Проповедь у Святой Плащаницы

Обозревая широкое поле человеческой жизни, не приходилось ли вам, братья и сестры, в недоумении останавливаться перед такими событиями, при рассмотрении которых сжимается сердце, недоумевает мысль, умолкает слово? Вот перед нами цветущий, возвышенно настроенный и богато одаренный юноша. Он любит жизнь, жаждет деятельности, готов отдать все свои силы и способности на благо народа. Окружающие возлагают на него свои светлые надежды. Отрадно смотреть на такого юношу... Но... как кратковременна наша радость! Нежданно-негаданно поражает молодую жизнь злой недуг.—И где мирское пристрастие? Где привременное мечтание? Юноша умирает в самом расцвете своих светлых надежд и порывов... И сжимается сердце при виде свежей могилы, скрывшей молодую многообещавшую жизнь, и душу смущает тревожный вопрос: зачем же это?

Перед нами зрелый муж, любящий отец и заботливый хозяин, глава тесно сплоченной семьи, добросовестный труженик, бодрый и энергичный, заряжающий энергией всех, кто его окружает. Всматриваясь в эту личность, вы отдыхаете душой и с радостью говорите: вот один из тех людей, которыми сильно наше общество, которыми украшается человеческая жизнь. Но вдруг—весть о внезапной кончине того, кому, по вашим расчетам, следовало бы жить и жить. И снова сжимается ваше сердце, и снова тревожат душу неотступные мучительные вопросы: что же это такое? Зачем? Есть ли смысл в нашей жизни, хрупкой, скоротечной, готовой каждую минуту погаснуть, как гаснет пламя зажженной свечи при сильном, порывистом ветре? Есть ли смысл в смерти, отнимающей у детей опору, у общества—полезного человека? "Что это за жизнь?—восклицаем мы вместе со святым Григорием Богословом,— Воспрянув из гроба, иду к другому гробу!.."

От жизни частного человека вы переходите к жизни человечества, вы окидываете своим взором всю мировую жизнь—и снова наталкиваетесь на тревожное "зачем?". Здесь разрушительное землетрясение отняло у одних—жилище, у других—самую жизнь... Там грохочут пушки и льется кровь людская. В одном месте планеты целые области страдают от голода, в другом—опустошительная болезнь уносит жизнь множества людей без различия возраста и состояния. Зачем же все это? Зачем?

И мы ищем настойчиво и упорно ответы на эти вопросы. Часто мы обращаемся к мудрости человеческой, чтобы она ответила на наши недоумения. Но чем дальше идет мудрость человеческая по пути развития, тем настойчивее она отказывается от вопроса "зачем?", предпочитая вопросы: "отчего?", "почему?". Она с точностью укажет вам причину того или иного события, но напрасно мы будем искать у нее решения вопроса "зачем?". Мудрость человеческая подчас старается этот вопрос отнести к разряду праздных и бесплодных. А между тем, наше сердце все ищет и ждет ответа на этот томительный вопрос.

Приклонимся, братья и сестры, сегодня к этому Гробу и поищем у него ответа на наши недоумения.

2000 лет тому назад умер позорной мучительной смертью Христос Спаситель, краснейший добротою паче всех человек (Пс.44,3) И опять вопрос: зачем? Зачем эти тяжелые страдания? Зачем эта позорная смерть? Бог Господь и явился нам (Пс. 117,27). Неужели этого было недостаточно? Зачем же еще подвергать Святую Невинность обвинению, Правду— клевете, Незлобие—злобе, Жизнь—смерти?

Двое из учеников Христа шли из Иерусалима в Эм-маус. Путники беседовали о своем Учителе, "как предали Его первосвященники и начальники иудейские для осуждения на смерть и распяли Его. А мы надеялись было,—рассказывают ученики Христовы присоединившемуся к ним Спутнику,—что Он есть Тот, Который должен избавить Израиля" (Лк.24,20-21). И они недоумевали перед тайной искупительных страданий, и они не могли понять позорной смерти своего Учителя. Тогда таинственный Спутник—Христос, воскресший из мертвых, сказал им: "Не так ли надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою? И, начавши от Моисея, из всех пророков изъяснял им сказанное о Нем во всем Писании" (Лк.24,26-27). И Священное Писание свидетельствует, что тогда отверзлись у них очи и стало им ясно, зачем Сын Божий пришел на землю, страдал, умер и воскрес из мертвых...

Если в ком-то из нас, стоящих у Гроба Божественного Страдальца, в глубине опечаленной и смущенной души невольно зародилось недоумение перед ужасными земными событиями этого дня, то не в соображениях ума человеческого, хотя бы и глубоких, а в слове Божием, в учении Церкви найдем мы разъяснение для своего ума, успокоение для своего сердца. "Мои мысли—не ваши мысли, ни ваши пути—пути Мои",—говорит Господь (Ис.55,8).

Событие, потрясающее наше сердце, совершилось во исполнение воли Божией, предопределившей его прежде сложения мира.

Святой апостол Петр называет Христа непорочным, чистым Агнцем, предназначенным еще прежде создания мира и явившимся в последние времена для нас (1 Петр.1,19-20).

Милосердный Бог, зная, в какую бездну страданий и бед погрузил себя человек, преступив волю Господню, предавшись своим страстям, позабыв о своей вечной родине—Царстве Божием, сжалился над ним и благоволил послать на землю Сына Своего—взыскать и спасти погибшее (Мф. 18,11). "Се иду... сотворить волю Твою, Боже",—таков был ответ Сына на Отчее определение о Нем (Евр. 10,7). И сошел Он на землю, чтобы дать душу свою для искупления многих (Мф.20,28), чтобы возвестить человеку истину (Ин. 18,37), чтобы положить на земле начало новой-святой и богоугодной жизни, чтобы возвратить нам утраченное отечество—Царство Божие, к которому неудержимо стремится человеческая душа даже среди своих падений, о котором тоскует она даже среди земных радостей и утех.

Будучи свидетельством божественной любви, Гроб Христов становится для нас неоскудевающим источником ободрения и утешения в борьбе со страстями и в перенесении житейских невзгод. Он говорит нам о том, что нашей жизнью управляют не слепые стихийные силы, равнодушные к добру и злу, а высшее разумно-нравственное Существо, премудрое и благое, любящее добро и ненавидящее зло, подающее человеку свою милость не только в его невинности, но и в его падении.

Гроб Христов уверяет нас в том, что все в нашей жизни совершается по Божественному Промыслу, что даже волос с нашей головы не может упасть без воли Отца Небесного (Мф. 10,30). Умирает ли юноша, покидает ли зрелый муж этот мир, чтобы перейти в иной, неведомый,—все это совершается по определению воли Божией, благой и премудрой. Пусть эта воля по временам остается для нас непонятной, загадочной! Это в порядке вещей; далеко отстоят мысли Божии от мыслей человеческих, и не человеческому уму пытаться постигнуть во всей полноте неисследу-емую глубину ума Божественного (Ис.55,8-9; 40,13; Рим. 11,34).

Не только скорбью, состраждущей невинному Страдальцу, но и глубокой радостью наполняется сегодня наше сердце. На кресте—наша уверенность, во гробе— наша твердая надежда. Молясь вместе со всей Церковью у Гроба Спасителя о благостоянии святых Божиих Церквей и временах мирных, о себе самих и о ближних; о живых и умерших, предадим себя самих и друг друга и всю жизнь свою Христу Богу, милосердия ради Себя истощившему непреложно и до страстей бесстрастно преклоньшемуся. В этой преданности воле Божией мы найдем бодрость и утешение среди испытаний душевных и страданий телесных, подражая тому древнему праведнику, о котором так часто напоминает нам Церковь в дни Страстной седмицы. Лишившись имущества, детей, праведный Иов, падши на землю, поклонился Господу и сказал: "Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!" (Иов. 1,20-21).

Приидите же к этому Гробу вси скорбящии и оз-лобленнии, милости Божией и помощи требующии. Сложите у ног Божественного Страдальца ваши сомнения и тревоги, скорби и огорчения, научитесь у Него кротости и смирению сердечному.

Каждый год, когда Господь сподобляет нас поклоняться Его страстям, живоносному Гробу и преславному Воскресению, мы приобщаемся Его спасающей жертвенной любви. И если мы настоящие христиане, то пусть этот год еще больше приблизит нас ко Христу. Пойдем дорогой, ведущей к Нему. Она тернистая, и шествие по ней крестоносное, но ее прошел Крестоносец Христос, и с тех пор мы не одиноки. Сам искушен быв, Он всегда готов и нам, искушаемым, помочь (Евр.2,18). Правда, крестный путь ведет на Голгофу, на которой Христос был распят, на которой Он воззвал к Отцу Небесному: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?" (Мф.27,46). Однако это не должно вызывать у нас боязни следовать за Христом: на этой горе побеждена смерть, на этой горе благоразумный разбойник услышал сладчайшие слова: "Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лк.23,43). "Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем; если терпим, то с Ним и царствовать будем!" (2 Тим.2,11-12). Аминь.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru