«Я, Павел старец» (Флм.1,9)

В Послании к Филимону, написанном Апостолом во время его уз в Риме, Павел называет себя старцем. В то время ему было уже далеко за 50, а после того, что он пережил и совершил в своей жизни, он тем более имел право так называть себя. Но его силы еще не сломлены; как следует из его пастырских Посланий, после освобождения он побывал еще в Македонии, Малой Азии и на Крите. Церковное предание о том, что он совершил задуманную миссионерскую поездку в Испанию, вполне правдоподобно. Если посчитать километры, пройденные Павлом, согласно Деяниям, со времени его обращения близ Дамаска до римских уз, то получается 7800 км по суше и около 9000 км по морю; еще не учтены названные выше, более поздние путешествия!

Как же выглядел этот человек, понесший столь великие (даже с чисто физической точки зрения) труды? Практически нет описаний внешности Апостола; за исключением составленного неким малоазиатским священником, написавшим в конце II века повесть о Павле. Он рассказывает, как один житель Иконии, торгового города в Галатии, ждет Апостола на окраине города, чтобы пригласить его к себе: «Он увидел идущего Павла, человека небольшого роста с лысой головой и кривыми ногами, с благородной осанкой, со сросшимися бровями и немного крупным, выступающим вперед носом; исполненный добродушия, он хотел и представлялся обыкновенным человеком, но иногда лицо его казалось лицом Ангела». Впрочем, автор этих, так называемых «Деяний Апостолов», был лишен должности за фальсификацию исторических фактов в этом произведении, но, по-видимому, он был прав в одном: Павел не отличался красотой. Для самого Апостола это помехой не было, ибо его земляки никогда не судили по внешности о достоинствах человека; более того, они в этом отношении как раз придерживались противоположного мнения: если есть красивые раввины, говорили они, то это их недостаток, ибо законники были бы еще умнее, если бы выглядели безобразными!

Серьезным препятствием миссионерским трудам Апостола были недуги. Одна хроническая болезнь, по его собственным словам, мучила его особенно сильно при его первом посещении Галатии. А болезнь, по представлению античных людей, была делом демонов и наказанием Божиим: проповедь больного едва ли звучала убедительно. Павел высоко ценил в галатах то, что они не разделяли этого мнения; они не презирали его за «искушение во плоти», не возгнушались им, чтобы избежать демонов и чародейской силы, а приняли его как Ангела Божия, даже как самого Иисуса Христа (Гал.4,13 и далее). О какой именно болезни шла речь, мы установить не можем. Известно только, что сам Апостол трижды просил Господа об исцелении, но потом положился на волю Божию, ибо сила благодати должна была преодолеть его болезнь (2 Кор. 12,7 и далее).

Таким образом, внешность Павла была мало примечательна, возможно, он был и не очень хорошим оратором. Противники пытались диффамировать Апостола, противопоставляя его речи и его Послания. Они упрекали его в том, что он «лично между ними скромен, а заочно против них отважен»; что «в посланиях он строг и силен, а в личном присутствии слаб, и речь его незначительна» (2 Кор. 10,1,10); что трусость и слабость характера в соединении с тщеславием и самовосхвалением—его отличительные качества; что он якобы легкомысленно изменяет планы своих путешествий, говорит «да» и «нет» одним духом (2 Кор. 1,17); что он пишет не то, что думает, а слова его двусмысленны и хитры; что он затевает нечистое дело, прикрываясь словом Бо-жиим, и преследует только личную выгоду; что он намеренно говорит непонятным языком с целью обмануть своих слушателей. Чтобы понравиться людям и добиться дешевого успеха в миссионерских трудах, он якобы проповедует освобождение от закона.

Едва ли с большей злобой можно было клеветать на Апостола. Ради своей миссии он вынужден был отвечать на эти упреки. Павел признает, что ораторскому искусству он не обучен, но зато владеет истиной! Он не отрицает, что в Коринф прибыл «в немощи и в страхе и в великом трепете» (1 Кор.2,3); но вера, которую он провозглашает, основывается не на человеческой мудрости, а на силе Божией. Как несправедливы упреки в отсутствии у него апостольского мужества! Какая это недооценка его проповеднической ревности и его не отступающей ни перед какими препятствиями силы воли! Апостол дает решительную отповедь клеветникам: «Такой пусть знает, что каковы мы на словах в посланиях заочно, таковы и на деле лично» (2 Кор. 10,11). Если он хвалит себя, то только потому, что его к этому вынудили; но свидетель Бог: он говорит чистую правду! С гневом Павел отражает все нападки и обвинения противников, но с нежностью и любовью заботится о своих «возлюбленных чадах», которым хочет подарить не только Евангелие, но и себя самого. Читая Послания, написанные им почти 2000 лет тому назад, мы не жалеем, что у нас нет подлинного изображения Апостола, ибо в них во всей полноте раскрывается его личность, его душа.

Основная черта его—глубокая набожность. Павел чувствует свою преданность Господу, ничто не может отлучить его от любви Христовой. В Риме его арестовывают вторично; на этот раз он уже не может рассчитывать на освобождение; время его смерти близко. Многие друзья покинули его: Димас оставил его, возлюбив нынешний век; Александр-медник сделал ему много зла; Именей и Филит отпали; один Лука остался с ним. И вот он, исполненный нетерпения, ждет прибытия Тимофея. Ему Павел пишет свое последнее письмо—в известной мере, свое завещание. Когда современник Апостола раввин Йоханан бен Заккай почувствовал приближение смерти, то принялся плакать, боясь суда Бога, перед Которым должен был предстать. Павел такого страха не знает; его последние слова дышат уверенностью в своем жребии: «Избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства» (2 Тим.4,18).
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru