«Апостол, избранный не человеками и не через человека» (Гал.1,1)

Мы привыкли называть Павла Апостолом народов (или языков). Но это определение не совсем верно, ибо оно не передает точно того, что мы, собственно, хотим выразить им. Здесь термин «народы» (слав, «языки») не следует понимать как «самостоятельные национальные группы»; в соответствии с еврейским словоупотреблением он выражает исключительно религиозную противоположность между иудеями и язычниками. Павел— человек, избранный для миссионерской деятельности среди язычников,—вот что понимается под этим! Он блестяще выполнил эту миссию, благодаря ему христианство из узконациональной религии иудейской общины превратилось в религию мировую. Апостол народов есть Апостол язычников.

В гордом сознании своего избранничества иудеи с течением времени все больше и больше обособлялись. Так было не всегда; некогда иудеи вполне доброжелательно относились к соседям, и книга закона Моисеева проповедовала терпимость в отношениях с чужеземцами. Но по мере того, как Израиль терял свое политическое значение, росла и его отчужденность. Брак между иудеями и язычниками всегда считался предосудительным, а затем они стали избегать вообще любых деловых или даже дружественных сношений. Всякая пища, к которой прикоснулся язычник, считалась нечистой; нож, проданный языческим торговцем, надо было точить заново; бокал, из которого пил язычник, уничтожали. Общаться с кем-нибудь из чужого племени или посещать его означало преступить закон. Если эти предписания соблюдались не везде с одинаковой строгостью, то они все же глубоко коренились в сознании набожного израильтянина. Поэтому потребовалось особое откровение даже для апостола Петра, чтобы убедить его в том, что различие между «чистым» и «нечистым» для христиан потеряло свое значение (Деян.10,1 и далее).

В то же время, иудеи развернули оживленную миссионерскую деятельность среди язычников. Это была не просто пропаганда в противовес широко распространившемуся во всем античном мире антисемитизму, одной из причин которого стало обособление народа Израиля. В своей миссионерской деятельности иудеи руководствовались убеждением, что Бог Израиля есть Бог всех народов, что в Аврааме должны благословляться все народы земли и что язычники должны обратиться к истинному Богу, разумеется, с той оговоркой, что Израиль будет обладать преимуществом перед язычниками. Язычнику, желавшему перейти в иудаизм, ничего не даровалось; более того, вся тяжесть закона ложилась на его плечи. Резкими словами поэтому осудил Христос Спаситель книжников и фарисеев, которые готовы обойти всю землю, чтобы приобрести «прозелита» и потом сделать из него сына геенны (Мф.23,15). Ибо не по совести и убеждениям действовали они, главной мерой обращения в иудаизм было для них принятие обрезания и внешнее исполнение законов язычниками.

Высказывалось мнение, что апостол Павел до своего обращения был иудейским миссионером. Конечно, у него к этому были все предпосылки. Как иудей диаспоры, он знал языческий мир, а изучение Торы дало ему богословскую базу для дискуссий с иноверцами. И все-таки это маловероятно; во всяком случае в Дамаск он идет с одобрения первосвященника не как миссионер, а как исполнитель наказания.

В семи днях пути от Иерусалима, на плодородной равнине у подножия Антиливана, на перекрестке великих караванных дорог, раскинулся знаменитый на весь мир, древний город Дамаск.

Люди, приходившие в этот город из палящей зноем пустыни и освежавшиеся у родников оазиса Гхута, называли его «глазом пустыни», «жемчужиной востока». Еврейское название Дамаска означает «хорошо обводненная местность». Иудеи обосновались здесь и построили немало синагог. Ирод Великий построил в городе гимназиум и театр. Многие женщины из язычников примкнули к иудейской общине. Вообще еврейское влияние в городе было, по-видимому, довольно значительным, ибо евреи сумели натравить живущего в Дамаске чиновника царя наботеев Ареты IV, взявшего город в аренду у римлян, против Павла, так что он велел преследовать Апостола, с помощью объявлений по городу, как опасного агитатора. Нееврейское население было обеспокоено растущим влиянием иудеев, и после начала Иудейской войны в 66 году по Р.Х. они воздвигают гонения на своих еврейских сограждан. Тогда в Дамаске было перерезано 10 ООО евреев.

Внутри иудейской диаспоры Дамаска появилась небольшая группа христиан. Фарисей и фанатический ненавистник христиан Павел хочет выступить против них. А поскольку синагоги Дамаска не подчинялись непосредственно Верховному совету в Иерусалиме, Павлу понадобилось рекомендательное письмо к тамошним начальникам синагоги. Но прежде чем он достиг города, его осеняет благодать, Божественный свет просвещает его сердце «познанием славы Божией в лице Иисуса Христа» (2 Кор.4,6). Он слышит голос воскресшего Иисуса: «Что ты гонишь Меня?». С этого момента жизнь Павла преобразилась, и «с тех пор о водах Дамаска известно только это: в них был окрещен Савл».

С достоинством Павел называет себя «апостолом Иисуса Христа». Он стоит в одном ряду с «двенадцатью», с первыми апостолами, ибо ему явился Господь. Павел перечисляет явления Воскресшего перед Апостолами; и последнее из них—это явление Христа ему, Павлу, на пути в Дамаск. Здесь он призван Христом— на этом основано его апостольство. И хотя он призван позже, чем другие апостолы, ибо он и родился позднее, хотя он и наименьший среди апостолов и, собственно, недостоин называться Апостолом, потому что гнал Церковь Божию, но он—Апостол! Кто хочет быть больше, чем он, тот должен быть уже «сверхапостолом»; но люди, которые, как в Коринфе, выступают с этим притязанием, суть не что иное, как лжеапостолы, нечестные работники, которые выдают себя за апостолов Христовых, но по сути дела являются служителями сатаны (2 Кор. 11,5 и далее).

Так как Сам Христос призвал его стать Апостолом, Павлу не нужно никаких человеческих полномочий. Благовестие спасения, которое он проповедует, не от людей. Он не последователь некоего учителя; его познания не из вторых рук, он их принял вообще не от человека, а через откровение Иисуса Христа. Поэтому Павел подчеркивает свою независимость также от пер-воапостолов. После своего обращения близ Дамаска он не советовался ни с одним человеком и не пошел даже к тем, которые были апостолами до него, в Иерусалим; только через три года он знакомится с Петром и Иаковом (Гал.1,16 и далее).

Павел—достаточно трезвый человек, отдающий себе отчет в том, что без подтверждения его призвания остальными апостолами и без сотрудничества с ними он будет трудиться впустую (Гал.2,2). Поэтому он согласует свою деятельность с ними и добивается подтверждения особенности своей задачи: он призван быть апостолом необрезанных, язычников.

Впрочем, распределение миссионерской работы не есть результат тактического обсуждения положения апостолов. Призвание Павла произошло с ним до встречи с другими апостолами. Он не тотчас осознал масштабы своей задачи, и уж, конечно, не сразу было определено, что он посвятит себя обращению язычников. Но когда он через три года посетил Иерусалим, то во время молитвы в храме еще раз получил ясное подтверждение того, что он послан именно к язычникам (Деян.22,17-21). Сам Павел считал, что ему скорее следовало бы трудиться среди иудеев, так как его проповедь—бывшего убежденного фарисея и фанатичного гонителя христиан—произвела бы особое впечатление. Однако Бог призвал его для иного служения. Поэтому Павел сначала на несколько лет удаляется от дел; и только позднее Варнава приводит его в Антио-хию. По изволению Святого Духа, во время торжественного богослужения община на обоих возлагает руки и этим испрашивает благословение Божие на деятельность их среди язычников.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru