Слово на Пассии

Жено, се сын Твой. ...се Мати твоя. Ин.19,26-27. В Ветхом Завете закон Моисея предписывал убивать овцу и ягненка в один и тот же день, дабы овца не видела смерти своего рождения. Этого закона строго придерживались иудеи.

Удивительное дело: строгий Моисей, во времена которого тысячи людей гибли от меча собратий, издает столь гуманный закон, ограждающий животное, овцу. Он, водимый Божественною рукою, издает этот закон, чтобы во всей обнаженности показать грех, который допустят неблагодарные люди на горе Голгофе, когда на глазах Матери замучают Ее Сына.

Где же были тогда фарисеи, где были книжники? Почему они не привлекают к ответственности тех, кто убивает Сына на глазах у Матери? Они, налагавшие за какую-нибудь мелочь строгое наказание, одобряют этот злой поступок, наущают народ, обещая еше и награду за это убийство.

Многим из нас приходилось видеть дегей у смертного одра матери. Печально смотреть, как плачущие сын или дочь ловят каждый взгляд, каждый вздох умирающей, жаждут прильнуть к дорогим устам, на которых уже почивает ангел смерти. В такой момент кажется, что с последним ударом сердца умирающей перестанет биться сердце и сына или дочери.

А что же переживает мать, когда ей приходится видеть смерть своего сына? Она надеялась, что сын ее, единственная надежда и опора в старости, когда-то любящей рукой закроет ее глаза. А здесь она должна закрыть глаза сыну! Мать старается своим прикосновением согреть холодное от дуновения смерти лицо сына, хочет узнать его последнее желание, хочет облегчить предсмертные его минуты...

Ныне мы видим осиротевшую Богоматерь у креста—смертного ложа Ее Сына. Люди отняли у Нее Сына и повели на Голгофу. Она видела Его распятие, Она видит Его умирающим, как разбойника,— того Сына, подобных Которому нет, в мире. Рада была Она по-матерински хоть прикоснуться к Его святейшему телу, но оно висит на кресте. Она издали созерцает Его муки, видит израненное тело, увенчанное терновым венцом чело. Она распинается с Ним.

Слыхано ли, чтоб матери невозможно было поцеловать умирающего сына? Разбойник перед казнью имеет право проститься с родными, а Божией Матери и того не позволили. Кто знает, может быть, злые распинатели и ударили Ее, препятствуя приблизиться ко кресту Сына.

Все Ей запрещено. Осталось только слово, над которым уже не имеют власти злые люди. И слова того, прощального, ожидала скорбная Мать с самого начала. Слышала Она, как Сын Ее прощался с врагами, как молился о них Отцу Небесному. И Она в сердце Своем повторяла: "Отче! прости им, ибо не знают, что делают" (Лк.23,34). Слышала, как Сын прощался с разбойником, и сердце Ее сжималось от боли. Каково Ей было слышать, что разбойник уже сегодня будет с Ее Сыном, а Она теряет Его. Ждала Преблагословенная Своей очереди. Она знала, что сподобилась быть Матерью Сына Божьего, Который пришел спасти грешников. Она знала, что они, а значит, их грехи отнимают у Нее Сына, и потому уступает им первенство, поступаясь материнским правом, которое требует, чтобы сын в первую очередь помнил родителей.

Все, что требовалось сделать ради спасения грешников, Христос совершил: разодрал рукописание, отдававшее нас по вине Адама во власть диавола; пригвоздил нашу вину на древе, как читаем в церковном песнопении; из пречистых Его ран излилась кровь, ставшая купелью нашего возрождения.

И только теперь впервые Спаситель обратился со креста к Той, Которая вместе с Ним страдала, душу Которой прошло оружие, как предсказал Ей о том старец Симеон (Лк.2,35).

Видит Спаситель муки Своей Матери и, указывая на Иоанна Богослова, говорит Ей: "Жено, се сын Твой!" (Ин. 19,26), а ученику, указывая на Богоматерь, говорит: "Се Мати твоя" (Ин. 19,27).

Рад бы назвать Ее сладким именем Матери, но, как бы боясь усугубить Ее материнскую боль, называет "Жено".

Прежде чем предать дух Свой, Христос показывает Свою любовь к Матери и к верному ученику. Он отдает ученику Матерь Свою, чтобы в нем Она нашла то, что потеряла в Сыне. Какая замена: вместо Иисуса—Иоанн, вместо Господа и Владыки—слуга, вместо Учителя—ученик, вместо Сына Божьего—сын Зеведея. О, Пречистая, говорит Спаситель, Ты навсегда останешься Моей Матерью, а Я—Твоим Сыном. Чести этой никто не отнимет у Тебя, Ты одна— Избранница от всех людей. Я только хочу, чтобы кроме Меня, у Тебя были и другие дети; в лице Иоанна отдаю Тебе всех людей, все станут Твоими сынами, а Ты — их Матерью. В болезни рождаются дети, и Ты, Пречистая, в болезни Твоей у креста становишься Матерью всех христиан.

Пречистая Дева у креста стала нашей Матерью, Она вместе с Сыном страдала за нас. Став по велению Сына Матерью всех христиан, Она стала и посредницей нашей, получила от Бога власть и возможность раздавать своим детям милость Божию. Чего не сделает мать ради сына, когда он обращается к ней с просьбой? Чего не сделает для нас Дева Мария, если мы будем сокрушенно просить у Нее? Может ли сын отказать в просьбе своей матери? Может ли отказать Спаситель Своей Матери, если Она будет просить милости для тех, ради которых Он страдал?

Двойной любовью было исполнено сердце Божи-ей Матери у креста: любовью к Единородному Сыну и любовью к тем детям, Матерью которых Ее утвердили слова умирающего Сына. Если хочет Пречистая полюбить всем сердцем новых детей, то Она должна с благодарностью смотреть на смерть Своего Сына, ибо смерть Его — это минута их духовного рождения.

Страшными были Ее муки у креста. Как у Христа кровавый пот выступил не тогда, когда Он терпел физические мучения, а когда испытывал душевные борения в Гефсиманском саду, так и у Нее боль души превосходила всякую физическую муку.

Главной причиной мучений Спасителя в Гефси-мании было свойственное Божеству знание, что далеко не все люди примут дело Его искупительного подвига, что многие, подобно приближающемуся Иуде, предадут Его; так и Пречистой самую тяжелую боль причиняло знание того, что для многих людей жертва Ее Сына и Ее жертва не принесут пользы, что они легко откажутся от Нее как Матери, поработятся тому, силу которого победил Распятый Сын Ее, чью голову стерло Ее Семя.

Послушание Богу и воля умирающего Сына победили. Преодолев боль сердца, Она полюбила тех, Матерью которых стала. Не впала Она в отчаяние, но мужественно стояла у креста и терпела то, что должна была терпеть по воле Божией. Любила любовью Матери Своего Сына, а еще больше—Божественную славу и искупление мира.

Честь родителей переходит на детей. Мы должны быть счастливы, что нашей Матерью является Матерь Самого Бога. Не было кому удерживать наказывающую руку Божию, пока на небе не воцарилась Пречистая Дева Мария.

Сколько раз мы заслуживали справедливого наказания. И каждый раз на помощь нам приходит Богоматерь: "Сыне Мой, спаси и сохрани погибающее дитя Мое, дай время для исправления, дай прийти в себя". Как же Она хочет, чтобы все, кого дал Ей Господь на Голгофе и ради кого страдал, не погибли!

Приступим, братья и сестры, к Ней с твердой верой и надеждой. Но прежде попросим со слезами у Распятого, чтобы о каждом из нас Он сказал Своей Матери: "Жено, се сын Твой!", а каждому из нас: "Се Мати твоя!".

Чего же хочет от нас наша Мать? Чем мы можем заплатить за Ее любовь? Как некогда царь Давид в борьбе со взбунтовавшимся сыном своим не забыл о своей отеческой любви, но все время призывал воинов беречь сына, не наносить ему ран, ибо он царский сын, так и Пречистая Дева взывает: не раньте, не печальте, не оскорбляйте Моего Сына! Грехи ваши бичевали Его, венчали терниями, пригвоздили ко кресту. Хватит этого. О всех умолю Сына, лишь бы то было угодно воле Его, ибо Его воля—Моя воля и Его обида—Моя обида.

Нашей жизнью и делами покажем, что мы достойны быть братьями Распятого и сынами Его Матери. Одному неверному человеку, проходившему мимо образа Божией Матери и сказавшему: "Покажи, что Ты Матерь моя", Она ответила: "Неблагодарный, покажи сначала, что ты Мой сын, и Я подам тебе Свою милость". Станем же сначала Ее детьми, и Она, несомненно, станет нашей Матерью.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru