«Я... тарсянин, гражданин небезызвестного киликийского города» (Деян. 21,39)

Характер человека выковывается в процессе развития телесных и духовных сил, которыми он одарен при своем рождении, и зависит от окружения, в котором он вырос, и от воспитания, которое он получил. Не иначе дело обстоит и в жизни апостола Павла. Из брошенного мимоходом замечания в Деяниях святых Апостолов мы узнаем, что он родом из Тарса (Деян.9,11). Сам Павел в Посланиях ни разу не называет своего родного города. И все же этот город оказал на него заметное влияние.

Таре был столицей Киликии, страны, расположенной вдоль юго-восточного побережья Малой Азии. Этот город имел стратегически выгодное положение: здесь сходились дороги, ведущие в Каппадокию, образуя последнюю большую остановку на пути войск в сирийскую столицу—Антиохию. Своим благосостоянием город был обязан прежде всего реке Киднос, связывавшей его с морем и позволившей соорудить морскую гавань. Благодаря этому он вступил в оживленные торговые сношения с Кипром, с другими городами Малой Азии, Финикией, Египтом и с Западом. Вероятно, Таре был основан еще хеттами, а позднее его захватывали ассирийцы, персы, греки и римляне поочередно, друг за другом. Таким образом, он стал своеобразным тиглем для переплавки самых разных культур, религий, обычаев и социальных классов. Но он прославился не только как важный торговый город, но и как культурный центр. Целый ряд философов ведет свое происхождение из Тарса, среди них—Афинодор, друг и учитель императора Августа. По численности населения и по своему непосредственному значению город не мог сравниться с великими мировыми центрами, такими как Рим или Коринф, Ефес или Александрия в Египте. Но он гордился тем, что его высшие школы посещали преимущественно местные жители, тогда как университеты Афин или Александрии были в основном заполнены иностранными учащимися. В Деяниях святых Апостолов Лука передает нам короткий разговор, состоявшийся между Павлом и римским тысяченачаль-ником Клавдием Лисием, который арестовал Апостола в Иерусалиме и таким образом защитил его от ярости иудеев. В разговоре Павел называет место своего рождения «небезызвестным городом» (Деян.21,39), и этим он правильно определил значение своего города для того времени.

Как гражданин Тарса, Павел обладает определенными правами, а кроме того, он унаследовал от своего отца права гражданина Римской империи. Таким образом, он обладает всеми гражданскими правами. Он мог быть избран в городское народное собрание, пользоваться особой защитой при судебных процессах и апеллировать к римскому императору. Позднее он, будучи в узах, воспользуется этим правом. Иудеи в Тарсе не были только терпимыми чужестранцами, они занимали привилегированное положение. Родители Павла, вероятно, принадлежали к прослойке зажиточных торговцев, иначе им было бы трудно получить гражданские права.

Род апостола Павла происходит из колена Вениа-минова. В восьмой день после рождения он был обрезан и получил имя знаменитого царя из этого же колена—Саул (Савл). Этим еврейским именем Павел, конечно, никогда не пользовался. Его полного римского имени, которое он носил официально как римский гражданин, мы не знаем; до нас дошло лишь имя Паулус (Малый), которым он себя постоянно называет. Для воспитания детей еврейские законоучители установили определенные правила. В них говорится: «Отец обязан позаботиться о том, чтобы сын был обрезан, обязан прислушиваться к нему, научить его Торе, взять для него жену, научить его ремеслу», а некоторые еще добавляют: «научить плавать». Значит, Павел был воспитан в арамейской языковой среде, ибо его родители были иудеями, верными закону, строго соблюдавшими обычаи своей родины. С пятилетнего возраста его познакомили с еврейской Библией. (По иудейской традиции, повсюду, где была синагога, служитель синагоги обучал детей). Когда Павел стал постарше, он изучил производство тканей для палаток. Вырабатываемые в Киликии из козьей шерсти палаточные ткани высоко ценились в то время. По-видимому, он был научен и плаванию, и это умение наверняка не раз спасало ему жизнь при кораблекрушениях, которые он перенес. Между 15-м и 20-м годами жизни он покинул свой родной город и направился в Иерусалим, где жила его сестра с сыном, для изучения закона.

Возможно, что Павел посещал в Тарсе не только школу при синагоге, но и одно из многочисленных греческих учебных заведений. Разговорным языком там был греческий; собственно, греческий, несмотря на иудейское воспитание и окружение Павла, был его родным языком, и Священное Писание он читал в греческом переводе, по Септуагинте (перевод семидесяти толковников). Благодаря этому он нашел понимание среди эллинов, ибо Таре был эллинистическим городом.

Соприкасаясь с иными культурами, греческая культура и сама претерпела глубокие, коренные изменения; греческое и восточное переплелись и смешались. Это особенно проявилось в религии, где влияние Востока было крайне сильным. Египетские и восточные божества слились с богами Рима и Греции. Таинственные восточные культы с жадностью перенимались людьми, которым ничего больше не могла дать относительно сухая римская государственная религия. Прежде всего, именно в Тарсе восходящий к хеттскому божеству Ваал (господин) был отождествлен с греческим Зевсом, считался покровителем и защитником города, и его изображения выбивались на монетах. Наряду с ним почитали юного бога Сандана, умирающего и воскресающего, воплощавшего плодородие земли. Ежегодно статую Сандана сжигали на костре, что символизировало его смерть как умирание природы, а его возвращение к жизни отмечали бурными радостными празднествами. В Тарсе также весьма почитался и бог-спаситель Митра.

В философии эллинизма в тот период господствовало два направления. Приверженцы первого из них, называвшиеся по имени своего основателя, греческого философа Эпикура, эпикурейцами, величайшее благо усматривали в самом по возможности безоблачном наслаждении жизнью. Другие—стоики—получили свое название от места своих собраний «Стоа» (зал) в Афинах. Хладнокровие, преодоление страстей и стремление к добродетели как высшему человеческому счастью—вот главные принципы их учения. Таре был средоточием стоической философии. Павел знаком с понятиями и идейными направлениями этой философии, с ее риторическими приемами.

Будучи евреем, выросшим в эллинистическом окружении, Павел испытал на себе оба эти влияния: строгое палестинское и более открытое миру эллинское. Когда Павел после переживания в Дамаске, где он был призван возвещать имя Господа «пред народами и царями и сынами Израилевыми» (Деян.9,15), возвратился в Таре, он наверняка обогатил свои знания учениями тех, кому он должен был проповедовать Евангелие. Только так он мог быть для иудеев как иудей, для язычников—язычником, для всех—всем, «чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор.9,20-22).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru