Учение о законе в посланиях святого апостола Павла

Слово «закон» (νόμος) в различных Посланиях святого апостола Павла не всегда тождественно по содержанию. Апостол обозначает им целый ряд разнообразных и подчас даже противоположных понятий1. Но когда мы говорим: «учение апостола Павла о законе», то имеем в виду только один, строго определенный предмет—закон Моисеев. Именно ему в Посланиях святого Апостола принадлежит наименование закона в прямом смысле, и этот закон является объектом специального исследования.

Какова же связь Моисеева закона с Евангелием Христовым и Церковью? «Должна ли юная христианская религия привязать себя» к закону Моисееву и вместе с тем «к умиравшим формам застывшего во внешности иудейства или же продолжать свой орлиный полет над миром силою присущего ей нового духа»?2 Эти вопросы в первые времена христианства были очень важны. Тогда, в апостольский век, от их правильного решения «зависела судьба» не только Церкви, но и «целого мира»3. Памятником письменности, отображающим положительное решение этой проблемы, и являются Послания апостола Павла, а точнее, те места в них, где излагается учение о законе4.

Апостол Павел в своих Посланиях решительно выступает против «Евангелия в иудаистической форме»5. В противоположность «баснословным речам иудеев (Тит. 1,14; 1 Тим.1,4;4,7) о вечности закона» Моисеева6, апостол говорит о его «временном, преходящем»7 значении и доказывает, что закон Моисеев, как руководство к религиозно-нравственной жизни людей, имел власть и силу только определенное время. С пришествием же в мир Христа закон Моисеев стал ненужен и иудеям, время его кончилось8. Во Христе Иисусе «объявлена новая воля Божия»9—«отменение закона»10, свобода от него", служение Богу «в обновлении духа, а не по ветхой букве» (Рим.7,6). То, чем для иудеев, «по Божию изволению»12, прежде служил закон Моисеев, для членов учрежденной Христом Церкви служит теперь благодать и «вера, действующая любовью13 (πίστις δί άγαπης ενεργούμενη)» (Гал.5,6). При благодати и вере жить по Моисееву закону нет никакого смысла14.

Чтобы наиболее убедительно показать временный, преходящий характер Моисеева закона, апостол Павел поставляет Христово Евангелие к закону Моисея «в таком отношении, что отменение последнего выставляет действием его самого»15. При этом Апостол оценивает Моисеев закон в свете всей истории Божественного домостроительства в целом и ее средоточия—спасения человечества посредством от века предопределенного Богом Христа (Εφ. 1, 4-5,9; 3,9; 2 Тим. 1,9-10). Святой Павел представляет закон как принадлежность особой, им же самим определяемой, формы, или особого «пути спасения и приближения» человека «к Богу»16.

Придерживаясь, по возможности, позиции апостола Павла, рассмотрим, что же такое Моисеев закон, или просто закон, в его исторических функциях, и каковы его особенности. Прежде всего, следует установить причины, обусловившие появление и существование закона, а затем определить цель его дарования.

«Закон дан... по причине преступлений»,—говорит апостол Павел (Гал.3,19). Хотя приведенное выражение толкуется по-разному17, но, тем не менее, ясно, что происхождение Моисеева закона апостол Павел поставляет в прямую связь с грехом человека. Это подтверждается и другими словами Апостола: «Закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешников...» (1 Тим. 1,9). Грех, таким образом, мыслится «непременным предварением и обязательным условием» существования закона, «наличной сродной ему величиной» и его «двойником»18. Однако, исходя из учения о законе апостола Павла, нельзя утверждать, что в плане Божественного домостроительства исключительно грех человека обусловил существование закона и явился первостепенной причиной его появления. Подобное утверждение не объяснило бы, почему же закон, при подверженности греху всех народов, дан только одному из них—богоизбранному еврейскому (Рим.9,4)—и почему он дан лишь «спустя четыреста тридцать лет» после дарования обетования Аврааму (Гал.3,17), тогда как грех царствовал в человечестве от грехопадения Адама (Рим.5,12-14). И, главное, это суждение не выразило бы связи закона с предвечным желанием Бога спасти во Христе всех людей (Еф. 1,4-5; 2 Тим. 1,9; 1 Тим.2,4), закон оказался бы оторванным от общей и центральной идеи Божественного домостроительства.

Другой, более основательной, причиной появления закона, вполне разъясняющей указанные недоумения, является, по Апостолу, само Божественное обетование Аврааму. Таким образом объясняется связь закона именно с еврейским народом (через родственные отношения с Авраамом) и действие закона в пользу спасения всех (через обетование). Но тогда закон вторичен по отношению к обетованию. Согласно Апостолу, в историческом домостроительном процессе закон «придан, прибавлен (προσετέθην) к обетованию». Не являясь чем-то самостоятельным'9, независимым закон занимает по отношению к обетованию положение подчиненного20 Божественного учреждения21, поскольку обетование22 даровано Аврааму непосредственно Самим Богом, а закон преподан его потомкам—евреям, «чрез Ангелов, рукою посредника», каким оказался Моисей (Гал.3,18-19)23.

Итак, на основании учения апостола Павла нам известно, какие причины обусловили существование закона в истории Божественного домостроительства: грех человека и обетование Аврааму, причем первую причину нужно назвать пассивною, а вторую—активною. Какова же цель дарования закона?

Следует учитывать, что цель дарования закона вполне должна отвечать причинам его появления, из них исходить и быть прямо связанной с ними, а помимо этого—полностью соответствовать воле и свойствам Божиим, так как закон—установление Божественное. Тогда цель дарования закона, рассматриваемая в отношении к греху человека, должна предусматривать полное уничтожение греха как явления противобоже-ственного, никак не соответствующего святости Бога. В отношении же к обетованию—это совершеннейшее его исполнение, потому что оно выражает идею всеобщего оправдания и точно соответствует хотению Бо-жиему. Иными словами, настоящая цель закона, по самой идее его происхождения, должна состоять в сообщении всем людям оправдания, или праведности, так как уничтожить в человеке грех есть то же, что оправдать его24. Однако сам по себе закон не обеспечивает такой возможности, ибо для ее реализации необходимы, во-первых, наличие в законе животворящей силы, возрождающей человека и позволяющей ему искоренить в себе грех, поскольку без нее человек не в состоянии этого сделать (Гал.3,21-22; Рим.7, 14-24)25, а во-вторых,—универсальность назначения закона, дарование его не для одних евреев, а для всего человечества, ибо обетование относится ко всем народам (Гал.3,8). Таким образом, закон является всего лишь сводом заповедей, постановлений и правил26, от которых нельзя ожидать подаяния животворной силы27, и исторически он назначен не для всех (Рим.9,4; Еф.2,11-12). Чтобы избежать логических противоречий, необходимо допустить, что оправдание всех людей заложено в идее закона, но для реализации этой идеи Бог должен дать другое средство—животворящее и универсальное28. К чему же в таком случае практически должна свестись цель закона? Согласно апостолу Павлу—к тому, чтобы евреи, подчиняясь закону, почувствовали необходимость в оправдании, но—в силу «недостаточности» закона—возымели жажду лучшего к оправданию средства29. Таким средством, по предвечному Божественному предопределению, является Христос, через Которого и в Котором действием Святого Духа Бог усвояет каждому человеку, по вере его во Христа как Искупителя и Спасителя, Свою Божественную праведность (Рим.З, 21-26). Следовательно, цель закона—возведение в состояние внутренней, идейной готовности к принятию Христа, веры в Неге?0 одного народа (1 Кор. 10,1-4), чтобы через него принесенная Христом (Рим.9,5) Божественная благодать, оправдывающая сила, любовь, распространились на все человечество (Рим.5, 15-19) и, таким образом, очистился грех (Евр. 1,3; Εφ. 1,7 и др.) и исполнилось обетование Аврааму (Рим.3,28-30; 4,16-17; Гал.3,14)". Наименование «педагог (παιδαγωγός)» (по-русски: «детоводитель»; по славянски: «пестун»—Гал.3,24), прилагаемое апостолом Павлом к закону, прекрасно выражает его цель и назначение32.

Определив причины и цель появления закона, нетрудно теперь выяснить и то, в чем собственно, согласно Апостолу, сказалась «педагогическая деятельность» закона, какие особенности его содействовали достижению цели и, отсюда, что такое вообще определяемая законом норма религиозно-нравственной жизни, бого-угождения с точки зрения Евангелия, христианства.

Прежде всего, если закон имел целью возбудить в еврейском народе жажду Христа Спасителя, с именем Которого связано понятие о служении человека Богу (Флп.3,3; Рим.8,1,9-10), то учение закона должно быть возвышенным. Апостол и усвояет ему такие «досточе-стные», по замечанию блж. Феодорита, наименования33, как «духовный» (Рим.7,14), «святой, праведный и добрый» (Рим.7,12), давая «знать, что он есть наставник добродетели и враг порока»34, «желает духовного»35 и требует того, чтобы, говоря словами еп.Феофана, «к Богу устремляться, с Ним пребывать умом и сердцем, Ему всячески угождать, исполняя по совести святую волю Его, и услаждаться только тем, что божественно»36. Иначе говоря, закон «ясно и определенно указывал, что должно и можно делать, как сообразное обетованию веры» (т.е. обетованию, полученному Авраамом по вере его от Бога) «и чего должно избегать, как преступлений»37, преподавал «истинное правило жизни»38, очерчивал «законы праведности», согласно которым можно жить «праведно, по закону»39. Уже в этом теоретическом аспекте закона заключается, по Апостолу, его «педагогическое значение»40. Читая или слушая закон, каждый человек мог познавать величие Божественной воли о нем, выраженной в предписаниях закона, мог возгораться желанием исполнить ее, как находящую отклик в совести (Рим.7,22), и в то же время видеть в законе, словно в зеркале, «безобразие и гнусность дел своих»41, свои «страсти» (Рим.7,7)42.

Далее, если закон вел к поданным с пришествием Христовым Евангельским благам, то он должен был содержать и прямые указания на эти блага. Апостол Павел учит, что «закон... во всех своих частях прообразовал предметы духовные», имевшие «явиться в благодатном царстве Христовом»43. «Всякое предписание», данное в законе «от лица Божия» и «определявшее видимый образ действова-ния», «учреждено было», по Апостолу, «с особым духовным значением», с тою целью, чтобы оно «печатлело в уме» подзаконного человека Бога, давало возможность через видимые учреждения прозревать невидимое, духовное44. Закон назидал евреев определяемыми в нем жертвами45, очищениями46, богослужением, «образами обрядов и истории»47, служившими тенью христианства (Евр.10,1; 9,9-10; 8,5; 1 Кор.5,7 и др.), психологически готовившими людей к нему.

Однако педагогическое служение закона не могло ограничиться одним теоретическим и образным, или символическим, научением подзаконного человечества. Ведь закон был дарован грешным, или, иначе, духовно-нравственно несовершенным людям18. Целью же его было привести людей к вере во Христа, к благодатному оправданию в Нем по Божественной милости (Рим.4,16), т.е. к состоянию противоположному тому, в котором они находились. Следовательно, педагогическое воздействие закона должно распространяться и на волевую, а не только на познавательную сферу, ибо само по себе знание не дает нужного плода. В то же время воля малоразвитого в духовно-нравственном отношении человека подвергается воздействию двух различных стимулов: положительного, состоящего в обещаниях наград за исполнение желания обещающего (при этом активной стороной является тот, кому обещают), и отрицательного, состоящего в принуждениях нравственного и физического характера (где принуждаемый является уже пассивной стороной). Поэтому и закон непременно должен иметь характер «юридически-принудительного постановления (διαταγείς)»49, предусматривающего как обетования благ за его исполнение, так и угрозы в случае нарушения. Кроме того, необходимы были даже суровые физические меры воспитания в целях соблюдения подзаконными людьми дисциплины50 и пробуждения у них спасительных чувств и желаний. При этом, стремясь к добру, в борьбе с грехом—по правилам закона—человек должен рассчитывать исключительно на свои силы.

Юридически-принудительный характер закона усматривается уже в описании Апостолом самого явления закона, которое сопровождалось огнем, мраком, шумом бури, громовыми глаголами и прещениями Божиими, вызвавшими всеобщий ужас и трепет в еврейском народе и побудившими его обратиться с просьбой к Моисею быть посредником между людьми и Богом (Евр.12,18-21). Апостол отмечает далее, что в законе содержалось много обетований (Рим.9,4), относящихся как к «гражданскому земному благополучию» (Еф.6,2-3), так и к небесным благам, «нужным для духовной природы»51. Самым важным из всех обетований закона было оправдание, жизнь. Однако ни оправдание, ни получение любого другого обещанного блага невозможно без исполнения закона. «Только тот, кто исполнит все написанное» в книге закона, будет оправдан по нему52 и «жив будет»,—сказал Господь через Моисея евреям (Рим. 10,5; Гал.3,12)53. За нарушение же закона всякому подзаконному человеку определялось проклятие, лишение Божественного благоволения (Гал.3,10)54. Все это свидетельствует о том, что закон имеет правовой характер и жизнь подзаконного человека строится на началах права, долга55. Понятие же права, долга предполагает, согласно Апостолу, и ту особенность закона, что принципом определяемой им жизни являются дела (Рим.4,4), предписываемые во множестве законом и подлежащие неукоснительному исполнению человеком56.

В качестве мер воздействия за нарушение закона апостол Павел указывает смерть. За полное отвержение «закона Моисеева, при двух или трех свидетелях» человек «без милосердия наказывался смертию» (Евр. 10,28). Но и за отдельные преступления своих заповедей закон также «осуждал и наказывал» человека57.

Обобщенно совокупность особенностей воспитания по закону Апостол выражает понятием «заключения под стражу». «До пришествия веры,—говорит он,—мы заключены были под стражею закона (ΰπό νόμου εφρουρούμεθα συγκλειόμενοι)» (Гал.3,23). «Φρουρετσ-θαι58 говорится о тех, которые соблюдаются в темнице или городе, осажденном неприятелем» (2 Кор. 11,23)... «так что смысл» выражения Апостола «будет такой: заключенные под законом, мы были оберегаемы им, как узники в темнице или как осажденные в городе»59. Иными словами, закон всей системой своего воспитания «как бы в стенах каких», «взаперти»60, содержал евреев «в страхе и жизни по закону»61, охранял «от всякого шага», какой бы они захотели «сделать самостоятельно, в целях выйти на свободу»62. Эту же мысль, но только в несколько смягченной форме, выражает и упомянутое уже нами понятие «педагог» (Гал.3,24), которое Апостол усвояет закону63, а также и уподобление его «ограде (Еф.2,14: τοϋρραγμοϋ)»64.

Каким же образом закон влиял на подготовку человечества к принятию Христа? Как закон мерами обещания, принуждения и воздаяния по делам мог пробуждать в человеке спасительные чувства и желания, ведущие непосредственно к христианству?

Прежде всего, согласно учению апостола Павла, закон обнаруживает порабощенность человека греху, отчужденность его от жизни Божией. Поскольку по своей природе и по произволению человек повинен проклятию и смерти, у подзаконного возникает «жажда спасения от Божественного гнева и правосудия», необходимая для принятия Христа65. По Апостолу, это представляется таким образом. Закон указывает человеку, что есть воля Божия, что—истина и ложь, что добродетель и что порок, что согласно с обетованием Аврааму и что—нет. В то же время закон не животворит, не подает духовно-нравственных сил к добродетели и уклонению от порока66. Вследствие этого человек оказывается одновременно перед лицом Божественной правды, или праведности, и перед самим собою. Если кто и не послушал наставлений закона, то обетования и угрозы понуждают человека к исполнению заповедей, и тогда его духовно-нравственные силы измеряются уже нормами Божественной воли. Человек начинает осознавать, сколь недостаточны его силы для достижения отображенного в законе идеала праведности67, какая непреодолимая преграда между ним и Богом. Где-то в глубине души он чувствует в себе желание добра, согласие с законом, но во плоти его действуют противоположные заповедям закона влечения, которые настолько сильнее добрых побуждений, что для исполнения последних у человека не находится сил (Рим.7,16,18). Человек видит в себе, в своих членах, как бы «иной закон», противоборствующий закону Божию (Рим.7,23) и выражающийся в словах: «Когда хочу делать доброе, прилежит мне злое» (Рим.7,21); «не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Рим.7,15). Это и есть проявление живущего в человеке греха68, порабощающего себе волю человека и делающего его своим пленником (Рим.7,17,23). Грех, словно узами, сковывает в человеке богоподобное начало и обнаруживается, как глубокая скрытая внутренняя болезнь, которая была у человека и раньше, с момента грехопадения, но не проявлялась, не вполне сознавалась или вообще не сознавалась и\^9, а теперь, под воздействием закона, «высыпала наружу»70 и открылась во множестве нарушений заповедей закона в виде греховных пожеланий (Рим.7,8) и действий (Рим.7,19-20)71. Однако, поскольку всякое, даже малейшее нарушение закона неминуемо влечет за собой наказание, то человек познает через закон не только свой грех (Рим.3,20; 7,7), но и плоды этого греха—Божественное проклятие и осуждение на вечную смерть (Рим.7,23; 5,12; 2,8). До закона грех не вменялся человеку в преступление (Рим. 5,13)72, и потому человек не испытывал гнева Божия именно за грех, а постигавшие его душевные (Рим.2,9), телесные страдания и—в конечном итоге—смерть не могли сами собой отчетливо указать ему настоящую его вину. С явлением же закона, представляющего всякий греховный помысел (Рим.8,7) а также поступок человека как вражду и преступление против Бога, влекущие за собой наказание, грех осознается подзаконным как подлинная причина всех его бедствий73, а закон—как сила греха, орудие, посредством которого грех «глубоко вонзает внутрь» человека свое жало—смерть (1 Кор. 15,56У4. «Расстроенный грехом» человек вместо «утешения и душевного мира, какой имеют люди, сознающие свою праведность»75, испытывает теперь «чувство виновности, беспомощности»76, отчужденности и отверженности «от всего святого и безгрешного»77. Грешному остается только воскликнуть: «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» (Рим. 7,24), т.е. от рабства греху, и, услышав благую весть о спасении во Христе верою, с радостью ухватиться за нее как за единственную надежду.

Склоняя к христианству, закон благотворно действует на человека еще и тем, что сама тяжесть предписаний является средством к оправданию. Ведь «исключительное условие» определяемого законом бытия состоит в исполнении правил (Гал.3,12)78, или, иначе, «требует дел»79. Предписания закона являются неизменной целью в процессе всецелого и непрестанного творения человека и «не находят в воле» человека «законченности, нуждающейся лишь в продолжении (Гал.3.10)»80. Между тем, закон, окружая человека массой нравственных предписаний, понуждает его подчиняться, кроме того, еще и множеству всяких других «мелких наставлений, предостережений и проч.», составляющих обрядовую сторону закона81, т.е. предусматривает много и такого, «чего совесть не сказывает» и «что, однакож, неуклонно должно... быть исполняемо»82. Все это, несомненно, требует от человека большого труда и превращает закон в тяжкое иго83, особенно чувствительное при греховном бессилии воли человека и влечении его к поступкам, прямо запрещенным в законе. И еще можно было бы смириться перед тяжестью закона, если бы благодаря ему в конце концов достигалась праведность и жизнь. Однако никто из людей не исполняет закон «в такой степени, чтобы обладать оп-равдывающе-жизненными свойствами»84. Ни один человек не сделался посредством закона праведным (Гал.3,11)85. Отсюда следует, что закон, сам по себе, может вызывать только чувство недовольства со стороны подчиненного ему человека, пробуждать в нем «сильное желание иного, более легкого, чем закон, средства»86, жажду «лучшего устроения пути к праведности»87, каким является христианское оправдание благодатью по вере во Христа88.

Вот основные черты, по учению апостола Павла, педагогического служения закона в истории Божественного домостроительства. Всем своим содержанием, всем строем устанавливаемой им религиозно-нравственной жизни закон вел подзаконное человечество ко Христу, чтобы в Нем оно могло оправдаться верою (Гал.3,24). Естественно, что с пришествием Христа миссия закона как Божественного временно-приспособительного учреждения прекращается (Гал.3,25)89. «Конец закона—Христос» (Рим. 10,4)—«и потому, что в Нем исполняется предуказанное в законе, и потому, что в Нем исполняется самый закон и то, для чего дан закон»90.

Оценивая закон с точки зрения христианства, Апостол говорит, что он «добр (καλός)»91, но эта доброта его условна92. Он добр, «если кто законно употребляет его» (1 Тим. 1,8), т.е. пользуется им «в духе самого закона, по внутреннему его смыслу и значению»13, «соответственно с самим существом» его?4. Пользуется же им законно «тот, кто приводится им ко Христу», а когда верою принимает Христа, то закон оставляет, предпочитая последнему Первого?5. Такое действие сообразно и самому закону, и Божественному о нем определению.

Закон был дан Богом и имел силу до тех пор, «пока род человеческий был не зрел»96, находился в состоянии духовного детства97, когда «по незрелости природной», подчиняясь, как раб, «нестройному действию материальной жизни»98, он мог пользоваться «только первоначальными понятиями о служении Богу»— обрядами и наставлениями закона99, помогавшими ему сохранять «внешнюю исправность поведения» (Гал.4,1-3)100. С пришествием же Христа, силой воздействия Божественной любви, период духовной незрелости человечества кончается, и все принявшие Христа верою люди обязуются служить уже не закону, а Христу (Рим.7,1-4) как своему Искупителю от грехов и от самого закона, дарованного вследствие грехов!01. Обильно подаваемая во Христе Божественная благодать полностью преображает всякого с верою прибегающего ко Спасителю человека, делает его новым творением (2 Кор.5,17; Гал.6,15; Еф.2,10), сообщает «внутреннюю чистоту чувств и мыслей пред лицом Бога»102, поставляя на путь поклонения Ему в духе и истине (Флп.3,3; Рим.7, 6; 2 Кор.3,17-18; Ин.4,23)03. Внешнее руководство закона в религиозно-нравствен-ной жизни заменяется теперь внутренним водительством Святого Духа (Рим.8,4); все дробные законни-ческие предписания—единой Христовой заповедью о любви как новым законом (Гал.6,2; Ин.13,34)104, потому что в любви они все «сокращенно вмещаются»105 и исполняются (Рим. 13,8-10)106; место рабского страха107 пред Богом заступает сыновнее к Нему влечение (Рим.8,15-16). Христианство открывается как живая сила, подающая «опытное вкушение благ духовных от веры во Христа»(Рим.1,16-17)108.

Закон таким «почти не был»109. Если сопоставить определяемые им средства спасения с благодатью христианства, то они—всего лишь «немощные и скудные стихии» (Кол.2,20-21)"°. Таким образом, «закон ничего не довел до совершенства» (Евр.7,19; 7,11), т.е. до полного спасения111, предоставив это сделать Христу (Евр.11,39-40), в Котором «обитает вся полнота Божества телесно» (Кол.2,9)112. Закон в сравнении с благодатью, формируемый законом образ жизни в сравнении с житием Евангельским—все равно, что тень по отношению к отбрасывающему ее телу (Кол.2, 16-17; Евр.10,1)113; плоть по отношению к духу (Рим.7,5-6)114; рабство—к свободе (Гал.5,1); мякина, шелуха—к чистому зерну (Флп.3,8)115; свет звезд—к сиянию солнца, в лучах которого звезды меркнут116.

Потому и следует оставить худшее и меньшее ради лучшего и большего. Закон не может быть наследником вместе с благодатью, на что, по Апостолу, прикровен-но указывала еще история Сарры и Агари, записанная в самом законе для назидания будущих, христианских поколений людей (Гал.4,21-31; 1 Кор.10,6).

ПРИМЕЧАНИЯ


1    «Греческое слово νόμος (от νέμω) значит, собственно, нечто «определенное», «удел» и первоначально имело значение загороди, делаемой пастухами (νομεύς), у раввинов закон назывался sepes (плетень) и sepimentum (ограда)» (Мышцын В.Н. Учение св.ап.Павла о законе дел и законе веры. Сергиев Посад, 1894.С2). В посланиях ап.Павла наименование закона (νόμος), кроме написанного на каменных скрижалях и на пергаменте Синайского законодательства (2 Кор.3,3), усваивается: 1) вере—«закон веры (νόμου πίστευως)» (Рим.3,27); 2) христианской любви, или заповеди о любви—«закон Христов (τόν νόμου τον Χρίστου)» (Гал.6,2); 3) самоотверженной христианской жизни в Боге по принципам духа или даже Самому Духу Святому, действием Которого в человеке эта жизнь осуществляется—«закон духа жизни во Христе (νόμος τον πνεύματος τής ζωής εν Χρίστου)» (Рим.8,2); 4) глубокому проникновению и действию воли Божией в сокровеннейших тайниках человеческой природы (уме и сердце—Евр.8,10, Иер.31,31-34); 5) явлениям или порядку действий, происходящему в духовной и телесно-материальной сферах человеческого естества—«закон ума (τού νομού τον νοός)» (Рим.7,23) и противоборствующий ему «закон греха (τω νόμου τής αμαρτίας)» (Рим.7,21,23,25), который также назван «законом смерти (τον νόμου τον θανάτου)» (Рим.8,2). См. также: Рим.2,14-15,27; 7,1-2; 1 Кор.7,39; 1 Тим.1,9.

2    Лопухин А.П. Толковая Библия. Т. 12.Спб.,1914.С.184.

3    Там же. Архиеп. Фшарет Черниговский пишет: «Отношение Моисеева закона к Евангелию в первые времена христианства было понимаемо не одинаково и из того образовались даже общества. Самые ревностные чтители Моисеева закона были бывшие слушатели фарисеев. Они по наставлению фарисеев считали сохранение обрезания и других обрядов необходимым для обращавшихся из язычества (Деян.15,5)... Бывшие ученики фарисеев до того увлекались ревностью к закону, что образовали секты евионеев и назореев христианских... Они уверяли... что закон Моисеев совершенно необходим для спасения... и ниспровергали значение веры во Христа Иисуса» (Опыт объяснения на Послание ап. Павла к Галатам. Чернигов, 1862.С.6-7).

4    Проблема взаимоотношения Моисеева закона и Евангелия, иудейства и христианства была, собственно, решена на первом в истории Церкви Иерусалимском соборе (Деян.15), где апостолы «размежевали эти две области, указав их настоящее место и значение и установив самодовлеющую силу Христовых заслуг и Христовой благодати» (Лопухин А.П. Цит.соч.С.113). Однако дальнейшее развитие, богословско-теоретическое обоснование и практическое внедрение в жизнь идеи соборного постановления принадлежит, по преимуществу, ап. Павлу. Благодаря самоотверженным трудам и пламенной ревности этого великого мужа от христианства была отклонена смертельная опасность быть «растворенным в иудействе».

5    Лопухин А. 77. Цит. соч. С. 18 3.

6    Учение о вечности Моисеева закона вошло «потом в Талмуд и другие книги евреев». (Еп.Никанор. Толковый Апостол. Ч.Н.Спб.,1904.С.249).

7    Галахов Я.Я. Послание св.ап.Павла к Галатам. Казань, 1897.С.246.

8    Еп. Феофан. Толкование Посланий св.ап.Павла к Филип-пийцам и Солунянам. М., 1895.С. 122.

9    Архиеп. Филарет Черниговский. Опыт объяснения на Послание ап.Павла к Галатам. Чернигов, 1862.С.134.

10    Там же.С.66.

11    Апостол Павел проповедовал «Евангелие свободы» (Гал.4,31; 5,13), которое глубочайшим образом согласовалось с Евангелием Спасителя. (Галахов Я.Я. Цит.соч. С. 189). Свобода, по Апостолу, «прежде всего заключается в свободе от греха, а потом и в свободе от закона» (Еп.Никанор. Цит.соч.С.385).

12    Еп. Феофан.Цит.соч.С. 122.

13    Лопухин А.П. Цит.соч.С.224.

14    «Жизнь по вере», согласно Апостолу, «исключает жизнь по закону, и... смешивать эти два принципа жизни, веру и закон, так, чтобы находить возможным и даже необходимым жить по вере и по закону,—совершенно неразумно» (Галахов Я.Я. Цит.соч.С.187). Более того, по Апостолу, немыслимо «при симпатиях к законничеству... сохранять всю благодатную живительность. Напротив: тут либо «да»— и все, либо «нет»—и ничего» (Глубоковский Н.Н. Благовестив христианской свободы в послании св.ап.Павла к Га-латам. Спб., 1902.С.117-118).

15    Архиеп.Филарет Черниговский. Цит.соч.С.63.

16    Еп. Феофан. Цит.соч.С.122.

17    Греческое выражение παραβάσεων χάριυ может иметь два перевода:

1)    «по причине преступлений» (в русском тексте Послания) и

2)    «ради преступлений» или «преступлений ради» (в славянском тексте), поскольку наречный предлог— χάριυ—значит как—«по причине, из-за», так и—«ради, в угоду» (Древнегреческо-русский словарь /Сост. Дворецкий. Под ред. Соболевского. М.,1958. Т.2). Согласно Толковой Библии А.П.Лопухина, первым вариантом перевода указывается «повод к дарованию закона», а вторым—цель самого закона: он дан «для того, чтобы явились преступления, или для того, чтобы простые прегрешения выявились как настоящие преступления против Бога» (Т.12.С.209). Иоанн Златоуст, большинство древних и многие из новых толковников понимают выражение παραβάσεων χάρίυ так, что закон дан «для обуздания преступности» (Еп. Феофан. Толкование Послания св.ап. Павла к Галатам. М.,1893. С.263-264; Галахов Я.Я. Цит.соч. С.236-239), а блж. Августин—«для обличения преступлений». (Архиеп. Филарет. Цит.соч.С.90).

18    Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С.94.

19    «Предлог «προς» очень наглядно выражает понятие о законе как о прибавке к обетованию». (Галахов Я.Я. Цит. соч.С.219-220).

20    Галахов Я.Я. Цит. соч.С.222.

21    Блж. Иероним: «Закон... дан в охрану обетования...» (См.: Еп. Никанор. Цит.соч.С.374).

22    Галахов Я.Я. Цит.соч.С.316.

23    «Замечание об Ангелах и ходатае, посредствовавших при законодательстве,—говорит архиеп.Филарет Черниговский,—Апостол присовокупил, конечно, для того, чтобы показать превосходство обетования, данного Аврааму, которое дано было Самим Богом без всякого посредника». Архиеп.Филарет также замечает: «В подлиннике Пя-токнижия прямо не говорится нигде, что закон дан чрез Ангелов; но LXX парафраст халдейский читают (Втор.33,2) так: одесную Его Ангелы с Ним. Такую веру об этом предмете сохранило между евреями предание (Евр.2,2; Деян.7,53)» (Опыт объяснения на Послание к Галатам. С.90-91).

24    Иоанн Златоуст так и говорит: «Цель закона состоит в оправдании человека» (Еп.Феофан. Толкование пастырских посланий св.ап.Павла. М.,1894.С.197). Епископ Феофан говорит также: «Закон дан для праведности» (Толкование 9-16 глав Послания св.ап.Павла к Римлянам. М., 1890. С. 105).

25    «Закон,—говорит еп.Феофан,—дан для того, чтоб его исполняли и, исполняя, соделывались праведными. Но как он не давал сил, то, по немощи нашей, оставался неис-полняемым, и цель его не достигалась» (Толкование 1-8 глав Послания си.ап.Павла к Римлянам. М.,1890. С.247). А Иоанн Златоуст замечает: «Чего хотел закон? Сделать человека праведным. Но он не мог сего сделать, потому что никто не исполнил закона». (Еп.Никанор. Цит. соч.С.89).

26    «Везде, где ап.Павел высказывает общие понятия относительно закона, он рассматривает его как ...совокупность писанных заповедей», «собрание правил», «открытых Божественною волей». (Полянский П. Первое послание св.ап. Павла к Тимофею. Сергиев Посад, 1897.С.240; Архиеп. Филарет Черниговский. Цит.соч.С.79).

27    Апостол нарочито подчеркивает, что закон дан на скрижалях каменных (2 Кор.3,7), дабы показать, что в законе «все характеризуется безжизненностью камня» (Галахов Я.Я. Цит. соч.С.177). Впрочем, слова закона сами по себе—«живые (Деян.7,38), но сила греха парализовала» их живоносность, и даже более того, она сделала буквы закона для человека-грешника смертоносными (2 Кор.3,6-7) (Лопухин А.П. Цит. соч.С.143).

28    «Закон должен был получить свое исполнение чрез особенную Божественную помощь, которая и дана в лице Иисуса Христа...». (Еп.Никанор. Цит.соч.С.89-90).

29    Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С. 114; Галахов Я.Я. Цит.соч. С. 180.

30    «Закон требовал святости,—говорит еп.Феофан,—и раздражал... желание ее, а давать ее не давал, указывал только, что ее дать может один, предызображаемый законом Христос». (Толк. Поел, к Гал. С.275).

31    Архиеп.Филарет Черниговский пишет: «Как в каждом человеке среди бури страстей и шума греховных движений сохраняется лишь одна опора для истинной жизни—совесть, спасительный глас которой хотя и заглушается, но не истребляется в глубине души; так среди волн веков и народов одуревшего язычества Господь сохранял для высшей жизни один народ, оградив его особыми постановлениями. Бичом казней удерживал Он этот народ от грубых пороков и разврата, господствовавших в язычестве». Но «не оковы составляют цель заключения узника и не для строгих уставов народ избранный огражден был уставами... Иудейский народ до явления на земле света истины (т.е. Христа— М.В.) был заключен под охранение закона, чтобы... созревал... для Евангелия и сохранял язычникам средства ко спасению... Целью было то, чтобы человечество могло наконец» принять Евангелие. (Цит. соч.С.95).

32    Архиеп. Филарет Черниговский. Цит.соч.С.95. Ко Христу закон «вел», по словам еп.Феофана, «как за руку взявши, чтобы нам оправдаться, стать правыми и святыми посредством веры во Христа, которая, привлекая благодать Святого Духа, освящает все внутреннее наше» (Толк. Поел, к Гал. С.275).

33    Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.419.

34    Иоанн Златоуст (См.: Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.419).

35    Экумений (См.: Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.419).

36    Там же. С.420. «Достаточно прочитать самый закон, чтобы видеть суть его. Достаточно познакомиться с Писанием ветхозаветных пророков (например, Исаии), чтобы уяснить истинный смысл закона. Скажем более. Достаточно прочитать один из самых небольших псалмов царя и пророка Давида, чтобы убедиться, что закон Моисея по своему истинному смыслу-закон совершенный». {ГалаховЯ.Я. Цит.соч.С.249-250).

37    Еп. Никанор. Цит.соч.С.372-373.

38    Там же.С.61-63.

39    Там же.С.362-363.

40    Там же.С.372-373.

41    Архиеп.Л/е0одш>. К Римлянам Послание св.ап.Павла, с толкованием. М., 1815.С.33.

42    Еп .Никанор. Цит.соч.С.57-59. Закон служил в данном случае как бы подспорьем и средством пробуждения для ослабленной и усыпленной грехом совести человека. По словам еп.Феофана, он «обличал страсти, совесть согласовалась с этим обличением и подавала голос свой словам закона, и человек убеждался словом закона и голосом совести». (Еп.Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.391).

43    Еп.Феофан. Толкование первого Послания св.ап.Павла к Коринфянам. М.,1893.С.322.

44    Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.419-420.

45    «Ветхозаветные жертвы прообразовали Искупителя». (Галахов Я. Я. Цит.соч.С.202).

46    Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.218.

47    Архиеп.Филарет Черниговский. Цит.соч.С. 121.

48    Тем, чьим неверием и случаями «нередких опытов отступничества он собственно и вынуждался, так как закон естественный (в совести находящийся) и заключающийся в обещаниях Божиих (Аврааму) завет оказались для жестоковыйных людей—недостаточно сильны». (Еп.Никанор. Цит.соч.С. 369,372).

49 Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С.94. Διαταγή и διάταγμα— распоряжение, указ, приказ (См.: Древнегреческо-рус-ский словарь. Т. 1).

so Вне таковой истинная религия и семена доброй нравственности погибли бы в хаосе беспорядочных действий порабощенной злу человеческой воли.

51    «В то же время, как Господь обещает временные награды за верность закону, присовокупляет Он и такие обещания: и похожду в вас и буду вам Бог (Лев.26,12; 2 Кор.6,16)». (Архиеп. Филарет Черниговский. Цит.соч.С.79-80).

52    Галахов Я.Я. Цит.соч.С.200.

53    Иоанн Златоуст: «Сделаться праведным по закону нельзя иначе, как исполнивши все заповеди» (Еп. Феофан. Толк. 9-16 гл. Поел, к Рим. С. 100).

54    Причем, «оградив... угрозами верность закону, Бог устраняет потом всякое извинение в неисполнении его, какое мог бы кто предъявить по причине трудности знать закон и тяготы самого закона, наложенного как иго» (Еп.Феофан. Толк. 9-16 гл. Поел, к Рим. С.101).

55    «Таково существо всякого закона. Того же требует и гражданский закон, того и закон совести, того и писанный закон. И всякий закон—потому закон, что требует исполнения и налагает обязательство к тому» (Еп. Феофан. Толк. Поел, к Гал.С.241).

56    Это дает ап.Павлу повод говорить, что «закон не по вере...» (Гал.3,12). Действительно, «закон говорит: твори, и будешь жив» (Архиеп. Филарет Черниговский. Цит.соч. С.79). Вера же «в Оправдывающего нечестивого ничего не предъявляет для привлечения милости, кроме веры в самую милость, и тем самую милость понуждает миловать. Сочетаваясь неразлучно с самою милостью», вера «становится каналом, проливающим милость. Итак, если от веры, то по милости или благодати» (Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.274). А если от дел, то уже не по милости,—по закону (Рим.4,4-5).

57    «Закон осуждал и наказывал убийство, воровство, прелюбодеяние, нарушение прав другого, обиды и подобное. Судья не мог оправдывать всего этого, а должен был осуждать и присуждать виновным наказание». (Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.130).

58    От φρουρέω—1) нести охрану или гарнизонную службу; 2) сторожить, охранять; 3) наблюдать, следить и т.д. (Древнегреческо-русский словарь. Т.2).

59    Архиеп. Филарет Черниговский. Цит.соч.С.94-95.

60    Лопухин А.П. Цит.соч.С.211.

61    Иоанн Златоуст. (См.: Еп. Феофан. Толк. Поел, к Гал. С.274-275).

62    Лопухин А.П. Цит.соч.С.211. Архиеп .Филарет Черниговский. Цит.соч.С.94. Галахов Я.Я. Цит.соч.С.245.

63    Педагогом в греческих и римских состоятельных домах в древности назывался раб, в обязанности которого входило следовать за каждым шагом господского сына (в возрасте от 7 до 17 лет), особенно при посещении им школы или гимназии, и охранять его «от всякого неподобающего его положению поступка». Так и закон в формулах: «не прелюбодействуй», «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй», «не пожелай чужого» (Рим. 13,9), «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся» (Кол.2, 21) и т.п.—определял поведение каждого еврея и всего еврейского общества в целом, начиная от сферы личной, семейной жизни и кончая областью гражданской, международной и, главное, богослужебной (Еп. Феофан. Толк. 9-16 гл. Поел, к Рим. С.20). «У римлян звание ... педагога не высоко ставилось, но у евреев... термин «педагог» имел высокий смысл (напр., Моисей, Аарон и Мариам в «Мидраше» называются «педагогами Израиля»), и Апостол, несомненно, употребляет этот термин в принятом у евреев смысле». (Лопухин А.П. Цит. соч.С.212).

64    «Закон был и оградой,—говорит Иоанн Златоуст,—оградой для утверждения в добре; оградой же назван он потому, что мог ограждать от зла. Послушай, что говорит Пророк: ограждением оградих его (Ис.5,2). Еще: разорил еси вся оплоты его... и расхищают его вси мимоходящии путем (Пс.88,41-42). И еще: закон в помощь даде (Ис.8,20). И в другом месте: творяй милостыни Господь и судьбу всем обидимым; сказа пути Своя Моисеови, сыновом Израилевым хотения Своя (Ис. 102,7-8)» (См.: Еп .Феофан. Толкование Послания св.ап.Павла к Ефесянам. М., 1893.С. 177). «Оградой» закон назван и в том смысле, что охранял еврейский народ от «смешения с языческими народами, чтобы» он «мог остаться избранным народом Божиим» {Лопухин А.П. Цит.соч.С.212,249).

65    «Закон выполнял назначение свое именно тем,—говорит архиеп.Филарет Черниговский,—что, обличая своими правилами грех и беззакония в людях (Рим.7,5), пробуждал в них чувство виновности (Рим.3,20;7,24) и чувство нужды в защитнике пред прогневанным правосудием Божиим (Рим.4,15); не находя в законе ничего, кроме обличений, и никакого средства ко спасению от гнева, люди самым законом побуждаемы были искать оправдания в вере», т.е. посредством Христа (Цит. соч. С.95-96).

66    «Даже напротив, он был как бы стражею и узами греховности». (Еп.Никанор. Цит.соч.С.374).

67    Лопухин А.Л. Цит.соч.Т. 11 .С.488-489.

68    Еп.Феофан объясняет этот «иной закон» как «сласть греха, обещающую попитать наше самоугодие». (Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.440).

69    Там же.С.405,406,409.

70    «Тут сделано то же,—говорит еп.Феофан,—что делают иные лекари: дают прежде такое лекарство, которое полнее обнаруживает болезнь, выгоняет ее наружу, и потом уже уничтожают ее. Болезнь греховная при законе высыпала наружу, и стало явно всем, в какой силе обладает нами грех. Но это самое и привлекло благодать» (Там же. С.326).

71    Проявление греха «в преступании точно формулированной и повелительной нормы» закона Апостол обозначает термином «преступление» (Рим.4,15) {Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С.93; Галахов Я.Я. Цит.соч.С.220-221).

72    «Грех вменяется, как преступление, влекущее за собою смерть, только законом, устанавливающим смертную казнь. Таков был закон Моисеев» {Лопухин А. П. Цит. соч.Т. 11 .С.443).

73    «Закон показал, что и сокровеннейшие грехи суть грехи и не могут пройти ненаказанными пред Богом» (Амвро-сиаст—см.: Еп.Феофан. Цит.соч.С.399).

74    Лопухин А.П. Цит.соч.Т.12.С.125. Еп.Феофан говорит, что закон осознается человеком как сила греха «от действия совести... Закон проясняет совесть; им просветленная, она зорче смотрит за деяниями человека и не дает ему покоя, коль скоро он является нарушителем закона; а чрез это возмущает жизнь и души и тела и, расстраивая ее, ведет к смерти. Быть же сему так положил Бог» (Толкование первого Послания св.ап.Павла к Коринфянам М., 1893.С.602).

75    Галахов Я.Я. Цит.соч.С.202.

76    Там же.С.238.

77    Там же.С.202.

78    Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С.89.

79    Блж. Феодорит. (См.: Архиеп. Филарет Черниговский. Цит. соч.С.79).

80    Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С.89.

81    Галахов Я.Я. Цит.соч.С.236.

82    Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.148.

83    «Вся опора тут на усилиях человека» (Еп.Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.274). «Закон и для одной заповеди требует многого. Так, если ты обрезался, но не в восьмой день, или в восьмой день, но без жертвоприношения, или не на том месте, то все труды твои пропали» (Иоанн Златоуст—см.: Еп .Никанор. Цит.соч.С.386).

84    Глубоковский Н.Н. Цит.соч.С.89.

85    Галахов Я.Я. Цит.соч.С.245.

86    Там же.С.238.

87    Еп .Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.247.

88    Сопоставляя закон с благодатью, Иоанн Златоуст говорит: «Закон обременителен, а благодать легка. Закон при бесчисленных условиях не спасает, а благодать дает оправдание как благодатное, так и законное» (См.: Еп .Никанор. Цит.соч.С.92).

89    «Когда Христос пришел, то проводник этот уже ни для кого не нужен» {Еп.Никанор. Цит.соч.С.372). Впрочем, «нравственная сторона закона имеет свое значение и для жизни верующего» (Галахов Я.Я. Цит.соч.С.203).

90    Еп.Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.105.

91    Это наименование Апостол прилагает к закону «во всей его целости», в совокупности религиозно-обрядовых и нравственных его предписаний. (Полянский П. Первое послание св.ап.Павла к Тимофею. С.240). По поводу «доброты» закона уместно привести слова Иоанна Златоуста: «Подумай, чего стоило людей, сделавшихся зверями, преобразить в людей! (Это делал закон, укрощая нравы иудеев). Если бы не было закона, не была бы дана и благодать; почему? Потому что он был к ней как бы мостом. Ибо когда нельзя с весьма низкого места взойти на возвышенное, то ставится лестница; а кто взошел, тот хотя более не имеет нужды в лестнице, однако же поэтому не пренебрегает ею, но остается еще благодарным к ней. Ибо она поставила его в такое состояние, что он более не имеет нужды в ней; и за это-то самое, что не имеет нужды в ней, почитает справедливым изъявить ей благодарность, потому что без нее не взошел бы он. То же должно сказать и о законе». (Еп.Феофан. Толк. Поел, к Флп. и Сол. С. 123). И еп.Феофан говорит: «Закон пролагал также путь вере» (Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.216). «Не будь его, и веры не было бы. В этом отношении закон имеет вселенское значение» (Толк. Поел, к Гал. С.274).

92    «Смотря по тому, как им пользуются» (Еп.Никанор. Толковый Апостол. Ч.III.СПб., 1905.С.88).

93    Еп.Феофан. Толкование пастырских посланий. С.195.

94    Лопухин А.П. Цит.соч.Т. 12.С.387.

95    Блж. Феофилакт (См.: Еп. Феофан. Толк, пастырских поел. С.196-197).

96    Архиеп. Филарет Черниговский. Цит.соч.С. 102.

97    Там же.С. 121.

98    Еп.Никанор. Цит.соч.Ч.II.С.377.

99    Архиеп .Филарет Черниговский. Цит.соч.С. 102.

100    Еп.Феофан. Толк. Поел, к Флп. и Сол. С. 127.

101    «Виновником этого переворота является Бог, действующий не произвольно, а в самый удобный срок, когда пришло к завершению то, чем должна была наполняться до-благодатная эпоха,—когда закон исчерпал всю свою педагогическую энергию» (Глубоковский Н.Н. Цит. соч. С.100-101). Этот прежний «приставник и эконом» теперь «отстал от нас, и мы вступили в законный возраст и именуемся истинными сынами Бога, для Которого нас рождает не закон отмененный, но вера, яже о Христе Иисусе» (Бпж.Иероним—см.: Еп.Никанор. Цит.соч.Ч.II. С.374-375). Христиане, по Апостолу, «умерли для закона Телом Христовым» (Рим.7,4), «т.е. пришествием Сына Божия во плоти и крестною Его смертию» (Иоанн Златоуст—см.: Еп.Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.385-386). По открывшейся в них через Спасителя Божественной жизни христиане стоят или, по крайней мере, должны стоять выше всех требований закона.

Искупление Христово в отношении к подзаконному человечеству объясняется ап.Павлом как искупление от клятвы закона. Апостол так говорит: «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, ибо написано: проклят всяк, висящий на древе...» (Гал.3,13). «Евреи при Синае», приняв закон и войдя в завет с Богом, «обязавшись исполнять волю Божию», этим дали, по Апостолу, как бы «долговое обязательство» или «рукописание», расписку (Евр.12, 18-21; Кол.2, 14), условия которой они, по своей греховности, оказались не в состоянии исполнить, за что закон содержал их под клятвой, «загораживая путь к Богу» и обрекая на смерть (Лопухин А.П. Цит.соч.Т.12.С.313-314). Христос же, по Своей любви, Сам выполнил за них это обязательство, подчинившись закону (Гал.4,4) и исполнив его (Мф.3,15) (Лопухин А.П. Цит.соч.Т.11 .С.488-489). Более того, претерпев на кресте смерть, Он тем как бы принял на Себя за них и проклятие закона (Там же.Т.12.С.206). Таким образом, Он избавил (Гал.3,13: έξαγόρασεν—искупать, освобождать) евреев и отданного ими в древности обязательства исполнять закон, и от тяготевшей над ними клятвы закона.

102    Еп. Феофан. Толк. Поел, к Флп. и Сол. С. 127.

103    В человеке начинает действовать новый «закон духа жизни во Христе» (Рим.8,2). Этот закон епископом Феофаном определен как «самоотверженная жизнь духом в Боге, начинающая качествовать в человеке, ко Христу Господу прилепившемся верою и облагодатствованном и—дающая властное направление его душевной и телесной деятельности, обращая и ее всю на богоугождение, прежнее же самостное самоугодие в страстной душевно-телесности попирая и презирая...» (Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.452-453). «Новый закон жизни о Христе Иисусе,—говорит также еп-.Феофан,—весь в едином слове: токмо веруй и спасен будешь. С таким пояснением: вера же твоя да будет любовью споспешествуема... Вот δόγμα—существо жизни о Христе Иисусе. Вера—мысленное дело, любовь—тоже. Всякого рода внешнее положение не колеблет сего словесного служения. И се есть—поклонение Богу духом и истиною!» (Толк. Поел, к Еф. С. 174).

104    Блж. Феодорит (См.: Еп.Никанор. Цит.соч.Ч.П.С.393).

105    Иоанн Златоуст (См.: Еп.Феофан. Толк. 9-16 гл. Поел, к Рим. С.280-281). Архнеп.Филарет Черниговский. Цит.соч.С.142-143.

106    «Любовь,—говорит еп.Феофан,—есть исполнение закона,— она и указывает должное, и силу дает к исполнению того; она есть исполнительная сила закона, источник, из которого исходит все законное и одно законное. У любви только и дела, что творить законное, не потому, чтобы закон навязывал ей сие совне, а потому, что если она в движении, то ничего не может делать кроме законного, сознает ли она это законное или не сознает» (Толк. 9-16 гл. Поел, к Рим.С.279).

107    ГалаховЯ.Я. Цит.соч.С.200-201.

108    Еп. Никанор. Цит.соч.С.483.

109    Там же. «Закон Моисеев был тоже в некотором смысле благодатью, т.е. незаслуженною милостью Божиею. Но эта милость не была благодатью в христианском смысле; она не освящала человека, не проникала внутрь его, не оживляла его жизнью Божиею, но была просто образом, тенью грядущих благ; между тем как благодать Спасителя нашего Бога возрождает, исцеляет и просвещает всего человека, словом, спасает его» (Троицкий М. Послания св.ап.Павла к Тимофею и Титу. Казань, 1884.С.212-213). «Жившие под законом жили для Бога, но более жизнью внешнею, без внутреннего полного ощущения близости своей к Богу» (АрхиепФиларет Черниговский. Цит. соч.С.63).

110    Блж. Иероним: «Немощные и скудные стихии—это закон. И таким он стал для тех, которые обращаются к нему теперь, по явлении благодати Евангелия» (См.: Еп.Никанор. Цит.соч.С.397).

111    Еп.Никанор. Цит.соч.Ч.111.С.275. «Закон дан был,—говорит еп.Феофан,—чтобы обуздывать страсти строгостью предписаний и страхом наказаний временных и вечных. Это и успевал он делать, но самих страстей не отнимал; они и при нем оставались в сердце и влекли к беззаконному. Сущие под законом похожи на дитя. Дитя протягивает руки к тому, что вредно; мать бьет его по рукам,—и оно прячет руки; но все посматривает на то, куда протягивало руки, и если бы не мать, бьющая по рукам, непременно схватило бы то вредное,—что и делает, как только увидит, что нет матери. Так и подзаконные, влекомы будучи страстьми, тянулись к противозаконному. Закон страхом суда обуздывал эти покушения,—и пока память о сем была жива, подзаконные удерживались от противозаконных дел, не переставая, однакож, сочувствовать им и желать их. Но коль скоро память эта отходила, тотчас следовали противозаконные дела. Таков общий характер подзаконной жизни» (Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.392-393). Потому никто не в состоянии посредством закона достигнуть духовно-нравственного совершенства, или спасения.

112    Следовательно, Христос как Бог в состоянии в совершенстве исцелить всякую греховную болезнь и даровать жизнь вечную.

113    Блж. Феодорит: «Евангельское житие представляет собою тело; а закон—тень; тень же при появлении света предшествует телу. Закон—тень, благодать—тело. Владыка же Христос—свет» (см.: Еп.Феофан. Толкование Посланий св.ап. Павла к Колоссянам и Филиппийцам. М., 1892. С. 134).

114 Иоанн Златоуст, комментируя слова святого Павла, замечает: «Апостол хотел выразить дух и силу закона, и характер подзаконной жизни; почему и сказал: во плоти, вместо—под законом» (см.: Еп. Феофан. Толк. 1-8 гл. Поел, к Рим. С.388).

1,5 «Апостол называет все подзаконное тщетным настолько, насколько тщетна мякина (уметы) пред зерном, разумея под зерном христианство» (Еп.Никанор. Цит.соч. Ч.П. С.483).

116 «Прежде пришествия определенного Отцом времени, прежде проповеди Евангелия во всем мире,—говорит блж.Иеро-ним,—законные уставы имели свой блеск. После же того, как воссиял большой свет благодати Евангельской и Солнце Правды взошло над всем миром, сокрылся свет звезд и лучи их померкли. Закон Моисеев, до Евангелия богатый, обильный, светлый, по пришествии Христа Господа стал немощен, умален и совсем уничтожен Тем, Кто больше Соломона, Ионы, храма» (Там же. С.379.)

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск

Календарь

<Апрель 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
111214151617
18192021222324
252627282930 

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru