Иерусалим—«вершина земли» (Иез.38,12)

Метрополией античного мира был Рим, Александрия считалась самым элегантным, а Коринф—самым безнравственным и распущенным городом; Афины славились своим университетом, а Ефес—храмом. Но для иудея центром вселенной был Иерусалим, середина всего мира, «вершина земли» (Иез.38,12).

А центральной точкой этой вершины была святая гора Сион, на которой находился храм. Когда молодой Павел впервые прибыл в Иерусалим, чтобы изучать Тору у раббана Гамалиила, то, наверняка, не сам город, как таковой, произвел на него впечатление. В конце концов, Павел не был крестьянским парнем, пришедшим из какого-нибудь затерянного села в большой город: он вырос, как заявляет сам, в «небезызвестном» Тарсе. Иерусалим, в который он теперь вступил, был всего лишь гарнизонным городом римской провинции; здесь размещалась резиденция Синедриона, украшенная Иродом Великим по эллинистическому образцу рядом великолепных зданий, но сам город имел весьма скромное значение. Однако для иудеев Иерусалим-святой город, религиозно-образовательный центр. Прежде же всего, это был древний царский град, город Давида, которого Сам Бог избрал царем.

Бог предуказал Иерусалим, начертал план его на дланях Своих (Ис.49,16), в нем Он обрел жилище Свое. Набожный иудей связывал с этим городом свои ожидания царства Мессии: Иерусалим должен был стать центром этого царства, все народы должны стекаться сюда, чтобы поклоняться Богу. Поэтому паломник, проходя через городские ворота, пел песнь восхождения, которая выражала его чувства: «Возрадовался я, когда сказали мне: «пойдем в дом Господень» (Пс.121,1).

Впервые мы читаем название «Иерусалим» на глиняном черепке, относящемся примерно к 2000 году до Р.Х. Один египетский фараон написал это название вместе с формулой проклятия на глиняном сосуде и разбил этот сосуд. Так как по древним представлениям имя одновременно выражало сущность вещи, то люди думали, что проклятие отразится на том, кого проклинали. Затем имя князя города Иерусалима упоминается в политической корреспонденции, которую нашли в архиве фараона Эхнатона (1383-1365?). Среди найденных там глиняных клинописных табличек, содержащих более 350 писем, находятся шесть писем царя Абди-Хепа из Урусалима (или Урушалима); имя царя—хеттское и означает «слуга Хепа (Хепы)»—хеттской богини плодородия.

По своему положению и природным данным Иерусалим едва ли заслуживал значения, которое позднее приобрел. Это была небольшая крепость, расположенная на горе Сион (на высоте около 800 метров над уровнем моря) с крутыми обрывами по двум сторонам. У подножия горы находился источник, к которому можно было добраться через прорубленный в скале канал. Эта цитадель воспротивилась захвату страны двенадцатью коленами Израиля и во времена царя Давида еще находилась в руках иевусеев. Первым правительственным шагом Давида был захват крепости дерзким штурмом его наемников. По-видимому, Иоав, один из полководцев Давида, обнаружил канал, ведущий наверх от источника, залез туда и ударил по осажденным. Так Иерусалим, который не принадлежал ни к одной области двенадцати колен, а оставался нейтральной территорией, стал «городом Давида». Давид перенес ковчег Завета в новую столицу; этим религиозным актом он подчеркивал ее политическое значение. Вероятно, здесь находилось и древнее святилище, ибо еще Авраам когда-то заплатил десятину царю Салимскому Мелхиседеку, «священнику Бога Всевышнего», и получил от него благословение (Быт. 14,18 и далее). Затем севернее города Давида Соломон построил храм и поставил в нем ковчег Завета. И, как жилище Бога, храмовая гора отныне стала носить название «Сион».

Через несколько лет после смерти Соломона и разделения основанного Давидом единого государства на Израильское (Северное) и Иудейское (Южное) царства Иерусалим был завоеван и разграблен египтянами (925 г. до Р.Х.). И с тех пор не проходило столетия, чтобы город не подвергался жестокому разрушению. Около 850 года на него нападают арабы; семьдесят лет спустя царь Израиля Иоас пробивает брешь в стене города; в 701 году его осаждает ассирийский царь Сен-нахерим; в 609 году его жителей ограбил фараон Неко II; трижды город вынужден был открывать свои ворота вавилонскому царю Навуходоносору; и всякий раз часть жителей уводили в плен; наконец, в 586 году храм был сожжен, а укрепления разрушены до основания. Царя Седекию захватили в плен, его сыновей закололи на его глазах, затем его ослепили, заковали в цепи и отвели в Вавилон. Через полстолетия в оставленный город возвращаются из плена первые иудеи. Они восстанавливают городские стены, вновь воздвигают храм, правда, в более скромных размерах.

Во время Маккавейских войн город попадает в руки сирийцев. Царь Антиох IV Епифан в 169 году до Р.Х. разграбил храм, соорудил в древнем городе Давида крепость и назвал город своим именем—Антиохией. Но Маккавеям удается отвоевать город: они разрушили тюремную крепость сирийцев и сравняли ее с землей. После освобождения Иерусалим начинает расширяться. Теперь он занимает и западный холм, расположенный напротив города Давида. Здесь возник Верхний город, тогда как в Тиропетонской долине, пролегающей между двумя холмами, раскинулись дома Нижнего города; поэтому его называли также городской долиной. Дальнейшее расширение города происходило на востоке в Кедронской долине, на западе и юге—в долине Енном (Гинном), имеющей форму дуги.

Время расцвета для Иерусалима наступило в царствование Ирода, в 37 году до Р.Х. Он начал отстраивать храм и воздвиг крепость Антония. Она называлась так по имени его римского друга, которому он был обязан своим воцарением. У западной стены был построен укрепленный и роскошно обставленный дворец. Для боевых состязаний, которые устраивались в честь римского кесаря каждые пять лет, Ирод велел соорудить театр. В Верхнем городе был устроен ипподром, за городскими стенами—амфитеатр. Здесь проводились спортивные и музыкальные соревнования, скачки (верховые и на колесницах), а также бои и травля зверей. Водопровод снабжал город питьевой водой. Таким образом, Иерусалим все больше и больше приобретал черты эллинистического города.

Когда Павел прибыл в Иерусалим, наследник Ирода Архелай был свергнут римлянами. Управление осуществлялось римскими прокураторами, которые имели свою резиденцию в Кесарии Приморской и приезжали в Иерусалим только на праздник Пасхи. И тогда они жили во дворце, выстроенном Иродом. Постоянный римский гарнизон был размещен в крепости Антония в северо-западном углу храма. Отсюда на храмовую площадь вели две лестницы, что давало возможность быстро подавлять народные волнения. Этим путем Павел после его ареста в храме был уведен римскими солдатами, и таким образом избавлен от ярости толпы.

В узких улицах и переулках города, особенно во время больших праздников, царило необычайное оживление. Верхний и Нижний город с севера на юг пересекали две главные деловые улицы, связанные многочисленными переулками. От дворца Ирода одна улица вела к спортивной площадке, которую построил первосвященник Язон (Иасон); у моста Ксистус она пересекала Тиропетонскую долину и выходила на храмовую площадь. Здесь находились столы менял и продавцов живности для жертвоприношений. Несколько рынков снабжали население продовольствием. В Новом городе, севернее храмовой площади, находились шерстопрядильни, шерстобойни и рынок торговцев шерстью, а также кузницы и платяной рынок. Ремесло портных процветало у городских ворот; в Верхнем городе размещались мастерские ткачей и валяльщиков. На фруктовом рынке торговали инжиром, цикорием, латуком, пряностями, кореньями, вином и уксусом. На рынках, где продавали скот,—а там был отдельно рынок для живого скота и скота на убой,—можно было купить только определенных левитами чистых животных: овец, коз, ягнят, голубей и кур. Изготовление и продажа товаров происходили в одном помещении, ремесленники работали в мастерских, открытых прямо на улицу. Не исключено, что уже тогда дворники заботились о чистоте улиц; во всяком случае водосточные каналы уже были; отбросы и мусор выбрасывали в долину Енном, по-видимому, через мусорные ворота—южный выход из Иерусалима, и там сжигали.

В эпоху Павла Иерусалим насчитывал от 30 до 50 тысяч жителей. В праздники в город приходили большие караваны, с которыми прибывало еще около 150 тысяч паломников. Это были люди со всего мира, как повествуют о том Деяния святых Апостолов, в описании праздника Пятидесятницы. Все они шли в Святой Город, к Храму, к Дому Господню.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru