Слово на Пассии

Жажду. Ин.19,28. Страшную картину представляет пустыня в знойный день; пустыня, не имеющая ничего, кроме жгучего песка, носимого ветром. Кажется, что ангел смерти, который превратил прекрасные города Содом и Гоморру в Мертвое озеро, пронесся над этой пустыней, лишив ее всяческих признаков жизни.



И вот среди этой пустыни, палимая знойными лучами солнца, идет женщина с ребенком на руках. Ребенок умирает от жажды и просит у матери единственного—воды. Несчастная Агарь (а это была она) не может вынести страшной смерти ребенка, кладет сына на песок и отходит в сторону, чтобы не видеть его нестерпимых мук. Кажется, еще минута—и погибнет сын от жажды, а мать—от терзания и горя.

Но не так судил Господь. Перед глазами растерянной матери появляется светлый посланник небес и указывает ей на источник воды. Смилостивился Господь над сыном бедной рабыни, сотворив спасительный источник.

Нет на свете ничего страшнее, чем жажда. Никакие муки не идут в сравнение с ней. Евангельский богач, находящийся в аду, не жалуется на боль, причиняемую ему огнем, но просит у бедного Лазаря каплю воды (ЛкЛ6,24). В походе Александра Великого через пустыню гибнет множество воинов от давки у найденного источника. Не смогли удержать их ни приказы полководца, ни страх смерти. Кинулись они, обезумевшие, к источнику, предпочли лучше умереть, чем терпеть дальше жажду.

Послушаем теперь, братья и сестры, что говорит святой Иоанн Богослов о жажде Божественного Спасителя на кресте. Об этом мы только что читали в святом Евангелии: "После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду. Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его" (Ин. 19,28-29). Эти слова означают, что Христос хотел исполнить все, что о Его жизни и смерти предсказывали пророки. И поскольку из всех пророчеств не исполнилось еще пророчество царя Давида—"и в жажде Моей напоили Меня уксусом" (Пс.68,22),—перед смертью произнес Спаситель еще одно из немногих слов со креста: "Жажду". Христа Спасителя, взятого в Гефсиман-ском саду, где Он терпел страшные муки души, истомившие Его силы так, что Он падал с ног, повели на суд. Мучимый на суде, Христос ни разу не открыл Своих уст, никому не жаловался на страшную боль, не жаловался даже тем добрым женщинам, которые со слезами провожали Его по крестному пути. Не жаловался Матери, шедшей возле Него, хотя, окровавленный, падал под тяжестью креста. Ни слова не было сказано и тогда, когда воины снимали с Его плеч багряницу.

Все переносил Он с божественным терпением, и только теперь, чтобы показать всем страшную муку от жажды, с Его уст срывается слово: "Жажду, хочу пить...".

Капли воды просит Тот, Кто одним словом сотворил моря и океаны; Тот, волею Которого страшный потоп уничтожил все человечество земли, кроме праведного Ноя и его семейства; Тот, в руке Которого содержится и дождь, и небесная роса. И нет никого, кто бы дал Ему пить. Как бедная Агарь некогда в пустыне вынуждена была смотреть на муку своего сына, так ныне Пречистая Дева, стоя у креста, слышит эту просьбу Своего Единородного Сына и не может Ему помочь. Не может Ему дать того, что каждая мать может- дать и дает своему сыну. Она издали только уязвляется сердцем, утробою Своею терпя страдания Своего Сына. Может быть, Она, уязвляясь страданиями Сына, как всякая мать, молилась: "О Боже, Боже Мой, пошли Ангела, как послал Ты некогда в пустыне матери Исмаила, и угаси жажду Моего Сына, как угасил Ты ее в Геф-симанском саду, когда душа Его, мучимая образом приближающихся мук, просила Тебя, чтоб Ты отнял от нее страдания".

Но напрасно молила. Ангел не явился. Не послал отец Небесный утешителя, ибо хотел, чтоб Его Сын терпел за всех муку, какую только можно терпеть. А вместо Ангела римский воин, надев на трость кусок губки, намоченной в уксусе и вине с желчью, подал Спасителю. Напрасно просил Бог у людей милосердия. Вместо него Он нашел новые мучения и издевательство.

Слово Божественного Спасителя, над которым сейчас мы размышляем, означало не только физическую жажду, желание плоти пить. Это слово означает еще и другую жажду, которая сжигала Его не меньше жажды телесной.

"Жажду!"—просит умирающий Христос, как некогда, научая, просил у жены самарянки: "Дай Мне пить" (Ин.4,7). Несомненно, жажда тела была необычно мучительна и велика, но несравненно большей была жажда души.

"Жажду!—взывал Спаситель.—Хочу вашей жизни, ваших душ, за которые терплю и умираю, жажду вашего обращения и соединения с Богом, жажду вашего спасения".

Физическая жажда Распятого, длившаяся определенное время, с наступлением смерти прекратилась. Жажда людских душ не окончилась у Иисуса на Голгофе, она продолжается и теперь. И сколько бы мы ни смотрели на крест, столько крест говорит нам: "Жажду, хочу души твоей, хочу твоего спасения, хочу твоего счастья!". Как золотоискатель, найдя залежи земные, неспособен остановиться; как богатый человек с новыми приобретениями не прекращает своего дела, не скажет: "Достаточно мне!"—а, распаляясь жаждой стяжания, хочет еще больше, так и у Христа жажда к стяжанию душ человеческих никогда не уменьшается. Он никогда не скажет: "Достаточно уже обитателей неба, достаточно уже святых". И хочет Он этого не потому, что нуждается в наших душах для Своего счастья, а потому, что желает сделать их счастливыми.

Уразумели своего умирающего Учителя святые апостолы, уразумели, какая жажда горела в Его сердце. И чтоб утолить ту жажду, разошлись во все концы мира. Не страшили их ни холодные ветры севера, ни горячие пески юга; пошли они на восток к диким народам, которые мечом убивали своих просветителей; пошли и на запад, к языческому Риму, и там на местах поклонения языческим богам поставили кресты, а на местах языческих капищ и кровавых жертвенников воздвигли святую Церковь с бескровной Жертвой Нового Завета.

Что их заставило идти в чужие края, оставить все: свой край, своих близких, домашнее счастье, чтобы получить поношение от людей, узы, темницы, мучение и смерть?—Слово умирающего Спасителя "жажду", жажда спасения всех людей! "Если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую",—говорит Христос женщине самарянке (Ин.4,10).

"Меня оставили,—зовет Бог устами пророка Иере-меи.—Меня, источник живой воды, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды" (Иер.2,13).

"Идите,—зовет пророк Исайя,—идите, покупайте без серебра!" (Ис.55,1). Приходите черпать ту воду, что не из земли, а с неба.

Умирающий Спаситель, научив нас Своей жизнью, каким путем надо идти, освободив нас от рабства греху, взывает: "Я жажду только вашего счастья, приидите ко Мне, просите и получите счастье, в сравнении с которым наибольшее земное счастье — туман, исчезающий в лучах восходящего солнца".

И когда мы собираемся у святого Креста, места страданий нашего Господа, каждый из нас в эти священные дни Великого поста должен проникнуться мыслью о величии Божественного подвига, подвига, источающего нам высшее и совершенное счастье бессмертия и вечного блаженства.

Принесем Ему вместе с молитвой наше покаяние и исправление, чтобы быть достойными детьми наидостойнейшего Отца и Его Пречистой Матери.

Сколько усилий мы прилагаем, какими ценностями иногда жертвуем в поисках призрачного счастья, чтобы только утолить свою жажду, чтобы удовлетворить только свое тело? Долг наш, заботясь о себе, помнить и о Боге. Если мы хотим принести благодарность Распятому за нас на кресте, если мы хотим утолить Его жажду, вспомним о ближних, окажем помощь нуждающемуся, поможем больному, утешим скорбящего, а Господь не останется в долгу и здесь: "Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня... Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне" (Мф.25,34-35,40).

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru