На коллоквиуме (Речь, произнесенная в г. Тутцинге (ФРГ) в 1979 г.)

В настоящее время проблема разоружения широко обсуждается мировой общественностью. За разоружение единодушно высказываются последователи и представители различных Церквей и религиозных объединений. За разоружение активно выступает и Русская Православная Церковь—одна из восточных ортодоксальных Церквей.

В моем небольшом выступлении мне хотелось бы в самых общих чертах сказать о том, что именно делает миротворческую деятельность Церкви не только нравственно необходимой, но и богословски оправданной. Нужно, по-видимому, предварительно заметить, что богословский подход к решению той или иной жизненно важной проблемы имеет, несомненно, объективное положительное значение, независимо от того, будет ли этот подход оцениваться с научно-материалистических позиций, когда религия понимается как одна из форм общественного сознания, или же он будет интерпретирован в соответствующих богословских понятиях. И в том и в другом случае это голос религиозной совести, и он не может не быть воспринят как выражение доброй воли миллионов людей, входящих в большую семью современного человечества.

Богословие неизменно апеллирует к Божественному Откровению, которое дано в Библии. Это священная книга о Боге и человеке, о прошлом и будущем человечества, что, конечно, нельзя понимать эмпирически-буквально как историю древнего мира и как прогноз на будущее. Все дано здесь в контексте отношения Бога к изменяющемуся миру, и это требует соответствующего богословского комментария. Главное (имеющее непосредственное отношение к обсуждаемой теме) заключается в том, что Библия содержит ряд свидетельств, делающих принципиально возможным ириническое богословие.

Прежде всего как постулат и религиозной мысли, и религиозного чувства в Библии утверждается бого-зданность всего видимого мира, с иерархичностью его неорганических и органических форм. Главенствующее место в мире принадлежит человеку, это его божественная привилегия, которая, однако, не должна исключать сознания ответственности за мир. Жизнь мира совершается на основании его законов; эволюция мира есть динамическое раскрытие его статики. Но в то же время мир принадлежит не себе, но человеку, который призван хранить и возделывать землю и вообще обладать ею как планетой. Своим мирным созидательным трудом человек преображает мир. Он является работником в мире, мастером и хозяином его, и вместе с тем его художником. Мир есть арена духовной активности человека, сфера его творчества. Можно сказать, что мира не существует без человека; но и человек, в его тварном становлении, немыслим без мира, будучи не только обладателем его, но и биологическим видом, для которого мир является средой обитания. Этот, в общем, экологический аспект библейского понимания роли человека в мире коррелирует с проблемой разоружения хотя бы в том отношении, что в условиях увеличивающейся гонки вооружений все труднее будет решить вопрос об уничтожении накопленных запасов смертельного оружия без отрицательного воздействия на окружающую среду.

Другой аспект иринического богословия может быть связан с библейским пониманием исторического процесса. История человечества началась с возникновения человеческой семьи, которая обитает на определенном участке суши—то, что греки называли οικουμένη (вселенная). И слово οικουμένη (вселенная), и слово ο'ικος (дом) происходят от глагола ο'ικέω—обитать, населять, жить: вселенная есть дом, в котором живет единой семьей все человечество, весь человеческий род. Основным содержанием жизни человечества в целом является исторический процесс, который в богословии носит название икономии, домостроительства. Одновременно это есть сотериологический процесс, процесс освящения и спасения всех людей Богом. Нравственные усилия со стороны человека и непрестанное действие в мире премудрости и благодати Божией составляют в синергизме, можно сказать, созидающие силы, которым противостоят силы зла и разрушения. Не поддаться искушению или соблазну этих сил значит проявить высшее благоразумие, зрелую мудрость. Наоборот, недостаток этой мудрости, нравственно-ду-ховная нищета могут иметь самые неблагоприятные последствия для жизни мира. Основное противоречие в жизни современного человечества, по существу, заключается в глубоком несоответствии между высоким прогрессом в области научно-технических достижений и отсутствием нравственного прогресса в человеческих взаимоотношениях как в личном плане, так и на общественно-социальном и международном уровнях. К приобретению этой мудрости немолчно зовет Библия. В ряде библейских книг дается образ персонифицированной Премудрости. По отношению к миру Премудрость Божия есть строи-тельница, созидающая мир, его зодчий. Она действует в мире, как благоразумная хозяйка в доме. Дом-один из главных символов библейской Премудрости: "Премудрость построила себе дом" (Притч.9,1). Дом—это образ обжитого и упорядоченного мира, огражденного стенами от безбрежных пространств хаоса. Порядок дома есть духовный строй, выражающий себя в упорядочении вещей. Здесь, прежде всего, имеется в виду мир, и поэтому в книге Притчей мы читаем похвалу миру: "Лучше кусок сухого хлеба, и с ним мир, нежели дом, полный заколотого скота, с раздором" (Притч. 17,1). За домашним порядком стоит настроение бодрой выдержки, терпения, самообладания и самообуздания, и это есть опять-таки мудрость в своем качестве непомрачен-ной, бодрственной, здоровой цельности, ясности разума и воли. Сквозь все наставления книги Притчей Соломоновых проходит контраст двух воль—строящей и разрушающей, собирающей и разобщающей, воли к согласию и воли к раздору: образ первой воли—Премудрость, образ второй—"злая жена". Когда мы читаем: "Мудрая жена устроит дом свой, а глупая разрушит его своими руками" (Притч. 14,1),— мы не должны понимать эту сентенцию в самом буквальном житейском смысле, а должны видеть все то же противопоставление двух онтологических принципов—сплочения и распада.

Человечество должно сознавать себя единой семьей, живущей на нашей планете, как в одном большом доме, и всячески противостоять разрушительным силам ненависти, вражды и зла. Актуализация этих сил всегда вела к вооруженным столкновениям, конфликтам и войнам. В ходе их люди "своими руками" уничтожали то, что ими же было создано. Реальная возможность новой войны, с использованием накопленного ядерного оружия, ставит под угрозу не только все то, что было создано человеческим гением в истории тысячелетних культур, но и несравненно большее—существование биологической жизни на земле и, в первую очередь, самого человека как биологического вида. Вот трезвая оценка возможных последствий грозящей ядерной катастрофы. В свете этих суждений современная гонка вооружений, за которой незримо стоит "последний враг человека—смерть" (1 Кор. 15,26), может восприниматься только как безумие. Но то, что сегодня представляется безумием, завтра может стать непоправимой трагедией.

Проявить в вопросе разоружения благоразумие— значит "направить ноги на путь мира" (JIk. 1,79). Этот призыв многократно повторяется в Библии. Идея разоружения была, по-видимому, впервые высказана в книге Исаии. Одновременно это и пророчество о будущем, когда люди Земли "перекуют мечи свои на орала, и копья свои—на серпы: не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать" (Ис.2,4). Сегодня этот призыв должен быть понят как веление времени: для человечества не может быть иной исторической альтернативы, кроме пути всеобщего и полного разоружения.

Самое обобщенное и углубленное понимание мира связано с новозаветной евангельской проповедью. Христианство говорит о примирении человека с Богом во Христе, и это, видимо, самая существенная, самая радикальная предпосылка всеобщего примирения. Мир с Богом как идеально-нравственное состояние человека, безусловно, предполагает и мир со всеми людьми. Апофеозом примирения человека с Богом является Боговоплощение и Воскресение Иисуса Христа. Не случайно во всех Рождественских и Пасхальных посланиях Святейших Патриархов Московских и всея Руси постоянно звучит тревога о мире и призыв к миру, разоружению и справедливым отношениям между всеми народами. Евангельская проповедь есть благовестие мира, свободы и справедливости. "Блаженны миротворцы" (Мф. 5,9). Это заповедь Иисуса Христа. И наряду с ней грозное предостережение тем, кто пытается нарушить мир: "Все, взявшие меч, мечом погибнут" (Мф.26, 52). Такая постановка вопроса сегодня требует осуждения не только тех, кто хочет развязать войну, но и тех, кто выступает против устранения самих средств ведения войны и, в первую очередь, средств массового уничтожения. Пока современный дамоклов меч висит над всем человечеством, никто не может быть вполне уверен в завтрашнем дне. Только при условии полной демилитаризации в глобальном масштабе ни один из народов мира не сможет поднять меч войны.

Человек должен вернуть себе ту царственную свободу, которая изначально дарована ему Богом и органически несовместима с угрозой войны. В решении международных споров должно быть исключено использование каких бы то ни было видов оружия или угрозы его применения. Слово "война" должно быть навсегда вычеркнуто из дипломатического лексикона.

Существенной предпосылкой в ириническом богословии является догмат о природно-онтологи-ческом единстве человеческого рода. Этот важнейший постулат христианской веры, основывающийся на свидетельствах Ветхого и Нового Завета, лишает идеологической основы вымышленные теории о национальном и расовом неравенстве. Ведь именно на этих антинаучных теориях утверждается политика национальной и расовой дискриминации, геноцида, гегемонистских шовинистических устремлений. Это беззаконное попрание достоинства и прав человека требует решительного и единодушного осуждения.

Даже при отсутствии военных конфликтов милитаризация и гонка вооружений являются великим преступлением против человечества. Ведь содержание армий и расходы на вооружение представляют собой все более тяжелое бремя для человечества в целом. В то время как сумма военных расходов во всем мире исчисляется сотнями миллиардов долларов, большая часть рода человеческого страдает от недоедания, голода, неграмотности, стихийных и социальных бедствий. Это вопиющее нарушение самых элементарных, насущных человеческих прав несовместимо ни с религиозными принципами, ни с высокими идеалами братства и равенства. Давно настало время прекратить безумное расточительство природных ресурсов и колоссальные трудовые затраты на изобретение и производство орудий смерти и разрушения. Пора отказаться от политики конфронтации и бесконечного военного соперничества, которому нет предела. Проблема разоружения ждет конструктивного и комплексного решения. Так думают последователи христианского вероучения, так считает мировое сообщество.

В связи с обсуждаемой темой разоружения мне удалось коснуться лишь некоторых аспектов богословского понимания миротворчества. Актуальность иринической проблематики выдвигает необходимость дальнейшей богословской разработки, углубления и раскрытия этой темы.

Уважаемые члены настоящего заседания!

Мы собрались сюда в дни, когда христианский мир празднует Пасху. Воскресение Христово—праздник победы жизни над смертью. Пусть наши совместные усилия будут достойным вкладом в священное дело людей доброй воли, в дело сохранения жизни на нашей прекрасной планете. Пусть Воскресший Христос даст крепость людям Своим и благословит всех людей миром.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru