Проповедь у Святой Плащаницы

Братья и сестры, сейчас мы созерцаем тот предел, для которого нет слов. Страшен он по своему существу, этот предел, до которого дошел Христос в Своей любви к нам, людям. В подвиге Христа Спасителя не страшны муки, не страшны раны и уничижения, страшно другое—отдаленность от Бога.

Приняв на Себя плоть человеческую, Христос Спаситель вошел в нашу человеческую сферу, в нашу отдаленность от Бога. Вошел, чтобы жертва Его была всесовер-шенной и спасительной для всех людей. Вошел настолько, что потерпел богооставленность, о чем свидетельствует Его молитва: "Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?" (Мк.15,34). Человеческие грехи, человеческая отдаленность от Бога легли самой тяжелой ношей на Его пречистые плечи. И когда мы вспоминаем Геф-симанскую ночь, нас поражает борение Сына Божьего, Который как Человек видит идущую к Нему смерть, видит идущую к Нему Чашу и знает, что испить ее можно, только потеряв Отца, ибо, только удалившись и отделившись от Бога, может человек умереть.

Христос испил полную чашу страданий. В ней срастворилось и малодушие Его близких, и жестокая ненависть врагов, и грубая свирепость воинов, и изощренное мучительство вождей, и холодная жестокость закона, и непревзойденное исступление дикой толпы. И над всем этим—бездонная последняя печаль одиночества, которую испытывает Господь в поединке со злом всего мира и с князем этого мира. Слова Христа: "Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?"— были предельной границей, границей смерти. И чтобы умереть, нужно было преступить эту границу. Господь наш Иисус Христос, вошедший в нашу богоотдаленность, преступил эту границу и принял смерть и вольное погребение ради нашего спасения и нашего воскресения.

Все понес ради нас Христос, все испытал, все, чего мы не можем не только испытать, хотя бы частично, в нашей земной жизни, но и представить. Мы рождаемся из небытия для временной жизни, чтобы в ней возрасти для жизни вечной. Он же, Спаситель, рождается, приходит в мир из вечности, из беспредельной полноты. Он становится Сыном Человеческим, дабы мы стали сынами Божиими. Принимая на Себя плоть человеческую. Он входит в ограниченность человеческой судьбы на земле, живет в этом грешном мире, будучи по всему нам подобным, кроме греха. Он прошел крестный путь потому, что мы удалились с праведного пути, отошли от Бога. Он страдает, чтобы дать нам возможность блаженствовать. Он принимает все без ропота, чтобы возвратить нас в сладкое послушание Отцу Небесному. Он исполняет этот подвиг до конца и тем самым дарует возможность всему роду человеческому от богоотступничества вернуться в объятия Отча и, найдя прощение своим согрешениям, изгладив всякую вину и преступление, стать сынами Неба.

В Его смерти повинен каждый из нас. Это грехи людские заставили и заставляют вновь страдать и распинаться Христа Жизнодавца. И если бы хоть один человек согрешил, отступил от Бога, то, вероятно, и ради него пришел бы Сын Божий, чтобы, оставив девяносто девять овец, идти на поиски сотой овцы, разыскать и единственную потерянную драхму.

Трудно сочетать славу нынешней Плащаницы и ужас, который охватил тогда все человечество и всю тварь, когда небо потемнело, когда земля сотряслась, когда сочувствовала вселенная ужасу смерти и погребению Христа Спасителя в ту неповторимую Великую пятницу. Сегодня мы смотрим на смерть нашего Спасителя и видим в ней уже воскресение. Сам же крест Христов—позорное орудие Его позорной казни—ныне блещет победой, вселяя в наши сердца светлую христианскую надежду. Тогда ничего этого не было. Божия Матерь сораспиналась Своему Сыну, соумирала Ему—единственной Своей Надежде. Два тайных ученика, Иосиф с Никодимом, испросили поруганное Тело Христово и вместе с другими предали Его честному погребению. И многие женщины, которые не убоялись и пришли, чтобы хотя бы издали видеть казнь Христа Спасителя, вместе с апостолами и Божией Матерью погребали не только поруганное Тело Спасителя—погребали саму надежду на правду и победу Божию в мире. И поэтому та Пятница была для них днем страшнее всякой казни и смерти. Она была последним днем, не имеющим будущности.

Когда мы совершаем погребение Христа Спасителя, мы знаем, что после нынешней Великой пятницы наступит Великая преблагословенная суббота, в которую Господь почил от дел Своих—Своей победы над злом, грехом и смертью. Погребая Христа Спасителя с зажженными в руках свечами, мы уже видим свет победоносного Его Воскресения, мы знаем, что за субботой наступит светоносная пасхальная ночь и мы будем вместе с Ангелами славить Воскресение Христа Жизнодавца. Они этого ничего не имели. Они были объяты ужасом и тьмой безнадежности. Никто не может изведать участь Божией Матери, святых апостолов и тех благочестивых женщин, которые не оставили Христа до положения во гроб.

Сейчас мы будем слушать канон, называемый "Плач Богоматери". В нем горечь Божией Матери, погребавшей Своего Сына и спогребавшейся Ему.

Проникнемся чувством благодарности и благоговения к Ней, Преблагословенной, и попросим, чтобы Она вознесла Сыну Своему материнскую молитву о нас грешных, дабы мы пришли в разум истины, и, познав горечь отступничества от Бога, вкусили радость общения с Ним. Аминь.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru