Блаженнейший Митрополит Владимир: «Наша жизнь — это борьба с искушениями»

23 ноября Предстоятель Украинской Православной Церкви Митрополит Владимир (Сабодан) отметил 70-летие. Накануне юбилея он поделился с еженедельником «Аргументы и факты Украина» своими мыслями о вечном и бренном.

«Веру они используют, чтобы избежать налогообложения»

 

— Многие светские люди считают, что церковные чудеса имитируют сами священники, чтобы легче было управлять паствой. Вам лично приходилось сталкиваться с чудесами нерукотворными?

— Не думаю, что многие так считают. К сожалению, атеистическая идеология, насаждавшаяся в СССР в течении более полувека, в подсознании наших соотечественников до сих пор жива. Но как раз именно эта идеология основана на мистификации и подтасовке фактов — как научных, так и исторических. Что касается истинных чудес, то Господь действительно иногда являет их нам для укрепления веры. Будучи членом Духовной миссии в Иерусалиме, я был свидетелем явления Благодатного огня, нисходящего каждый год накануне православной пасхи. Это настоящее чудо.

 

— А какое чудо должно произойти, чтобы в Украине прекратились конфликты между УПЦ и УПЦ КП?

— Раскол — это кровоточащая рана, из-за которой болит все тело. Мы глубоко переживаем и стремимся к ее уврачеванию. Однако настаиваем, что этот вопрос должен решаться только на основании церковных правил. УПЦ и верующие нашей Церкви никогда не становились первопричиной межконфессиональных конфликтов. Тем более, никогда не захватывали храмов у так называемого Киевского патриархата. Одной из причин конфликтов является грубое вмешательство в межконфессиональные отношения местных властей, живущих по средневековому принципу «чья власть, того и вера». Такие горе-начальники, вместо того, чтобы заниматься повышением благосостояния народа, начинают «наводить порядок» в церковных вопросах. Ярким примером стал конфликт на Ровенщине, возникший 23 октября вокруг Свято-Воскресенского храма в Остроге.

 

— Считаете ли вы, что секты и конфессии составляют конкуренцию УПЦ?

— Вопрос не в конкуренции. Волнует другое — восстановление объективной исторической справедливости, роли, которую играла и играет Православная Церковь в становлении украинской государственности, ментальности и культуры. Закон «о свободе совести и религиозных организациях», принятый в 1991 году, увы, часто дает преимущества различным псевдорелигиозным движениям. А ведь среди них есть и те, которые, по сути, являются тоталитарными сектами. Есть организации, которые, прикрываясь религией, на самом деле являются коммерческими структурами. А веру они используют, чтобы избежать налогообложения.

 

— УПЦ имеет собственное производство?

— В Украине религиозным объединениям запрещено заниматься производственной деятельностью. Это значительно ограничивает социальные программы УПЦ. На протяжении многих лет мы предлагаем внести соответствующие изменения в закон, но вопрос до сих пор не решен.

 

— За счет каких же доходов живут монастыри и приходы УПЦ?

— Основной источник доходов наших храмов и монастырей — это пожертвования прихожан. Небольшой процент идет от продажи свечей, иконок и духовной литературы. Некоторые монастыри арендуют и обрабатывают землю — это помогает им решать продовольственный вопрос.

«Изменилось время — изменились прихожане»

 

— Говорят, среди монахов УПЦ немало мужчин с криминальным прошлым. Как вы считаете, это не мешает их миссионерской деятельности?

— Церковь предназначена для того, чтобы помочь человеку отказаться от греховной жизни. Каким бы он ни был — злым, алчным, хитрым или ленивым. Монашество — это путь особой внутренней борьбы и очищения. Но прежде, чем стать монахом, необходимо пройти многолетний испытательный искус. С этой задачей справляются далеко не все. Поэтому не каждый приходящий в монастырь становится монахом, как и не всякий монах — проповедником и миссионером. Относительно утверждения, будто в современных монастырях много мужчин с криминальным прошлым, скажу так: оно не соответствует действительности.

 

— В этом году УПЦ включилась в борьбу со СПИДом. Это дань моде или Церковь действительно может противостоять СПИДу?

— Церковь действительно может помочь в преодолении «чумы XX века». Необходимо только к ней прислушиваться. Думаю, вы согласитесь с тем, что распространение ВИЧ-инфекции напрямую зависит от падения нравов и морали в обществе. Но ведь Церковь всегда во всеуслышание обличала эти пороки, призывала и призывает к нравственной чистоте.

 

— Считаете ли вы, что христианскую этику необходимо преподавать в школе?

— Введение в школьную программу урока Закона Божьего или, по крайней мере, христианской этики — это соломинка, с помощью которой мы могли бы сохранить себя как нация. Только к этому вопросу необходимо подходить очень ответственно, с учетом духовного багажа, накопленного нашим народом за тысячелетнюю историю. В связи с этим не понятно, почему решение этой важной проблемы поручается людям, которые еще совсем недавно составляли учебные программы по атеизму.

 

— До недавних пор считалось, что среднестатистический прихожанин УПЦ — это необразованная старушка. В последние годы этот стереотип разрушили молодые прихожане. Считаете ли вы, что это заслуга Церкви?

— Изменилось время — изменились прихожане. Совсем недавно посещение храма грозило как минимум потерей престижной работы. С другой стороны, церковное служение сегодня не ограничивается храмом. Наши священнослужители проповедуют везде — в школах, приютах, воинских частях, тюрьмах. Священник перестал быть чем-то абстрактным. Он — такая же часть общества, как и каждый из нас. Благодаря этому к нему тянутся люди.

«Сожаление — нехорошее чувство»

 

— Известно, что к вам нередко наведывается Президент. Если не секрет, какие темы вы обсуждаете с Виктором Ющенко?

— С Виктором Андреевичем мы общаемся не часто, но регулярно. Говорим на разные темы. Он человек верующий и ему небезынтересны церковные дела. В частности, на последней встрече мы обсуждали конфликтные ситуации в Ровенской области, сложившиеся из-за грубого вмешательства в дела Церкви местного губернатора. Президент пообещал взять их под свой личный контроль.

 

— Когда вы были ребенком, слепая монахиня предрекла вам стать митрополитом. Приходилось ли вам угадывать чье-то будущее?

— Пророчество — это особый дар, который Господь дает в очень редких случаях. Даже не все святые обладали им. В то же время каждый священник, в силу благодати, нисходящей на него в момент совершения Таинства рукоположения, призван быть если не прозорливым, то здравомыслящим и рассудительным. Ведь его задача — помогать советом своей пастве.

 

— Приходилось ли вам сожалеть о чем-нибудь — сделанном или несделанном?

— Я человек верующий. Поэтому благодарю Господа за все, что со мной происходит. А сожаление — нехорошее чувство. Оно ведь делу не помогает, а только разрушает душевный покой.

 

— Грешили ли вы когда-нибудь? Часто ли приходилось преодолевать искушения?

— В Священном Писании говорится, что нет человека, который прожил бы день и не согрешил. Что касается искушений, то вся наша жизнь — это борьба с ними.

 

— Вы — счастливый человек?

— Да, я счастлив. Счастлив оттого, что мои родители в то далекое нелегкое время воспитали во мне веру и любовь к Богу. Оттого, что моя жизнь проходит в служении Церкви и народу. Счастлив, что на протяжении всех семидесяти лет рядом со мной — преданные друзья и соратники. А вообще, счастья много не бывает.

 

— Как вы поддерживаете здоровье?

— Никаких особенных методик я не придерживаюсь. Увы, не хватает времени. Стараюсь лишь каждый вечер прогуливаться пешком и дышать свежим воздухом. А если уж дело доходит до врачей — послушно выполняю их рекомендации.

Беседовала Анастасия Пономаренко (Газета «Аргументы и факты в Украине» №47, 2005 год).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru