«Я должен видеть и Рим» (Деян. 19,21)

Намерение посетить столицу мира Павел впервые выразил во время своего третьего миссионерского путешествия, находясь в Ефесе, хотя сам план был задуман им задолго до этого. Однако из-за других, более важных задач Апостол снова и снова откладывал его выполнение. В Коринфе, куда он направился из Ефеса, он начинает по-настоящему готовиться к поездке в Рим: он сообщает римской общине в пространном письме о своем приезде и излагает в нем истины Евангелия. Затем он едет в Иерусалим, чтобы доставить тамошней общине средства, которые он собрал. Из Иерусалима он думает ехать в Рим, но произошло не так, как он думал.

Во избежание недоразумений и в доказательство своей лояльности к закону Моисея, Павел по совету апостола Иакова заявил, что он готов принести жертву в Иерусалимском храме. Здесь его увидели асийские иудеи и возмутили против него весь народ. Они обвинили Павла в том, что он попирает закон, ввел эллинов в храм и тем самым осквернил святое место. Возбужденная иудеями толпа набросилась на Павла, чтобы расправиться с ним. Только появление римских солдат, находившихся в казармах крепости Антония, расположенных в непосредственной близости от храма, спасло Апостолу жизнь. Павел арестован, впрочем, как римский гражданин, он защищен от избиения в заключении и на допросах. Противники Павла, опасаясь, что приговор суда будет, как им казалось, слишком мягким, замыслили убить его.

Однако племянник Апостола узнает об их заговоре и сообщает о нем своему дяде. Ответственный за безопасность узника римский тысяченачальник Клавдий Лисий велит перевести Апостола под усиленной военной охраной в Кесарию Приморскую, резиденцию римского наместника. Павла содержат не под строгим надзором, и он пользуется целым рядом привилегий. Но так как процесс затянулся (наместник Марк Антоний Феликс надеялся получить взятку от Павла), Апостол, боясь, что его выдадут иудеям, решает воспользоваться своим правом римского гражданина и апеллирует к кесарю. Он объявляет суд, который собирается на рассмотрение его дела, недействительным и требует суда кесаря в Риме.

В ночь после ареста в Иерусалиме Павлу во сне явился Господь и обещал ему: «Дерзай, Павел; ибо как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме» (Деян.23,11).

Препровождение Павла и некоторых других заключенных в Рим поручено было сотнику Юлию из «когорты кесаря». Лука, который вместе с Аристархом из Фессалоники имел право сопровождать Апостола, в двух последних главах Деяний привел описание этого морского путешествия—единственный в своем роде, по отзывам ученых, культурно-исторический документ эпохи Римской империи, дающий широкое представление об античном мореходстве.

Сначала путники плыли на корабле, прибывшем из Адрамита, и, сделав остановку в Сидоне, достигли Мир Ликийских; здесь они пересели на александрийский корабль, державший курс на Италию. Следующая остановка—остров Крит. Хотя в это время года плавание на корабле опасно, вопреки совету Павла, было решено продолжать путешествие. Корабль попал в страшный шторм; носимые по бурному морю четырнадцать дней, мучимые морской болезнью, экипаж и пассажиры казалось вот-вот погибнут. Апостол поддержал своих спутников, вселил в них надежду на спасение: «...Убеждаю вас ободриться, потому что ни одна душа из вас не погибнет, а только корабль. Ибо Ангел Бога, Которому принадлежу я и Которому служу, явился мне в эту ночь и сказал: не бойся Павел! тебе должно предстать пред кесаря; и вот, Бог даровал тебе всех плывущих с тобою» (Деян.27,22-24). И действительно, все 276 человек, плывшие на корабле, спаслись: корабль, подойдя к берегам Мальты, сел на мель, пассажиры же и команда вплавь (кто умел плавать—сам, а кто не умел—на обломках корабля) выбрались на берег. После трехмесячного пребывания на острове плавание продолжилось на александрийском корабле «Диоскуры»; который, минуя Сиракузы и Ри-гию, прибыл в Путеол, к северной стороне Неаполитанского залива. Здесь морское путешествие окончилось; дальнейший путь лежал по «Виа Аппиа»: «А потом пошли в Рим» (Деян.28,14).

Последние 60 километров на этом пути Апостола сопровождали христиане—жители столицы. Они вышли ему навстречу и ждали его у Форума на Аппиевой площади. Здесь кончался канал, по которому с трудом продвигались лодки, и на этом перевалочном пункте разминуться едва ли было возможно. Павел очень рад был оказанному ему приему. Но, собственно говоря, он иначе представлял себе свое прибытие в Рим!

Через ворота «Порта Аппиа» Апостол вошел со своими спутниками в город. Сначала узников приводят в главный штаб преторианцев, расположенный на другом конце города, а затем передают в распоряжение коменданта казармы—начальника гвардии Афрания Бурра. По-видимому, первые ночи Павел проводит в казарме, а потом получает разрешение арендовать квартиру с солдатом, приставленным его охранять.

Подлинным строителем и обновителем Рима был император Август. Он разделил город на 14 районов, велел построить подземную сеть канализации и водопровода, обновил более 80 храмов, оборудовал библиотеки и распорядился привезти много дорогого мрамора для строительства. Старые кирпичные постройки были снесены, а на их месте возведены великолепные дома из мрамора. При преемнике Августа—Тиверии дальнейшее строительство города приостановилось. Важнейшим зданием, построенным во время его правления, была преторианская казарма, куда доставили Павла.

Первые впечатлениея о Вечном городе, население которого насчитывало миллион жителей, Апостол получил еще на пути к нему: огромные, прекрасные сады и в то же время узкие, грязные закоулки; валиколеп-ные мраморные здания—и многочисленные многоэтажные казарменного типа дома, сдававшиеся в аренду. В одном из таких жилищ он и поселился. С виду эти дома казались достаточно благоустроенными. Они были пяти-или шестиэтажными; на первом этаже, за зелеными проходами, находились лавки; лоджии и балконы с вьющимися растениями, горшки с цветами у многочисленных окон и пестрые, мозаичные камни оживляли фасад. Но дома были непрочные: из-за частых обвалов была предписана определенная толщина стен; высота ограничивалась двадцатью метрами. Деревянные постройки часто страдали от пожаров; каминов не было; неустойчивая жаровня, служившая печью, могла стать причиной пожара. Правда, в некоторых частных домах было центральное отопление и водопровод, но такую роскошь могли позволить себе очень немногие. Окна закрывались деревянными ставнями; помещения освещались небольшими глиняными лампами, от которых было не так много света. Из-за узких улиц телеги могли проезжать только по ночам, и тогда их грохот и ругань погонщиков мулов нарушали покой обывателей. С наступлением дня все опять принимались за работу: цирюльники стригли и брили прямо на улице; повара тут же, стоя над дымящимися кастрюлями, расхваливали приготовленную ими пищу; продавцы зазывали покупателей, ремесленники открывали свои будки—от криков зазывал, лязга металла, людского говора повсюду царил невообразимый шум.

Выходившая со времени Цезаря в Риме газета (мы, конечно, не знаем, с какой периодичностью) не сообщила о прибытии Павла, хотя помещала не только государственные, но и частные сообщения: о рождениях, свадьбах, разводах и смерти. Разумеется, это касалось только знатных семей. Тем не менее, весть о прибытии Апостола быстро распространилась по городу; он принимает всех, кто к нему приходит (Деян.28,30). Процесс по его делу продолжался в Риме два года; по прошествии полутора лет, согласно опубликованному распоряжению Нерона, обвинение следовало возобновить. Мы не знаем, пропущен ли был противниками Апостола этот срок, и Павел поэтому был освобожден, или в ходе рассмотрения дела была установлена его невиновность. Деяния святых Апостолов нам об этом ничего не сообщают. Но одно нам известно: Павел времени не терял; он жил, «проповедуя Царствие Божие и уча о Господе Иисусе Христе со всяким дерзновением невозбранно» (Деян.28,31).
 

Церковные Таинства

—    Само по себе имя (как набор звуков или букв) никоим образом не может влиять на судьбу человека. Наша судьба зависит исключительно от того, какую жизнь мы ведем. Также можно вспомнить народную мудрость: "Не имя красит человека, а человек имя".
Подробнее ...

Вопросы и ответы

—    А какие аргументы могут быть против? Если это не создает препятствий в духовной жизни христианина, то, конечно, можно. Если же из этого делается своеобразный культ, который полностью поглощает все силы человека, так что не остается времени на молитву, то, безусловно, такие занятия спортом бесполезны.
Подробнее ...

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru