В чем состоит опасность и пагубное влияние унии?

— Православная Церковь верит и исповедует, что Господь наш Иисус Христос основал одну Церковь, которая изначально живет Его обетованием: "Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16, 18) и "Я с вами во все дни до скончания века" (Мф. 28, 20). Мы исповедуем ее в Символе веры как Единую Святую Соборную и Апостольскую. Всякое отклонение от Церкви есть одновременно и отклонением от Христа. Говоря это в соответствии со всей строгостью, с которой об этом свидетельствует святоотеческое предание, мы никоим образом не желаем унизить наших неправославных собратьев, но мы не имеем права и скрывать эту истину, ибо любовь наша не может выражаться в сокрытии истины, а должна проявляться в ее раскрытии и свидетельстве.

Православная Церковь всегда с болью в сердце относилась к факту разделения Церквей в 1054 г., руководствуясь в своих взаимоотношениях с Католической Церковью святоотеческой мыслью, изложенной в 77 правиле Карфагенского Собора: "Может быть тогда, как мы с кротостию собираем разномыслящих, по слову апостола, даст им Бог покаяние в разум истины". Сам разрыв 1054 г. и последующее разделение привели к тяжелым и опасным последствиям.

После разрыва с Восточной Православной Церковью Римское папство в своем последующем развитии (особенно в экклезиологии, т.е. учении о Церкви) отошло от Предания, идеалов и заветов Древней Церкви и тем самым свело на нет возможные усилия по восстановлению в будущем братского общения с Восточной Православной Церковью.

Одновременно с отходом от идеалов Древней Церкви и отпадением от благодатного святоотеческого духовного опыта, средневековое папство постоянно и упорно стремилось к экспансии на Православном Востоке, чтобы любыми средствами (к сожалению, по большей части с применением насилия) подчинить православных власти римского первосвященника. Именно этой цели и служили унии, которые в конечном счете всегда приводили к замене православной веры Древней Восточной Церкви римской верой средневековой Католической Западной Церкви.

Овладев украинскими землями с многочисленным православным населением, католические правители Польши и Великого Княжества Литовского не переставали принуждать его к принятию католичества. Эти усилия особенно возросли после политической Люблинской унии 1569 г., объединившей Польшу и Литву в одно государство — Речь Посполитую, где Католическая Церковь занимала господствующее положение.

Разноверие мешало имперскому единству Речи Посполитой, и поэтому ей необходимо было поставить Православную Церковь в такое положение, при котором она бы со временем растворилась в католичестве. Таким образом возникла и была осуществлена идея Брестской унии 1596 г. Как и все остальные, Брестская уния была обусловлена политическими интересами и не нашла отклика у большинства православных. Но в результате поддержки этой унии государственной властью создалась парадоксальная ситуация — во главе православного народа встала униатская иерархия.

Методы, которыми пользовалась уния в пределах Речи Посполитой (о чем свидетельствуют исторические документы), диктовались национализмом и политическими страстями. Религиозная нетерпимость сопровождала и дополняла вражду, возбуждая соответствующие ответные чувства у православных, которые отвечали на преследования властей самосудами и вооруженными восстаниями. Последние обычно жестоко подавлялись и еще больше осложняли положение Православной Церкви. Историки отмечают, что насильственные попытки распространения унии послужили одной из причин, приведших вначале к упадку, а затем и к разделу Речи Посполитой.

Учитывая печальный прошлый опыт унии на украинской земле, Православная Церковь не может дать положительной оценки унии как попытки установления христианского единства. И поэтому все действия, направленные на ее активизацию, вызывают вполне обоснованное беспокойство.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru