Природа Церкви

Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь представляет собой цельный мистический организм-Тело Христово. Единство «есть аксиома учения о Церкви, которая самоочевидна всякому христианину».

«Разве разделился Христос?»—спрашивает ап.Павел (1 Кор. 1,13). Христос неделим, неделимо и Его Тело-Церковь, которая, по слову апостольскому, есть также «столп и утверждение истины» (1 Тим.3,15), т.е. опора, защита истины. Истина одна, и все прочее, несогласное с ней, будет ошибкой или заблуждением.

Сам основатель Церкви, Господь наш Иисус Христос, раскрывая учение о Церкви в притчах об овцах «не сего двора», но об одном стаде, говорил о единстве (Ин.10,16), молился, чтобы «были все едино» (Ин.17,21). Апостолы также указывали на единство Церкви, как на важнейший элемент ее жизни.

Святые отцы Церкви, размышляя о значении церковного единства, акцентировали внимание как на мистическом единстве Церкви, так и на единомыслии всех ее членов. «Единство тела Кафолической Церкви и заповедь Божественного Писания,—говорит святитель Александрийский Александр,—повелевает хранить союз единомыслия и мира». «Дом наш—Церковь,—учит святитель Афанасий Великий,—и у нас прилично быть одному и тому же образу мыслей, ибо веруем, что только в таком случае будет с нами обитать и Господь».

Однако, будучи единой по существу, Вселенская Церковь включает в себя ряд Поместных Церквей. Это не противоречит ее единству, так как Сам Господь повелел апостолам призвать к вере все народы (Мф.28,19-20). Апостолы, проповедуя в разных частях земного шара, заложили основу будущих Поместных Церквей, поставляя для управления общинами пастырей из новообращенных.

Главой каждой Церкви является епископ. «Архиереи, управляющие Церквами,—говорится в Православном исповедании,—именуются главами оных: сие должно принимать в таком смысле, что они суть местоблюстители Христовы, каждый в своей области, и главы частные».

Самостоятельность Поместных Церквей имеет свое каноническое основание, закрепленное Апостольскими правилами и Правилами Вселенских Соборов. «Епископам всякаго народа подобает знати перваго в них, и признавати его яко Главу, и ничего превышающаго их власть не творити без его раз-суждения» (34 пр.Ап.). Однако внутренние дела Поместной Церкви окончательно решаются ее собственными иерархами: «Аще кто, презрев... постановленное решение, дерзнет... Вселенский Собор безпокоити, к оскорблению чести всех епископов области: таковой да не будет приемлем со своею жалобою, яко нанесший оскорбление правилам и нарушивший церковное благочиние» (6 пр.II.Вс.Соб.). Таким образом, древние Поместные Церкви, имея свою иерархию, были независимы в своем внутреннем устройстве и управлении. Со временем такие Церкви стали именоваться Автокефальными, т.е. имеющими своего епископа, управление, независимое от другой власти. Проф. С.Троицкий считает, что термин «Автокефальная Церковь» стал употребляться с начала V века.

Сонм Автокефальных Церквей, составляющих Вселенскую Церковь, признан единственно соответствующим природе Церкви. Когда речь идет об основополагающих моментах церковного бытия, самостоятельность Церквей не является абсолютной. Прежде всего, она не распространяется на догматическое учение. Иисус Христос принес на землю всеобъемлющую истину. Апостолы, восприняв благодатное учение, передали его Церкви, главным образом, своим преемникам—епископам. Вселенские Соборы всегда делали акцент на недопустимости изменения догматических истин: «Да не будет позволено никому произносити, или писати, или слагати иную веру, кроме определенныя от святых отец, в Никеи граде, со Святым Духом собравшихся» (7 пр.III Вс.Соб.)

Самостоятельность Церквей не имеет отношения и к основам канонического строя, опирающимся на догматическое учение. Это правила Апостольские, Вселенских и 10 Поместных Соборов, а также—святых отцов. Важность соблюдения канонов заключается в том, что это волеизъявление всей полноты Церкви и направлено на ее единство, благостояние и возрастание: «Никому да не будет позволено вышеозначенныя правила изменяти, или отменяти, или, кроме предложенных правил, при-имати другая» (2 пр.VI Вс.Соб.).

Каноны, действующие в Церкви, не есть иго, ибо, требуя полного единства в вопросах веры, предоставляют полную свободу в административном управлении. Свободны Автокефальные Церкви и в богослужебной сфере (освящение мира, канонизация святых, составление и введение новых песнопений и пр.), а также в сфере суда: суд Поместной Церкви имеет законную силу и не может быть нарушен другой Церковью.

Таким образом, Поместные Церкви, оставаясь неразрывными составляющими единой Вселенской Церкви, в одних сферах своей деятельности ограничены, а в других—самостоятельны. Ошибочным будет мнение, что жизнь Церкви в веками созданной ограде стройного догматического учения и канонических связей застыла на месте. Богочеловеческий церковный организм живет и развивается. Одним из важнейших моментов в жизни Вселенского Православия является рождение новых Поместных Церквей.

Актуальным на данном этапе является вопрос о даровании самостоятельности Украинской Православной Церкви. И если руководствоваться не политическими или популистскими соображениями, то решение об автокефалии, согласно православным канонам, принимается высшей церковной властью. «Без всякого же прекословия меньший благословляется большим»,—говорит апостол Павел (Евр.7,7). В вопросительно-утвердительной форме эта мысль выражена в Номоканоне: «Кто бо даст иному, его же сам не имеет?». Поэтому «только Поместная Церковь дает автокефалию одной из ее частей, Вселенские же Соборы не провозглашали автокефалии, они, не вмешиваясь во внутренние дела Церкви, только регулировали их взаимоотношения».

Провозглашение Собором епископов автокефалии части Поместной Церкви влечет за собой необходимость признания вновь провозглашенной Церкви всеми Поместными Церквами. Это всеправославное признание будет свидетельствовать о принятии новой Церкви в семью братских Православных Церквей, в чем и проявляется «единство духа в союзе мира» (Еф.4,3). Если этого не произошло, то весьма проблематично говорить о полноценности автокефалии. Можно сделать вывод, что только Церковь-Мать может даровать автокефалию части своей Церкви и что никакая другая Церковь не полномочна предоставить самостоятельность какой-либо части Церкви, находящейся в юрисдикции другой Автокефальной Церкви. Такие действия антиканоничны и нарушают неприкосновенность прав Поместной Церкви.

А вот вопрос: «Кому можно даровать автокефалию?»—в последнее время стал настолько болезненным, что говорить о нем надо очень осторожно, взвешивая все «за» и «против».

Самым существенным условием для получения автокефалии является выраженное всей христианской полнотой (клиром и мирянами) данной Церкви мнение, что провозглашение самоуправления будет полезно самой Церкви и явится условием для более успешного ее развития. Этим мотивом должна руководствоваться и Мать-Церковь при даровании автокефалии.

В самой формулировке, утвердившейся веками, говорится о «даровании», т.е. о безвозмездном даянии со-стороны Матери-Церкви. Если в семье родители в чем-то отказывают своим детям, то (по закону евангельскому, а отсюда—и общечеловеческому) ребенку следует покориться родительской воле, ибо их действия направлены к добру, и печальны бывают последствия, если ребенок все же поступает по-своему.

По этой аналогии и Церковь, желающая стать автокефальной, должна прислушаться к соборному голосу Матери-Церкви, ибо Дух Святый, действующий через соборный разум, погрешать не может. Поэтому, если устами Собора архиереев Церковь откладывает решение вопроса, касающегося не только отдельной Церкви, но и влияющего на жизнь Вселенского Православия, то форсировать эти события и тем более «требовать» предоставления автокефалии недопустимо.

К сожалению, этот очень деликатный, важнейший для православного мироощущения религиозно-этический принцип оказался нарушенным по воле самозванного, а потому безблагодатного формирования под сложным названием УПЦ-КП. Действия этой организации (ибо звание «Церковь» применительно к ней не выдерживает ни догматической, ни канонической критики) направлены на то, чтобы добиться автокефалии любой ценой: играя на национальных чувствах и насильственно захватывая храмы, втягивая в эту неправедную борьбу и светские власти, и средства массовой информации. Но в пылу навязанного православным противостояния сторонники УПЦ-КП забыли основную христианскую заповедь—заповедь любви, объединяющую всех верующих и соединяющую их с Христом.

Автокефалия не должна быть самоцелью. Это естественный процесс в жизни Церкви, который невозможно ни ускорить, ни замедлить. Если же вмешиваться в ход созревания церковного самосознания, то негативные последствия не замедлят сказаться и будут губительны как для пастырей, так и для паствы.

«Сущность Церкви можно выразить одним словом—единство». Автокефалия, предполагающая путь самостоятельного бытия, по своей сути является образцом теснейшего единения Вселенского Православия. «Автокефалия—это не разъединение, а полное единство, если же она таковой не является—то это раскол».

Только при догматико-канонической общности и церковно-административной независимости, четко представляя себе, где заканчивается частное и начинается незыблемое общее, Автокефальная Церковь будет существовать в спектре Вселенского Православия и сможет ощутить себя частью Богочеловеческого организма—Церкви Христовой. Ведь «единодушие, единоверие, единомыслие стало существенной чертой в христианстве, как бы исходным началом его жизни, краеугольностью основания в его состоянии»,—писал святитель Феофан Затворник. Поэтому подлинно самостоятельной, Автокефальной может называться Церковь, которая источает свет православного учения ближним и дальним не в надменном сознании своего превосходства в познании богооткровенных истин Христова Евангелия, но в братолюбивой неуклонной устремленности к общению и желанному единству всех христиан.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru