Чувство греховности у различных народов и сознание необходимости примирения с Богом у евреев

Мечты о мире жили в сознании дохристианского человечества как воспоминание о полузабытом, потерянном сокровище изначального безгрешного существования первых людей, и только у духоносных пророков еврейского народа, хранивших веру во Единого Бога и Его обетование, эти мечты становились твердой надеждой, верой в наступление Царства Божия.



Вдохновенный пророк Исайя изобразил возрожденное человечество и преображенную природу в состоянии Вечного Мира. Между людьми не останется никакой вражды, исчезнет оружие, и никто не будет учиться воевать: «Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их» (Ис.11,6).

Пророки рисовали идеальную жизнь человечества, в условиях свободного (но не вынужденного) мира, который является естественным следствием совершенства воль.

Искупление, которое должен был совершить воплотившийся Начальник мира (Ис.9,6),—главнейшая идея и содержание ветхозаветных законов, и пророков, и псалмов (Лк.24,44).

Подобно всем другим важнейшим идеям истинной религии, мысль о спасении, лежащая в основе мессианского учения, современна греховности мира. Идея спасения явилась как дело Божие и потом постепенно раскрывалась в ряду исторических событий, из которых многие не могут быть объяснены одною человеческою деятельностью, потому что они были даром бесконечной любви Божией, направляющей человека к восстановлению богоподобия, возвращенного нам Богочеловеком Христом. Вся совокупность Божественных действий, называемая домостроительством нашего спасения, охватывает множество фактов истории человечества, и особенно, истории еврейского народа, но преимущественное выражение идеи примирения нашего с Богом спасения через Мессию находится в непосредственном божественном откровении, в пророческих изречениях о спасении и Спасителе.

Ожиданием Искупителя и Примирителя полна вся ветхозаветная история человечества. Среди тьмы дохристианского мира ярко светил огонь богооткровен-ной религии у богоизбранного народа.

В то время как мыслители Греции или Индии спорили об иллюзорности или вечности мира, израильские пророки заговорили о моральной ценности истории и человеческой жизни, объясняя преходящие события своей эпохи в их отношении к Божественной Воле. Мудрые видели несовершенство мира, бичевали пороки общества, призывали к общественной справедливости и верили, что мир должен обновиться. Они предсказывали, что это обновление принесет Царь из дома Давидова, Мессия, Который будет наречен Еммануил (с нами Бог). Они духовными очами созерцали Деву, Вифлеем, Предтечу; им представал образ Мессии—Страдальца, Примирителя и Искупителя. И чем ближе было пришествие Христа, тем яснее ощущали еврейские пророки Его спасительную миссию. Первосвященник Захария, пророчествуя о сыне своем Иоанне, назвал его Предтечею Того, Кто придет «просветить сидящих во тьме и тени смертной, направить ноги наши на путь мира» (Лк.1,79).

По христианскому толкованию, учение о Мессии составляет средоточие всей мировой истории. К Мессии тянется сердце каждого благочестивого человека, сознающего ненормальность своего отношения к Божеству и желающего избавиться от этой ненормальности. Мессии—Иисусу Христу, как и всему учению о Нем, придавали такое большое значение даже не строго христианские философы и мыслители 21.

Мессианское учение предполагало ожидание спасения, основывающееся на понятиях о святости Божией и греховности людской. Эти понятия лежат в основе почти всякой религии, сколько-нибудь не чуждой истины. Следовательно, принципы мессианского учения, заключающиеся в надежде на божественное спасение, лежат в основе религии вообще. Вот почему верования большинства народов были не чужды мессианского учения. Правда, здесь обнаруживаются только проблески учения о Боге Спасителе; однако даже это дает возможность утверждать, что вся история древнего мира была приготовлением ко Христу.

Если для богоизбранного народа приближение Царства Мира было исполнением Божественных обето-ваний, данных еще первым людям, и составляло движущую силу всей ветхозаветной истории, то для язычников мечта о мире была выражением скрытой нравственной потребности. Эта мечта не тонула в жестокости, не угасала во тьме духовного оскудения.

Все лучшее в дохристианском мире, как у евреев, так и в язычестве духовно тянулось ко грядущему Спасителю, пытаясь разгадать тайну искупления. Люди стремились постичь смысл и значение бытия человеческого, постичь истину, найти путь к добру.

Великие философы древности—Сократ, Платон, Аристотель и многие другие—старались очистить человеческое мышление от лжи и приблизиться к истине, почему некоторые отцы Церкви называли этих мыслителей «христианами до Христа».

Чувство греховности побуждало человека верить в грядущее избавление, надеяться на милость Всевышнего.

«Муки души, оставленной Богом, нарушенный мир, расстройство душевных сил, помраченных грехом, лучше понимал избранный народ в лице его духовных руководителей—пророков и праведников, о чем мы можем судить особенно по псалмам»22.

Псалмы раскрывают всю глубину страдающей от греха души. Это наиболее ясно слышится в шести псалмах, читаемых Православной Церковью за утренним богослужением (Пс.3,37,62,87,102,142).

«Несть исцеления в плоти моей от лица гнева Твоего, несть мира в костех моих от лица грех моих. Яко беззакония моя превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне... Озлоблен бых и смирих-ся до зела: рыках от воздыхания сердца моего... Сердце мое смятеся, остави мя сила моя, и свет очию моею... И ближнии мои отдалече мене сташа, и нуж-дахуся ищущии душу мою... Врази же мои живут и укрепишася паче мене, и умножишася ненавидящии мя без правды... Не остави мене, Господи Боже Мой, не отступи от мене. Вонми в помощь мою, Господи спасения моего». (Пс.37, ст.4,5,9,11,13,20,22,23).

«Боже, Боже Мой, к Тебе утренюю: возжада Тебе душа моя... Яко лучши милость Твоя паче живот... о имени Твоем воздежу руце мои» (Пс.62,2,4,5).

«Яко исполнися зол душа моя, и живот мой аду при-ближися. Привменен бых с низходящими в ров, бых яко человек без помощи, в мертвых свободь, яко язвеннии спящии во гробе... Положиша мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней... И аз к Тебе, Господи, воззвах... Векую, Господи, отрееши душу мою, отвращаеши лице Твое от мене? Нищ еемь аз... вознес же ся, смирихся и изнемогох» (Пс.87,4-7,14-16).

«Господи, услыши молитву мою, внуши моление мое во истине Твоей, услыши мя в правде Твоей, и не вни-ди в суд с рабом Твоим, яко не оправдится пред Тобою всяк живый... И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое... Скажи мне, Господи, путь воньже пойду... Из-ми мя от враг моих, Господи, к Тебе прибегох... Имене Твоего ради, Господи, живиши мя, правдою Твоею из-ведеши от печали душу мою...» (Пс.142,1,2,4,8,9,11).

«Ведь это настоящий вопль измученного человека, потерявшего душевный мир с Богом, мир с людьми. Такой смысл приведенных псалмов подчеркивается и внешним строем православного богослужения. Священник во время чтения этих псалмов выходит из алтаря, безмолвно молится, стоя пред царскими вратами, за людей, о прощении и очищении от грехов, о мире душевном, о спасении и бодрости духа. Он знаменует собою Единого Ходатая Бога и человеков Иисуса Христа (1 Тим.2,5), снявшего преграду между Богом и людьми, и очистившего человеческую совесть, и примирившего его с Богом»23.

Иного содержания псалом 102, он благодарственный: «Благослови, душе моя, Господа, и вся внутренняя моя имя святое Его... и не забывай всех воздаяний Его, очищающаго вся беззакония твоя, исцеляющаго вся недуги твоя» (ст. 1-3).

После шестопсалмия хор в воспоминание пришествия в мир Начальника мира и Искупителя поет: «Бог Господь и явися нам. Благословен грядый во имя Господне». Затем идет ектения с прошениями о мире: «о свышнем мире и о спасении душ наших», «о мире всего мира» и др.

ПРИМЕЧАНИЯ

21    Например, знаменитый философ Гегель и историк Ф.Мюллер считали «принцип освобождения человечества от его ненормального отношения к Божеству и примирения с Ним... мировым рычагом, на котором обращается весь мир». Иисуса Христа они называли «ключом всей истории, а всю историю—приготовлением ко Христу» (Воблан К.Г. Приготовление древнего мира к принятию христианства //Вера и разум. 1900.Т.1.С.63).

22    Миролюбов Г. П., доц. Божественный Начальник мира Христос Спаситель //Голос Православия. Берлин, 1952. №2.С.53.

23    Там же.

 

Церковные Таинства

— Традиционно епитимию, то есть духовное послушание после Покаяния для преодоления греха, на человека налагает священник. Он видит, какая именно должна быть епитимия. Если человек духовно зрелый, он получает одно послушание, если начинающий в вере — другое.
Подробнее ...

Вопросы и ответы

— Тарас Шевченко — великий сын нашего народа, великий поэт и православный христианин. Об этом свидетельствуют не только стихотворения Тараса Григорьевича, но и его картины. В советское время церковная тема была закрыта для исследователей творчества Шевченко; возможно, именно поэтому и возникают вопросы о его отношении к Богу и Церкви.
Подробнее ...

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru