«Я, Павел, написал моею рукою» (Флм.1,19)

Написание письма в эпоху Апостола было трудоемким процессом. Писали на листах папируса, которые хотя и были выглажены, но всегда имели необработанные места, а потому их надо было шлифовать пемзой. Трость для письма заострялась ножом; чернила изготавливались из сажи; пока написанное не высохло, его можно было при необходимости стереть губкой. Длинное письмо на одном листе не умещалось; тогда склеивали несколько листов.

Готовое письмо скатывали в трубку, клали в футляр, зашнуровывали и запечатывали. Краткие сообщения писали иногда грифелем на деревянной доске, покрытой черным воском; несколько досок скреплялось проволочными шарнирами, и таким образом получалась своего рода книга.

При написании писем соблюдались определенные правила и традиции. Сохранилось написанное на папирусе письмо, относящееся к середине II века после Р.Х., т.е. написанное на сто лет ранее Павловых Посланий. Тем не менее оно имеет все типические признаки, которые обнаруживаются и в письмах Апостола.

Молодой египтянин Апион призван из своей родной деревни в римский императорский флот в г.Мизенум, близ Неаполя. Он сообщает отцу о счастливом завершении плавания, во время которого пережил шторм, называет ему свое солдатское имя и название корабля, на котором служит. Короткое это письмо гласит:

«Апион—своему отцу и господину Эпимаху много радоваться! Прежде всего желаю тебе здоровья, долгого благосостояния и счастья вместе с моей сестрой, ее дочерью и моим братом.

Благодарю господина Сераписа, что он меня тотчас спас, когда я на море попал в опасность. Когда я приехал в Мизенум, то получил в качестве путевых денег от императора три золотых. Дела мои хороши. И вот я попрошу тебя, господин отец мой, напиши мне письмецо: во-первых, о твоем здоровье, во-вторых, о здоровье моей сестры, в-третьих, для того, чтобы я мог видеть твою руку; ибо ты воспитал меня хорошо, и я на этой основе надеюсь быстро продвинуться вперед, если захотят боги. Приветствуй от меня много раз Ка-питона, моих родственников, Серениллу и моих друзей. Я послал тебе свой небольшой портрет через Евк-темона». Дальше идет имя.

Апостол Павел в своих Посланиях придерживается этой же схемы. В начале указывается имя отправителя, затем назван получатель Послания. Но Павел не радости желает ему, как это обыкновенно встречается в большинстве писем того времени, а заменяет слово «радость» похожим по созвучию в греческом языке словом «благодать». Одновременно он к этому присовокупляет обычную для иудеев формулу приветствия «мир», называет источник, из которого христианину проистекает и то и другое, и выражает пожелание благословения: «Благодать вам и мир от Бога, Отца нашего, и Господа Иисуса Христа».

В конце писем обычно помещали просьбу передать привет тем или иным лицам. Павел и этого придерживается. Он передает приветы, посланные через него другими, и сам приветствует своих знакомых. Таким образом мы узнаем имена его друзей, спутников в путешествиях и сотрудников. Некоторые из названных имен мы встречаем в надписях на стенах катакомб.

Каждое письмо заканчивалось, как правило, пожеланием хорошего здоровья. Этому обычаю Павел не следует ни в одном из своих Посланий. Для него более важно благословение адресатам. Так заимствованные формулы обычной переписки у Павла обретают силу христианской убежденности

Письмо молодого Апиона было доставлено римской военной почтой; вообще же государственная доставка и вручение частных писем были тогда неизвестны. Отправитель сам должен был заботиться о том, как ему отправить свое письмо. Послание к Римлянам, написанное Павлом в Коринфе, привезла в Рим, вероятно, диаконисса Фива. Она была «помощницею многим» в Кенхреях, портовом городе восточнее Коринфа, и Павел представляет ее римской общине.

При написании письма пользовались услугами профессионального писаря. Послание к Римлянам Павел диктовал некоему Тертию, который в 16-й главе вписал привет своим знакомым в Риме. Написание определенно занимало несколько дней. Когда писарь утомлялся, диктовку прерывали, а затем возвращались к ней. Этим объясняются отрывочность мыслей и отсутствие переходов. Послание к Филимону Павел, видимо, написал собственноручно: «Я, Павел, написал моею рукою». К другим Посланиям он прибавляет собственноручное предложение: «Мое, Павлово, приветствие собственноручно», или: «Приветствие моею рукою, Павловою».

Вероятно, когда он в заключении, в темнице, писал эти слова в конце Послания к Колоссянам, то при этом на его руках звенели оковы. Поэтому он добавляет: «Помните мои узы». Когда же его противники от его имени отправили поддельное, фальшивое письмо, он предостерегает получателей: «Молю вас... не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного» (2 Фес.2,2). Затем он указывает на свою собственноручную подпись: «Приветствие моею рукою Павловою, что служит знаком во всяком послании; пишу я так...» (2 Фес.3,17).

Предание свидетелствует нам еще и о другом способе переписки: опытному писарю сообщали о содержании письма и предоставляли ему выработку текста. Заказчик только собственноручно приписывал заключительное приветствие под письмом и этим заверял его подлинность. Возможно, в этом причина некоторой разницы в стиле отдельных Павловых Посланий.

Не все Послания, написанные апостолом Павлом, дошли до нас, и не сохранилось ни одного оригинала. По желанию Апостола, их передавали из рук в руки, обмениваясь ими внутри общин. «Когда это послание прочитано будет у вас, то распорядитесь, чтобы оно было прочитано и в Лаодикийской церкви; а то, которое из Лаодикии, прочитайте и вы»,—пишет он Колоссянам (4,16). Итак, сами письма, как вещи материальные и преходящие, не сохранились, но их содержание непреходяще.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru