие за­ко­но­да­тель­ст­ва о куль­тах (ста­рое за­ко­но­да­тель­ст­во уже не дей­ст­во­ва­ло, а но­вое еще не бы­ло при­ня­то) при­ве­ли к то­му, что гре­ко-ка­то­ли­ки на­ча­ли са­ми во­зоб­нов­лять свои струк­ту­ры, в том чис­ле и с по­мо­щью са­мо­чин­ных за­хва­тов хра­мов. 29 ок­тяб­ря 1989 г. они за­хва­ти­ли Пре­об­ра­жен­ский со­бор во Льво­ве. Этот акт имел сим­во­ли­че­ское зна­че­ние. Здесь слу­жил на­стоя­те­лем и при­нял му­че­ни­че­скую кон­чи­ну ини­циа­тор раз­ры­ва унии с Ри­мом про­то­прес­ви­тер Гав­ри­ил Кос­тель­ник. Так на­чал­ся про­цесс вы­тес­не­ния пра­во­слав­ных из мно­гих дей­ст­вую­щих хра­мов. Ос­нов­ную роль в этом сыг­ра­ли ак­ти­ви­сты крае­вых ор­га­ни­за­ций Ру­ха, «Ме­мо­риа­ла», УРП, СНУМа.

К это­му вре­ме­ни из под­по­лья уже вы­шли со­хра­нив­шие­ся в Га­ли­ции не­ле­галь­ные уни­ат­ские об­щи­ны, поя­ви­лись уни­ат­ские свя­щен­ни­ки и епи­ско­пы, на­ча­лась ини­ции­ро­ван­ная ме­ст­ны­ми на­цио­на­ли­сти­че­ски­ми си­ла­ми и под­пи­ты­вае­мая из Поль­ши и Ва­ти­ка­на аг­рес­сив­ная кам­па­ния, ос­нов­ной це­лью ко­то­рой был за­хват пра­во­слав­ных хра­мов.

Сто­рон­ни­ки гре­ко-ка­то­ли­циз­ма по­ста­ви­ли пе­ред со­бой за­да­чу вер­нуть все иму­ще­ст­во, при­над­ле­жав­шее им до 1946 г. При этом не учи­ты­ва­лось, что очень мно­гое из пе­ре­дан­но­го пра­во­слав­ным в 1946 г. ко­гда-то бы­ло их соб­ст­вен­но­стью, ко­то­рую у них от­ня­ли си­лой, при­чем не толь­ко в пе­ри­од до 1939 г., но и на про­тя­же­нии всей ис­то­рии унии, на­чи­ная с 1596 го­да.

В ат­мо­сфе­ре на­цио­на­ли­сти­че­ской эй­фо­рии, ца­рив­шей в Га­ли­ции, про­ис­хо­дит уси­лен­ное фор­ми­ро­ва­ние об­раза УГКЦ как «церк­ви-му­че­ни­цы», по­стра­дав­шей от ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма. С по­след­ним униа­ты все ча­ще ста­ли на­ме­рен­но ото­жде­ст­в­лять Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь, а в ад­рес пра­во­слав­ных по­все­ме­ст­но по­сы­па­лись об­ви­не­ния в по­соб­ни­че­ст­ве со­вет­ско­му ре­жи­му и ор­га­нам гос­безо­пас­но­сти. Се­бя УГКЦ вся­че­ски пы­та­лась пред­ста­вить на­цио­наль­но-пат­рио­ти­че­ской кон­фес­си­ей, за­яв­ляя тем са­мым о пре­тен­зи­ях на ста­тус до­ми­ни­рую­щей в Ук­раи­не. Ре­ли­ги­оз­ный фак­тор в этом про­цес­се прак­ти­че­ски от­сут­ст­во­вал.

Ме­ст­ные вла­сти в то вре­мя еще со­юз­ной Ук­раи­ны за­ня­ли в сло­жив­шей­ся си­туа­ции ней­траль­ную по­зи­цию. Они не ока­зы­ва­ли про­ти­во­дей­ст­вия ор­га­ни­за­то­рам и уча­ст­ни­кам кам­па­нии по вы­тес­не­нию Пра­во­сла­вия да­же то­гда, ко­гда она осу­ще­ст­в­ля­лась в фор­мах не­при­кры­то­го на­си­лия над ве­рую­щи­ми Пра­во­слав­ной Церк­ви, свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми и ми­ря­на­ми. По­сле вы­бо­ров 1990 г. ме­ст­ные Со­ве­ты со­стоя­ли в ос­нов­ном из лю­дей но­вой по­ли­ти­че­ской ори­ен­та­ции, и ре­ше­ния в спор­ных си­туа­ци­ях по­все­ме­ст­но ста­ли при­ни­мать­ся ис­клю­чи­тель­но в поль­зу униа­тов. Пра­во­слав­ные фак­ти­че­ски бы­ли по­став­ле­ны в бес­прав­ное по­ло­же­ние.

Слож­ней­шая си­туа­ция, в ко­то­рой ока­за­лась Пра­во­слав­ная Цер­ковь в Га­ли­ции, вы­зва­ла боль­шое бес­по­кой­ст­во у свя­щен­но­на­ча­лия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Од­на­ко пред­при­ни­мае­мые им ме­ры ока­за­лись, к со­жа­ле­нию, ма­ло­эф­фек­тив­ны­ми. При­чи­ной то­му бы­ли не­пра­виль­ные дей­ст­вия, ско­рее да­же пре­ступ­ное без­дей­ст­вие Ук­ра­ин­ско­го Эк­зар­ха­та, воз­глав­ляе­мо­го ми­тро­по­ли­том Фи­ла­ре­том (Де­ни­сен­ко). Вме­сто не­об­хо­ди­мо­го то­гда кон­ст­рук­тив­но­го диа­ло­га ми­тро­по­лит Фи­ла­рет пред­по­чел поль­зо­вать­ся при­выч­ны­ми для не­го си­ло­вы­ми ме­то­да­ми ста­лин­ских вре­мен.

Пы­та­ясь пре­дот­вра­тить рас­про­стра­не­ние унии, глав­ную став­ку он де­лал на то, что­бы убе­дить ру­ко­во­дство СССР не до­пус­тить ле­га­ли­за­ции уни­ат­ской Церк­ви, по­сколь­ку это, в ко­неч­ном сче­те, при­ве­дет к де­цен­тра­ли­за­ции го­су­дар­ст­ва . Вы­бран­ная им цер­ков­но-по­ли­ти­че­ская ли­ния, с од­ной сто­ро­ны, ском­про­ме­ти­ро­ва­ла де­ло за­щи­ты Пра­во­сла­вия в гла­зах ве­рую­щих га­ли­чан, мно­го по­стра­дав­ших от со­вет­ско­го ре­жи­ма, а с дру­гой — не при­ве­ла к ус­пе­ху. Кремль ос­тал­ся глух к его ар­гу­мен­там. Уже в сен­тяб­ре 1988 г. пред­ста­ви­тель Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий Ю. Смир­нов зая­вил, что униа­ты в Ук­раи­не мо­гут дей­ст­во­вать ле­галь­но, в ию­не 1989 г. он пуб­лич­но по­обе­щал, что по­сле при­ня­тия но­во­го за­ко­на о сво­бо­де со­вес­ти на Ук­раи­не нач­нет­ся ре­ги­ст­ра­ция уни­ат­ских об­щин. За­яв­ле­ния эти де­ла­лись толь­ко для то­го, что­бы со­вет­ская пе­ре­стро­еч­ная по­ли­ти­ка в об­лас­ти ре­ли­гии по­лу­чи­ла одоб­ре­ние со сто­ро­ны влия­тель­ных по­ли­ти­че­ских и об­ще­ст­вен­ных кру­гов За­па­да. В Га­ли­ции же эти за­яв­ле­ния бы­ли вос­при­ня­ты уни­ат­ским ду­хо­вен­ст­вом и «Ко­ми­те­том» во гла­ве с Ива­ном Ге­лем как пря­мое по­ощ­ре­ние про­из­во­ла. Имен­но Ко­ми­тет ор­га­ни­зо­вы­вал то­гда от­кро­вен­но по­гром­ные и раз­бой­ные ак­ции по за­хва­ту пра­во­слав­ных хра­мов.

Пер­во­го де­каб­ря 1989 г. на встре­че М. С. Гор­ба­че­ва с па­пой Ио­ан­ном Пав­лом II в Ва­ти­ка­не был окон­ча­тель­но ре­шен во­прос о ле­га­ли­за­ции УГКЦ. В этот же день пред­се­да­тель Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий Ук­ра­ин­ской ССР сде­лал за­яв­ле­ние о том, что уни­ат­ские при­хо­ды впредь бу­дут ре­ги­ст­ри­ро­вать­ся на тех же ос­но­ва­ни­ях, что и дру­гие ре­ли­ги­оз­ные об­щи­ны.

С осе­ни 1989 г. за­хва­ты пра­во­слав­ных хра­мов при­об­ре­ли ла­ви­но­об­раз­ный ха­рак­тер. По­это­му ос­нов­ной те­мой пе­ре­го­во­ров ме­ж­ду де­ле­га­ция­ми Мо­с­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та и Свя­то­го Пре­сто­ла в ян­ва­ре 1990 г. был по­иск пу­тей пре­дот­вра­ще­ния про­ти­во­прав­ных ак­тов вра­ж­дую­щих сто­рон:

«…чрез­вы­чай­но важ­но из­бе­гать ка­ких бы то ни бы­ло не­за­кон­ных дей­ст­вий, осо­бен­но тех, ко­то­рые со­про­во­ж­да­ют­ся на­си­ли­ем… в ря­де слу­ча­ев при­ход­ские об­щи­ны раз­де­ли­лись, и ка­ж­дая из групп — как пра­во­слав­ная, так и ка­то­ли­че­ская — рав­но пре­тен­ду­ют на ис­клю­чи­тель­ное ис­поль­зо­ва­ние хра­ма; мы при­зы­ва­ем обе час­ти пре­одо­ле­вать вза­им­ные пре­тен­зии на ос­но­ва­нии за­ко­на…» .

30 и 31 ян­ва­ря 1990 г. в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре в Мо­ск­ве со­сто­ял­ся Ар­хие­рей­ский Со­бор. Со­бор от­крыл крат­кой ре­чью Свя­тей­ший Пат­ри­арх Пи­мен:

«Со всей ост­ро­той пе­ред на­ми сто­ит во­прос о взаи­мо­от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми вос­точ­но­го об­ря­да в За­пад­ной Ук­раи­не… Эти го­ре­ст­ные со­бы­тия по­тре­бо­ва­ли их сроч­но­го об­су­ж­де­ния на на­стоя­щем Со­бо­ре епи­ско­пов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви» .

Да­лее за­слу­ша­ны бы­ли док­ла­ды ми­тро­по­ли­та Ки­ев­ско­го Фи­ла­ре­та «О по­ло­же­нии в Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в свя­зи с обо­ст­ре­ни­ем меж­на­цио­наль­ных и меж­тер­ри­то­ри­аль­ных от­но­ше­ний в не­ко­то­рых ре­гио­нах на­шей стра­ны» и «О ре­зуль­та­тах пе­ре­го­во­ров ме­ж­ду де­ле­га­ция­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной и Ри­мо-Ка­то­ли­че­ской Церк­вей по нор­ма­ли­за­ции от­но­ше­ний пра­во­слав­ных и ка­то­ли­ков вос­точ­но­го об­ря­да в за­пад­ных об­лас­тях Ук­раи­ны».

В оп­ре­де­ле­нии Со­бо­ра, про­ник­ну­том ду­хом хри­сти­ан­ской люб­ви, пред­ла­гал­ся впол­не кон­ст­рук­тив­ный под­ход для мир­но­го раз­ре­ше­ния кон­флик­та, воз­ник­ше­го в За­пад­ной Ук­раи­не в свя­зи с за­хва­том униа­та­ми пра­во­слав­ных хра­мов:

«Ар­хие­рей­ский Со­бор под­твер­жда­ет, что уния, воз­ник­шая 400 лет на­зад как по­пыт­ка со­еди­нить Пра­во­слав­ную и Ка­то­ли­че­скую Церк­ви, не при­ве­ла к же­лае­мой це­ли. На­про­тив, она по­ро­ди­ла но­вое раз­де­ле­ние. Ори­ен­ти­ро­ван­ная на про­зе­ли­тизм, уния слу­жи­ла от­тор­же­нию пра­во­слав­ных от сво­ей Церк­ви, при­чи­няя этим от­тор­же­ни­ем боль и стра­да­ние лю­дям. Хо­ро­шо из­вест­но, что стра­да­ли обе сто­ро­ны — и пра­во­слав­ные, и ка­то­ли­ки вос­точ­но­го об­ря­да... Од­но­вре­мен­но мы ут­вер­жда­ем, что ка­то­ли­ки вос­точ­но­го об­ря­да (униа­ты), как и все ве­рую­щие гра­ж­да­не на­шей стра­ны, долж­ны иметь рав­ные со все­ми пра­ва, вклю­чая пра­во на от­кры­тое и ле­галь­ное ис­по­ве­да­ние сво­ей ве­ры. Бо­го­слов­ское не­при­ятие унии не оз­на­ча­ет не­при­ятие лю­дей или от­сут­ст­вие тер­пи­мо­сти к иным убе­ж­де­ни­ям. На­про­тив, мы счи­та­ем, что ка­то­ли­ки вос­точ­но­го об­ря­да мо­гут и долж­ны вне­сти свой по­ло­жи­тель­ный вклад в раз­ви­тие до­б­рых от­но­ше­ний и в про­дви­же­ние диа­ло­га ме­ж­ду пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми. По­это­му мы при­зы­ва­ем их осоз­нать свою от­вет­ст­вен­ность за на­стоя­щее и бу­ду­щее пра­во­слав­но-ка­то­ли­че­ских от­но­ше­ний, не­мед­лен­но пре­кра­тить ак­ты на­си­лия и за­хва­ты хра­мов, в ко­то­рых мо­лят­ся пра­во­слав­ные. Не бес­чин­ст­во и си­ло­вое дав­ле­ние, а со­труд­ни­че­ст­во в ду­хе взаи­мо­по­ни­ма­ния на ос­но­ве дос­тиг­ну­тых до­го­во­рен­но­стей и в рам­ках за­ко­на мо­жет быть фун­да­мен­том для ре­ше­ния су­ще­ст­вую­щих про­блем... Про­тес­туя про­тив не­за­кон­ных дей­ст­вий ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти во Львов­ской, Ива­но-Фран­ков­ской и Тер­но­поль­ской об­лас­тях и не­эф­фек­тив­но­сти мер об­ла­ст­ных упол­но­мо­чен­ных Со­ве­та по де­лам ре­ли­гий в их дея­тель­но­сти по обес­пе­че­нию за­кон­но­сти, Со­бор об­ра­ща­ет­ся к пра­ви­тель­ст­вам Сою­за ССР и Ук­ра­ин­ской ССР с на­стоя­тель­ной прось­бой спо­соб­ст­во­вать не­мед­лен­но­му пре­кра­ще­нию ак­тов на­си­лия и без­за­ко­ния со сто­ро­ны уни­ат­ских экс­тре­ми­стов, что­бы су­ще­ст­вую­щие про­бле­мы в от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду пра­во­слав­ны­ми и ка­то­ли­ка­ми вос­точ­но­го об­ря­да в За­пад­ной Ук­раи­не ре­ша­лись на ос­но­ва­нии за­ко­на, с уче­том ин­те­ре­сов и прав сто­рон, без ка­кой-ли­бо дис­кри­ми­на­ции и с ува­же­ни­ем к до­го­во­рен­но­стям, вы­ра­бо­тан­ным в ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров ме­ж­ду Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том и Рим­о-Ка­то­ли­че­ской Цер­ко­вью» .

По­сле Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра на ос­но­ва­нии дос­тиг­ну­той ра­нее до­го­во­рен­но­сти с Рим­о-Ка­то­ли­че­ской Цер­ко­вью на­ча­ты бы­ли че­ты­рех­сто­рон­ние пе­ре­го­во­ры об уре­гу­ли­ро­ва­нии кон­фликт­ной си­туа­ции в Га­ли­ции. В этих пе­ре­го­во­рах уча­ст­во­ва­ли по два пред­ста­ви­те­ля от Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хии, Ук­ра­ин­ско­го Эк­зар­ха­та Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, Ва­ти­ка­на и уни­ат­ской Церк­ви. Пе­ре­го­во­ры про­хо­ди­ли во Льво­ве с 8 по 13 мар­та 1990 г., дос­тиг­ну­та бы­ла до­го­во­рен­ность о том, что пу­тем кон­фи­ден­ци­аль­но­го оп­ро­са на­се­ле­ния в ка­ж­дой ме­ст­но­сти (го­ро­де и се­ле) бу­дет вы­яв­лять­ся со­от­но­ше­ние пра­во­слав­ных и униа­тов. Рас­пре­де­ле­ние хра­мов ме­ж­ду кон­фес­сия­ми бу­дет оп­ре­де­лять­ся по ре­зуль­та­там этих оп­ро­сов. Ре­ли­ги­оз­ное боль­шин­ст­во при на­ли­чии не­сколь­ких хра­мов в го­ро­де или се­ле по­лу­чит боль­ше хра­мов, при на­ли­чии двух хра­мов боль­шин­ст­во по­лу­чит храм боль­ших раз­ме­ров; в слу­чае ес­ли храм один — оно по­лу­чит его, но с обя­за­тель­ст­вом по­мочь об­щи­не мень­шин­ст­ва уст­ро­ить мо­лит­вен­ный дом или вы­стро­ить но­вый храм. Чле­ны ко­мис­сии вы­ез­жа­ли на мес­та для вы­яс­не­ния ре­ли­ги­оз­ной си­туа­ции.

Пе­ре­го­во­ры шли, ка­за­лось бы, ус­пеш­но. Од­на­ко 13 мар­та уни­ат­ский ар­хи­епи­скоп Вла­ди­мир (Стер­нюк) зая­вил, что он не со­гла­сен с дей­ст­вия­ми ко­мис­сии и пре­кра­ща­ет уча­стие в ней. При­чи­ну сво­его вы­хо­да из ко­мис­сии он не объ­яс­нил, но че­рез де­вять дней в га­зе­те «Ленінська мо­лодь» бы­ла опуб­ли­ко­ва­на ста­тья, со­об­щив­шая о том, что уни­ат­ский епи­скоп от­ка­зы­ва­ет­ся вес­ти пе­ре­го­во­ры до тех пор, по­ка Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь не при­зна­ет за уни­ат­ской Цер­ко­вью прав юри­ди­че­ско­го ли­ца. Тре­бо­ва­ние это бы­ло не­ле­по, по­то­му что, во-пер­вых, это де­ло не цер­ков­ной, а го­су­дар­ст­вен­ной вла­сти: да­вать или не да­вать пра­ва юри­ди­че­ско­го ли­ца, а во-вто­рых, по­то­му, что, как ска­зал то­гда уча­ст­во­вав­ший в пе­ре­го­во­рах пред­се­да­тель ОВЦС ми­тро­по­лит Смо­лен­ский Ки­рилл: «Ка­кое при­зна­ние мож­но тре­бо­вать от нас, ес­ли са­ма Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­ка ли­ше­на пра­ва юри­ди­че­ско­го ли­ца?» . За этим тре­бо­ва­ни­ем при­зна­ния за уни­ат­ской Цер­ко­вью прав юри­ди­че­ско­го ли­ца стоя­ло при­тя­за­ние на пе­ре­да­чу униа­там всех хра­мов, при­над­ле­жав­ших уни­ат­ской Церк­ви в 1939 г., не­за­ви­си­мо от во­ли при­хо­жан. Униа­ты на­стаи­ва­ли на при­зна­нии не­за­кон­но­сти пе­ре­хо­да этих хра­мов в юрис­дик­цию Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хии в 1946 г., пра­во­слав­ная сто­ро­на воз­ра­жа­ла, ссы­ла­ясь на то, что по­сле Бре­ст­ской унии 1596 г. Гре­ко-Ка­то­ли­че­ской Цер­ко­вью не­за­кон­но за­хва­ты­ва­лись хра­мы, при­над­ле­жав­шие Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Мас­со­вые за­хва­ты пра­во­слав­ных хра­мов, ме­ж­ду тем, про­дол­жа­лись при пол­ной под­держ­ке ме­ст­ных вла­стей. Во Льво­ве, Тер­но­по­ле, Ива­но-Фран­ков­ске к ле­ту 1990 г. униа­та­ми бы­ли за­хва­че­ны поч­ти все хра­мы. Боль­шин­ст­во хра­мов бы­ло за­хва­че­но униа­та­ми и по всей Га­ли­ции. Пра­во­слав­ные, не имея иных по­бу­ж­де­ний к то­му, что­бы ос­та­вать­ся пра­во­слав­ны­ми, кро­ме ре­ли­ги­оз­ных, не мог­ли за­щи­щать свои хра­мы ку­ла­ка­ми и коль­я­ми, с по­мо­щью ко­то­рых от­ни­ма­ли у них церк­ви бан­ды униа­тов, вос­пла­ме­нен­ных по­ли­ти­че­ски­ми се­па­ра­ти­ст­ски­ми стра­стя­ми. К кон­цу 1991 го­да у пра­во­слав­ных бы­ло ото­бра­но 597 при­хо­дов .

Не­со­мнен­но, ка­ж­дый име­ет пра­во на сво­бод­ное ре­ли­ги­оз­ное са­мо­оп­ре­де­ле­ние. На­все­гда горь­ким фак­том ис­то­рии ос­та­нут­ся взаи­мо­от­но­ше­ния Церк­ви и го­су­дар­ст­ва в Со­вет­ском Сою­зе. При то­таль­ном унич­то­же­нии ре­ли­гии как та­ко­вой УГКЦ по­стра­да­ла не боль­ше, чем Пра­во­слав­ная Цер­ковь, а то и в зна­чи­тель­но мень­шей сте­пе­ни. Ее не кос­нул­ся кро­ва­вый тер­рор, ко­то­рый пре­тер­пе­ва­ло Пра­во­сла­вие по­сле Ок­тябрь­ско­го пе­ре­во­ро­та вплоть до Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, в со­став ко­то­рой в по­сле­во­ен­ное вре­мя во­шли гре­ко-ка­то­ли­ки, со­хра­ни­ла, на­сколь­ко это бы­ло воз­мож­но, при­над­ле­жав­шие ей хра­мы и иму­ще­ст­во, сде­ла­ла воз­мож­ной их пол­но­цен­ную цер­ков­ную жизнь, вос­пи­та­ла не­сколь­ко по­ко­ле­ний ду­хо­вен­ст­ва. Чер­ная не­бла­го­дар­ность, ко­то­рой за все это от­пла­ти­ли униа­ты, не име­ет ни­ка­ко­го мо­раль­но­го оп­рав­да­ния. Гре­ко-ка­то­ли­цизм в хо­де де­мо­кра­ти­за­ции мог бы во­зоб­но­вить­ся мир­ным пу­тем, ес­ли бы он был вы­ра­же­ни­ем дей­ст­ви­тель­но ре­ли­ги­оз­ных убе­ж­де­ний, а не сред­ст­вом в ру­ках по­ли­ти­ков, про­яв­ле­ни­ем ам­би­ций от­дель­ных по­ли­ти­че­ских и ре­ли­ги­оз­ных ли­де­ров.

Вто­рой си­лой по­сле унии в меж­цер­ков­ных кон­флик­тах вы­сту­пил ав­то­ке­фа­лизм — дви­же­ние за «воз­ро­ж­де­ние» «Ук­ра­ин­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви». Ав­то­ке­фаль­ное дви­же­ние в Ук­раи­не про­шло ряд ста­дий. Из­вест­но как ми­ни­мум во­семь его ва­ри­ан­тов. За ка­ж­дым из них в раз­ное вре­мя стоя­ли раз­ные со­ци­аль­ные и по­ли­ти­че­ские си­лы, в не­ко­то­рых слу­ча­ях — про­сто чьи-то ам­би­ции. По­это­му ав­то­ке­фаль­ное дви­же­ние не бы­ло и не яв­ля­ет­ся чем-то еди­ным. Как рань­ше, так и те­перь, нет един­ст­ва сре­ди са­мих же при­вер­жен­цев ав­то­ке­фа­лии.

До кон­ца 80-х го­дов сто­рон­ни­ки ав­то­ке­фа­лиз­ма о се­бе не за­яв­ля­ли. Од­на­ко в так на­зы­вае­мый пе­ри­од де­мо­кра­ти­за­ции, глас­но­сти и плю­ра­лиз­ма, на фо­не уси­ле­ния де­цен­тра­ли­зо­ван­ных на­строе­ний, пре­ж­де все­го сре­ди ве­рую­щей ин­тел­ли­ген­ции, все ча­ще ста­ли зву­чать ре­чи о не­об­хо­ди­мо­сти не­за­ви­си­мой Ук­ра­ин­ской Церк­ви. Пре­тен­до­вав­шая на эту роль УГКЦ ос­та­ва­лась все же яв­ле­ни­ем ре­гио­наль­ным.

Воз­ник­но­ве­ние в кон­це 80-х го­дов XX в. Ук­ра­ин­ской Ав­то­ке­фаль­ной Пра­во­слав­ной Церк­ви по­лу­чи­ло на­зва­ние «ав­то­ке­фаль­но­го рас­ко­ла треть­ей ге­не­ра­ции». Как и «воз­ро­ж­ден­ная» УГКЦ, она яви­лась де­ти­щем пе­ре­ход­но­го пе­рио­да от ис­то­рии СССР к ис­то­рии не­за­ви­си­мой Ук­раи­ны, на­зван­но­го «пе­ре­строй­кой».

Пер­вая из при­чин воз­ник­но­ве­ния ав­то­ке­фаль­но­го дви­же­ния в то вре­мя: ав­то­ке­фа­лия бы­ла нуж­на не­цер­ков­ным си­лам как сред­ст­во для дос­ти­же­ния по­ли­ти­че­ских це­лей . При­шед­шие в по­ли­ти­ку вче­раш­ние дис­си­ден­ты, по ду­ху и вос­пи­та­нию да­ле­кие от Церк­ви, вос­при­ни­мав­шие ве­ру как не­что аб­ст­ракт­ное, очень бы­ст­ро при­ня­ли идею «ав­то­ке­фа­лии», ус­вои­ли ее и сде­ла­ли «зна­ме­нем» ду­хов­но­го воз­ро­ж­де­ния.

Вто­рая до­воль­но вес­кая при­чи­на со­сто­ит в том, что имен­но ак­ти­ви­за­ция униа­тов и свя­зан­ное с ней на­си­лие в от­но­ше­нии пра­во­слав­ных в за­пад­ных ре­гио­нах под­го­то­ви­ла поч­ву для пе­ре­хо­да мно­гих из них в «ав­то­ке­фа­лию» .

На­ря­ду с от­кро­вен­ны­ми на­цио­на­ли­ста­ми-по­ли­ти­ка­на­ми в за­пад­ноу­кра­ин­ских епар­хи­ях бы­ло не­ма­лое чис­ло кли­ри­ков, ко­то­рые, бу­ду­чи ис­крен­ни­ми в сво­ем Пра­во­сла­вии, счи­та­ли, что пре­дос­тав­ле­ние Ук­ра­ин­ско­му Эк­зар­ха­ту Рус­ской Церк­ви ка­но­ни­че­ской ав­то­ке­фа­лии ос­та­но­вит на­сту­п­ле­ние униа­тов и пре­дот­вра­тит рас­кол в Ук­раи­не. В ад­рес Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Пи­ме­на и Пат­ри­ар­ше­го Эк­зар­ха Ук­раи­ны ми­тро­по­ли­та Фи­ла­ре­та по­сту­па­ли мно­го­чис­лен­ные об­ра­ще­ния от кли­ри­ков и ми­рян из за­пад­ноу­кра­ин­ских епар­хий с при­зы­вом да­ро­вать Эк­зар­ха­ту ка­но­ни­че­скую ав­то­ке­фа­лию .

Для обес­пе­че­ния воз­мож­но­сти про­ти­во­сто­ять унии и пре­дот­вра­тить рас­кол в Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в 1989 г. ее ста­тус в рам­ках Эк­зар­ха­та был по­вы­шен, то есть рас­ши­ре­на ее са­мо­стоя­тель­ность. Был пред­при­нят ряд мер, спо­соб­ст­во­вав­ших ожив­ле­нию цер­ков­ной жиз­ни. В Кие­ве ста­ла вы­хо­дить га­зе­та «Ук­ра­ин­ский пра­во­слав­ный вест­ник» на ук­ра­ин­ском и рус­ском язы­ках, из­да­ва­лись епар­хи­аль­ные бюл­ле­те­ни в тех епар­хи­ях, где бы­ла в этом не­об­хо­ди­мость. От­кры­ва­лись но­вые хра­мы и мо­на­сты­ри: в пе­ри­од 1990–1991 гг. в Ук­раи­не бы­ло от­кры­то око­ло трех ты­сяч но­вых при­хо­дов.

В це­лом, ме­ра по ав­то­но­ми­за­ции Пра­во­слав­ной Церк­ви в Ук­раи­не при­нес­ла свои до­б­рые пло­ды. Но не­со­мнен­но и то, что ес­ли бы ре­ор­га­ни­за­ция на­ча­лась рань­ше, эта ме­ра бы­ла бы бо­лее эф­фек­тив­ной. К со­жа­ле­нию, при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать, что она ока­за­лась за­по­здав­шей. Рас­коль­ни­ка­ми и униа­та­ми этот шаг Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хии был вос­при­нят не как про­цесс ес­те­ст­вен­но­го по­сту­па­тель­но­го пре­дос­тав­ле­ния Ук­ра­ин­ско­му Пра­во­сла­вию не­за­ви­си­мо­сти, а как вы­ну­ж­ден­ная ус­туп­ка.

Во­прос о не­об­хо­ди­мо­сти из­ме­не­ния ста­ту­са Пра­во­слав­ной Церк­ви на Ук­раи­не ра­нее не­од­но­крат­но под­ни­мал­ся епи­ско­па­том, од­на­ко не на­хо­дил от­кли­ка и тор­мо­зил­ся то­гдаш­ним Пат­ри­ар­шим Эк­зар­хом , ми­тро­по­ли­том Фи­ла­ре­том (Де­ни­сен­ко). В си­лу сво­их убе­ж­де­ний и ме­то­дов управ­ле­ния, эк­зарх был скло­нен ско­рее к си­ло­во­му ре­ше­нию на­зрев­ше­го во­про­са. Он го­во­рил: «Ав­то­ке­фа­лия в 20-х го­дах уже бы­ла. А где она те­перь? Она ис­чез­ла, и эта то­же ис­чез­нет» . Но как она то­гда ис­чез­ла?..

Не­вер­ная по­зи­ция Ки­ев­ско­го ми­тро­по­ли­та и ста­ла при­чи­ной то­го ши­ро­ко­го раз­ма­ха, ко­то­рый при­об­ре­ли уния и рас­кол в за­пад­ных ре­гио­нах уже к ян­ва­рю 1990 го­да.

Д. По­спе­лов­ский пи­шет: «Даль­ней­шие со­бы­тия на Ук­раи­не: рост ко­ли­че­ст­ва при­хо­дов и епар­хий «ав­то­ке­фа­ли­стов», осо­бен­но в наи­бо­лее на­цио­на­ли­сти­че­ских за­пад­ных об­лас­тях Ук­раи­ны, под­держ­ка их Ру­хом в тра­ди­ци­он­но-пра­во­слав­ных рай­онах стра­ны — все это по­ка­за­ло за­по­зда­лость, не­дос­та­точ­ность мер Пат­ри­ар­хии, а, мо­жет быть, в еще боль­шей сте­пе­ни не­до­воль­ст­во зна­чи­тель­ной час­ти ду­хо­вен­ст­ва и ми­рян в Ук­раи­не ми­тро­по­ли­том Ки­ев­ским Фи­ла­ре­том» .

25–27 ок­тяб­ря 1990 г. под пред­се­да­тель­ст­вом Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Алек­сия в ре­зи­ден­ции Пат­ри­ар­ха и Свя­щен­но­го Си­но­да в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре со­сто­ял­ся Ар­хие­рей­ский Со­бор в со­ста­ве 91 ие­рар­ха РПЦ. Ар­хие­рей­ский Со­бор оп­ре­де­лил:

1. Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви пре­дос­тав­ля­ет­ся не­за­ви­си­мость и са­мо­стоя­тель­ность в ее управ­ле­нии.

2. В свя­зи с этим на­име­но­ва­ние «Ук­ра­ин­ский Эк­зар­хат» — уп­разд­ня­ет­ся.

3. Пред­стоя­тель Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви из­би­ра­ет­ся Ук­ра­ин­ским епи­ско­па­том и бла­го­слов­ля­ет­ся Свя­тей­шим Пат­ри­ар­хом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си.

4. Пред­стоя­тель Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви но­сит ти­тул «Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны».

5. Ми­тро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му и всея Ук­раи­ны, в пре­де­лах Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, ус­воя­ет­ся ти­тул «Бла­жен­ней­ший» .

6. Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны име­ет пра­во но­ше­ния двух па­на­гий и пред­но­ше­ния кре­ста во вре­мя бо­го­слу­же­ния.

7. Си­нод Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви из­би­ра­ет и по­став­ля­ет пра­вя­щих и ви­кар­ных ар­хие­ре­ев, уч­ре­ж­да­ет и уп­разд­ня­ет епар­хии в пре­де­лах Ук­раи­ны.

8. Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны как Пред­стоя­тель Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви яв­ля­ет­ся по­сто­ян­ным чле­ном Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

9. На­стоя­щее Оп­ре­де­ле­ние Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви под­ле­жит ут­вер­жде­нию По­ме­ст­ным Со­бо­ром Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви с вне­се­ни­ем со­от­вет­ст­вую­щих из­ме­не­ний в Ус­тав об управ­ле­нии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви .

28 ок­тяб­ря 1990 г. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий при­был в Ки­ев. Пе­ред на­ча­лом Ли­тур­гии в Со­фий­ском со­бо­ре гла­ва ки­ри­ар­халь­ной Церк­ви Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий ог­ла­сил Оп­ре­де­ле­ние Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра:

«Ар­хие­рей­ский Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, со­сто­яв­ший­ся в Мо­ск­ве, в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре с 25 по 27 ок­тяб­ря 1990 го­да под пред­се­да­тель­ст­вом Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го и всея Ру­си Алек­сия II, рас­смот­рел и все­сто­рон­не об­су­дил об­ра­ще­ние Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви о пре­дос­тав­ле­нии Ей не­за­ви­си­мо­сти и са­мо­стоя­тель­но­сти в управ­ле­нии и оп­ре­де­лил: Пре­дос­та­вить Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви не­за­ви­си­мость и са­мо­стоя­тель­ность в сво­ем управ­ле­нии» .

Так­же он за­чи­тал Бла­го­сло­вен­ную Гра­мо­ту, ко­то­рую пе­ре­дал то­гдаш­не­му ми­тро­по­ли­ту Ки­ев­ско­му и всея Ру­си Фи­ла­ре­ту. В ней го­во­ри­лось:

«Мы, сми­рен­ный Алек­сий Вто­рой, Бо­жи­ею ми­ло­стию Пат­ри­арх Мо­с­ков­ский и всея Ру­си, куп­но со все­ми Пре­ос­вя­щен­ны­ми ар­хие­рея­ми Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви — Мо­с­ков­ско­го Пат­ри­ар­ха­та, со­брав­ши­ми­ся на Ар­хие­рей­ский Со­бор 25–27 ок­тяб­ря 1990 го­да в Свя­то-Да­ни­ло­вом мо­на­сты­ре в Бо­го­спа­сае­мом гра­де Мо­ск­ве, ру­ко­во­дству­ясь стрем­ле­ни­ем иметь бла­го­сло­вен­ный мир, бо­го­за­вет­ную лю­бовь Хри­сто­ву и брат­ское еди­не­ние в об­щем де­ла­нии на ни­ве Бо­жи­ей со всей Пол­но­той Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви во вни­ма­ние к же­ла­нию и хо­да­тай­ст­ву ея Пре­ос­вя­щен­ных ар­хи­пас­ты­рей, со­брав­ших­ся 9 ию­ля се­го 1990 го­да в Бо­го­спа­сае­мом гра­де Кие­ве для об­су­ж­де­ния и ре­ше­ния их цер­ков­ной жиз­ни на на­ча­лах не­за­ви­си­мо­сти и са­мо­стоя­тель­но­сти, бла­го­слов­ля­ем че­рез на­стоя­щую Гра­мо­ту на­шу си­лою Все­свя­то­го и Жи­во­тво­ря­ще­го Ду­ха быть от­ны­не Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви не­за­ви­си­мой и са­мо­стоя­тель­ной в сво­ем управ­ле­нии, а Вам, еди­но­глас­но из­бран­но­му 9 ию­ля 1990 го­да Епи­ско­па­том Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, — Ее Пред­стоя­те­лем. Мы упо­ва­ем, что Ук­ра­ин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь бу­дет управ­лять­ся со­глас­но Бо­же­ст­вен­ным и свя­щен­ным ка­но­нам и унас­ле­до­ван­ным от свя­тых от­цов обы­ча­ям Ка­фо­ли­че­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и оп­ре­де­ле­ни­ям се­го Ар­хие­рей­ско­го Со­бо­ра. Мы еди­ным серд­цем и еди­ны­ми ус­та­ми мо­лим Пас­ты­ре­на­чаль­ни­ка Гос­по­да о ни­спос­ла­нии не­бес­ной по­мо­щи и бла­го­сло­ве­ния Свя­той Пра­во­слав­ной Ук­ра­ин­ской Церк­ви.

Ук­ра­ин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь, со­еди­нен­ная че­рез на­шу Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь с Еди­ной Свя­той, Со­бор­ной и Апо­столь­ской Цер­ко­вью, без со­бор­но­го ре­ше­ния всей Пра­во­слав­ной Ка­фо­ли­че­ской Пол­но­ты да не из­ме­ня­ет у се­бя ни­че­го, что ка­са­ет­ся дог­ма­тов ве­ры и свя­тых ка­но­нов.

Со­де­тель­ная и Все­дер­жи­тель­ная Жи­во­на­чаль­ная Трои­ца: Отец, Сын и Свя­той Дух да ук­ре­п­ля­ет все­гда Свя­тую Пра­во­слав­ную Ук­ра­ин­скую Цер­ковь, да вен­ча­ет ее сла­вою и чес­тию и да бла­го­слов­ля­ет ее бы­тие на спа­се­ние бла­го­чес­ти­вой Пол­но­ты ея» .

Та­ким об­ра­зом, Ук­ра­ин­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­лу­чи­ла фак­ти­че­скую не­за­ви­си­мость, со­хра­няя лишь ка­но­ни­че­ское един­ст­во с Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том, а че­рез не­го — со Все­лен­ским Пра­во­сла­ви­ем. Суть об­ре­тен­ной не­за­ви­си­мо­сти, ее ис­то­ри­че­ские кор­ни и пра­виль­ное по­ни­ма­ние рас­крыл то­гдаш­ний ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны Фи­ла­рет: «Са­мо­стоя­тель­ность и не­за­ви­си­мость УПЦ мы по­ни­ма­ем как воз­вра­ще­ние ко вре­ме­нам Ки­ев­ской Ми­тро­по­лии, вре­ме­нам Пет­ра Мо­ги­лы, ко­гда Ки­ев­ская Ми­тро­по­лия бы­ла от­но­си­тель­но не­за­ви­си­мой, но вхо­ди­ла в со­став Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Пат­ри­ар­ха­та. Те­перь она бу­дет так же са­мо­стоя­тель­ной и не­за­ви­си­мой, но бу­дет под­дер­жи­вать свя­зи с Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том и Все­лен­ским Пра­во­сла­ви­ем. Та­ким об­ра­зом, не­за­ви­си­мость, ко­то­рую мы на­пол­ня­ем та­ким со­дер­жа­ни­ем, со­от­вет­ст­ву­ет той не­за­ви­си­мо­сти, ко­то­рую на­ша Цер­ковь име­ла ко­гда-то» . «Мы воз­вра­ща­ем­ся к то­му со­стоя­нию, в ко­то­ром на­хо­ди­лась Ки­ев­ская Ми­тро­по­лия до вос­со­еди­не­ния с Мо­с­ков­ским Пат­ри­ар­ха­том. То­гда ми­тро­по­лит Ки­ев­ский из­би­рал­ся Со­бо­ром епи­ско­пов Ки­ев­ской Ми­тро­по­лии, а ут­вер­ждал­ся, т.е. по­лу­чал Бла­го­сло­вен­ную Гра­мо­ту, сна­ча­ла от Кон­стан­ти­но­поль­ских Пат­ри­ар­хов, а по­сле 1686 го­да от Пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го. Та­ким об­ра­зом, мы — имен­но та Цер­ковь, ко­то­рая бы­ла в ка­зац­кие вре­ме­на, ко­то­рая на­ча­ла свое су­ще­ст­во­ва­ние со вре­мен свя­то­го кня­зя Вла­ди­ми­ра» .

В этом ста­ту­се и пра­вах Ук­ра­ин­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь при­зна­ет се­го­дня Все­лен­ское Пра­во­сла­вие.

* * *

Вско­ре не­за­ви­си­мость об­ре­ла и Ук­раи­на, пре­об­ра­зив­шая­ся из рес­пуб­ли­ки СССР в су­ве­рен­ное го­су­дар­ст­во.

Год, про­шед­ший ме­ж­ду да­ро­ва­ни­ем Ук­ра­ин­ской Церк­ви са­мо­стоя­тель­но­сти и вы­хо­дом Ук­раи­ны из со­ста­ва СССР по­сле ав­гу­стов­ско­го пут­ча 1991 г., был для УПЦ наи­бо­лее пло­до­твор­ным. Не­смот­ря на ан­ти­цер­ков­ную дея­тель­ность гре­ко-ка­то­ли­ков и рас­коль­ни­ков, внут­рен­ний ду­хов­ный по­тен­ци­ал Церк­ви был на­столь­ко ве­лик, что за ко­рот­кое вре­мя ста­ли за­мет­ны ве­со­мые дос­ти­же­ния в са­мых раз­лич­ных сфе­рах дея­тель­но­сти УПЦ. К ра­нее дей­ст­во­вав­шей Одес­ской и от­кры­той в 1989 г. Ки­ев­ской при­ба­ви­лись Во­лын­ская (в Луц­ке) и По­ча­ев­ская (в По­ча­ев­ской Лав­ре) Ду­хов­ные Се­ми­на­рии. Вновь от­кры­лась в 1992 г. по­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва Ки­ев­ская Ду­хов­ная Ака­де­мия. В это вре­мя ак­тив­но воз­ро­ж­да­ет­ся мо­на­ше­ская жизнь в Кие­во-Пе­чер­ской Лав­ре. Бла­го­да­ря под­держ­ке бра­тии По­ча­ев­ской Лав­ры от­кры­ва­ет­ся вновь Кре­ме­нец­кий Бо­го­яв­лен­ский жен­ский мо­на­стырь Тер­но­поль­ской епар­хии. При со­дей­ст­вии Ко­рец­ко­го мо­на­сты­ря по­яв­ля­ют­ся пер­вые на­сель­ни­цы и в раз­ру­шен­ном, прак­ти­че­ски до ос­но­ва­ния, древ­ней­шем Ус­пен­ском Свя­то­гор­ском Зим­нен­ском мо­на­сты­ре на Во­лы­ни. Вновь от­кры­ва­ют­ся слав­ные в ис­то­рии Ук­ра­ин­ско­го Пра­во­сла­вия Тро­иц­кий Ме­жи­рич­ский и Тро­иц­кий Дер­ман­ский мо­на­сты­ри в Ро­вен­ской епар­хии, Пре­об­ра­жен­ский Лу­бен­ский Мгар­ский и Бо­го­ро­ди­це-Ро­ж­де­ст­вен­ский Ко­зель­щан­ский — на Пол­тав­щи­не, Ус­пен­ский Елец­кий — в Чер­ни­го­ве и мно­же­ст­во дру­гих оби­те­лей . В 1989–1991 гг. от­кры­лось око­ло трех ты­сяч при­хо­дов УПЦ, а к ле­ту 1991 го­да их бы­ло уже бо­лее 5 ты­сяч.

22–23 ок­тяб­ря 1990 г. в Кие­ве про­изош­ло зна­чи­тель­ное со­бы­тие: в свя­зи с пре­дос­тав­ле­ни­ем Ук­ра­ин­ской Церк­ви ста­ту­са не­за­ви­си­мой и са­мо­стоя­тель­ной в управ­ле­нии со­сто­ял­ся пер­вый Со­бор Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, со­зван­ный ре­ше­ни­ем Си­но­да УПЦ. На Со­бо­ре при­сут­ст­во­ва­ли пра­вя­щие ар­хие­реи всех два­дца­ти епар­хий рес­пуб­ли­ки, пред­ста­ви­те­ли ду­хов­ных школ, муж­ских и жен­ских мо­на­сты­рей, Кие­во-Пе­чер­ской и По­ча­ев­ской лавр, кли­ри­ки и ми­ря­не. На Со­бо­ре от­ме­ча­лось, что цер­ков­ная жизнь на Ук­раи­не ста­ла бо­лее ожив­лен­ной.

В свя­зи с при­ня­ти­ем 1 ок­тяб­ря 1990 г. но­во­го За­ко­на СССР «О сво­бо­де со­вес­ти и ре­ли­ги­оз­ных ор­га­ни­за­ци­ях» Цер­ковь по­лу­чи­ла ши­ро­кую воз­мож­ность вес­ти про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность, вы­сту­пать в сред­ст­вах мас­со­вой ин­фор­ма­ции,  соз­да­вать вос­крес­ные шко­лы, ак­тив­нее за­ни­мать­ся бла­го­тво­ри­тель­ной  и ми­ро­твор­че­ской дея­тель­но­стью. В свя­зи с этим Со­бор оп­ре­де­лил всем епар­хи­аль­ным ар­хие­ре­ям про­явить осо­бое по­пе­че­ние об от­кры­тии и ус­пеш­ном ве­де­нии вос­крес­ных школ на при­хо­дах, что­бы обес­пе­чить пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия и ка­те­хи­за­цию для де­тей и мо­ло­де­жи .

Глав­ной за­да­чей Пер­во­го цер­ков­но­го Со­бо­ра ста­ло при­ня­тие Ус­та­ва Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Глав­ная цель, ко­то­рую пре­сле­до­вал Со­бор, при­ни­мая но­вый Ус­тав, — пре­кра­тить по­полз­но­ве­ния пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ст­ва и ве­рую­щих к рас­ко­лу и унии, обес­пе­чить не­укос­ни­тель­ное со­блю­де­ние цер­ков­ных ка­но­нов. Со скор­бью Со­бор кон­ста­ти­ро­вал, что Цер­ковь раз­ры­ва­ют на час­ти униа­ты и рас­коль­ни­ки-ав­то­ке­фа­ли­сты во гла­ве с пат­ри­ар­хом-са­мо­зван­цем Мсти­сла­вом (Скрып­ни­ком), ко­то­рые пре­сле­ду­ют не цер­ков­ные це­ли, не о спа­се­нии че­ло­ве­че­ских душ за­бо­тят­ся, а ру­ко­во­дству­ют­ся ис­клю­чи­тель­но по­ли­ти­че­ски­ми мо­ти­ва­ми.

В во­про­се об уча­стии пред­ста­ви­те­лей Ук­ра­ин­ской Церк­ви в По­ме­ст­ных Со­бо­рах ки­ри­ар­халь­ной Церк­ви боль­шин­ст­во вы­ска­за­лось за то, что­бы епи­ско­пы, кли­ри­ки и ми­ря­не уча­ст­во­ва­ли в этих Со­бо­рах.

При­ня­тый Ус­тав да­ет пра­во хра­мам иметь ста­тус юри­ди­че­ско­го ли­ца, что, в свою оче­редь, оз­на­ча­ет пра­во­вую за­щи­щен­ность цер­ков­ной об­щи­ны и соб­ст­вен­но­сти хра­ма, ста­тус Церк­ви как офи­ци­аль­но­го ор­га­на и дру­гие пра­во­вые га­ран­тии .

В оче­ред­ной раз под­ни­мал­ся во­прос о ка­но­ни­че­ском пу­ти вы­хо­да из сло­жив­шей­ся слож­ной цер­ков­ной си­туа­ции. Бы­ло от­ме­че­но, что от­но­ше­ние ве­рую­щих к ав­то­ке­фа­лии (как од­но­му из ва­ри­ан­тов пре­одо­ле­ния рас­ко­ла) ос­та­ет­ся не­од­но­знач­ным. Ес­ли на за­па­де Ук­раи­ны она име­ет мно­го сто­рон­ни­ков, то на вос­то­ке стра­ны ве­рую­щие ка­те­го­ри­че­ски про­тив ав­то­ке­фаль­ной Церк­ви.

На пер­вом Со­бо­ре Ук­ра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви об­су­ж­да­лись во­про­сы кни­го­пе­ча­та­ния, уве­ли­че­ния ко­ли­че­ст­ва из­да­ний на ук­ра­ин­ском язы­ке, ор­га­ни­за­ции цер­ков­ных биб­лио­тек, улуч­ше­ния ра­бо­ты вос­крес­ных школ, но­вых форм ка­те­хи­за­ции. Об­ще­цер­ков­ная по­зи­ция в от­но­ше­нии язы­ка бо­го­слу­же­ния и цер­ков­ной про­по­ве­ди бы­ла сле­дую­щей: сво­бод­ный вы­бор его пред­став­лен ве­рую­щим лю­дям и ме­ст­но­му ду­хо­вен­ст­ву.

В за­клю­че­ние ра­бо­ты Со­бо­ра Ми­тро­по­лит Ки­ев­ский и всея Ук­раи­ны Фи­ла­рет от­ме­тил: «Нам не на­до сты­дить­ся свя­зи на­шей Церк­ви с Мо­с­ков­ской Пат­ри­ар­хи­ей, не на­до под­чер­ки­вать, что мы к ней не име­ем от­но­ше­ния, — это путь не­вер­ный, не­хри­сти­ан­ский. Мы бу­дем под­дер­жи­вать мо­лит­вен­ные свя­зи с ка­ж­дой По­ме­ст­ной Цер­ко­вью, ведь все еди­ны во Хри­сте — и гре­ки, и ру­мы­ны, и рус­ские, и ук­ра­ин­цы. И ес­ли мы не ли­це­мер­но это про­воз­гла­ша­ем, то да­вай­те это ис­по­ве­до­вать и в сво­их прак­ти­че­ских де­лах» .

Не­об­хо­ди­мо от­ме­тить еще од­но зна­чи­мое со­бы­тие, имев­шее ме­сто в этот пе­ри­од. 12–13 фев­ра­ля 1991 г. в По­ча­ев­ской Лав­ре бы­ла про­ве­де­на Ме­ж­ду­на­род­ная на­уч­но-бо­го­слов­ская кон­фе­рен­ция «Рим­ский ка­то­ли­цизм и Пра­во­слав­ный мир», в ра­бо­те ко­то­рой при­ня­ли уча­стие пра­во­слав­ные бо­го­сло­вы и ис­то­ри­ки мно­гих По­ме­ст­ных Церк­вей. Они вы­ра­зи­ли оза­бо­чен­ность сло­жив­шей­ся на Ук­раи­не си­туа­ци­ей, и в сво­ем об­ра­ще­нии к па­пе Рим­ско­му Ио­ан­ну Пав­лу II от­ме­ти­ли, что «мно­го­крат­но за ты­ся­че­лет­нюю ис­то­рию Ру­си рим­ский ка­то­ли­цизм пы­тал­ся ов­ла­деть серд­цем, во­лей, фи­зи­че­ски­ми и ду­хов­ны­ми си­ла­ми пра­во­слав­ных на­ро­дов. Се­го­дня на Ук­раи­не и в Рос­сии со­вер­ша­ет­ся но­вый этап это­го за­ста­ре­ло­го и му­чи­тель­но­го, пре­ж­де все­го для ка­то­ли­ков, про­цес­са… Как бы ни уве­ря­ли Вас мо­гу­ще­ст­вен­ные ми­ро­вые си­лы, да­ле­кие от хри­сти­ан­ст­ва, а ско­рее из­древ­ле про­ти­во­стоя­щие ему… в том, что пра­во­слав­ные на­ро­ды скло­нят го­ло­вы под мо­гу­ще­ст­во Ва­ше­го сою­за с ни­ми, мы с лю­бо­вью, но твер­до го­во­рим, что это­го ни­ко­гда не бу­дет» .

Ав­то­но­ми­за­ция Ки­ев­ской Ми­тро­по­лии име­ла, не­со­мнен­но, по­ло­жи­тель­ное ис­то­ри­че­ское зна­че­ние. Един­ст­вен­ным ее не­га­тив­ным, но, сла­ва Бо­гу, вре­мен­ным по­след­ст­ви­ем бы­ла аб­со­лю­ти­за­ция вла­сти в УПЦ ее ав­то­ри­тар­но­го Пред­стоя­те­ля — ми­тро­по­ли­та Фи­ла­ре­та.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru