О Патриахе Сергии (Актовая речь, произнесенная на собрании в Московской духовной академии в День Покрова Божией Матери в 1973 г.)

Ваше Святейшество, досточтимое собрание! Разрешите представить вашему благосклонному вниманию краткий очерк жизни и трудов зачинателя новой церковно-административной деятельности Русской Православной Церкви в новых социально-политических условиях; выдающегося богослова, чьи труды во многих отношениях являются мерилом ортодоксальности; смиренного инока под куколем Патриарха и, наконец, человека замечательных душевных качеств—Патриарха Московского и всея Руси Сергия, 30-летний юбилей интронизации которого мы отмечаем в этом году.

Жизнь и деятельность великих людей, при всей их значительности и многогранности, удивительно проста, но для описания этого простого нужно много времени, сил и умения.

О Патриархе Сергии написано много, написано и по долгу, и по велению сердца. Среди написанного о нем много похвалы—и спокойной, и восторженной, есть и слова осуждения, но нет слов равнодушных; для всех, даже для не понимавших и не понимающих его деятельности, он был человеком исключительным. Для всех искренне преданных Русской Православной Церкви личность и дело Патриарха Сергия являются светлым примером.

В Бозе почивший Святейший Патриарх Алексий, мудрый продолжатель церковного делания, начатого Святейшим Патриархом Сергием, в своем предисловии к книге о нем говорит: "...Патриарх Сергий, бесспорно, занимает одно из первенствующих мест в сонме иерархов Русской Церкви текущего столетия... Патриарха Сергия, несомненно, следует поставить в ряду тех великих подвижников и поборников церковной правды, труды коих с благоговением хранятся в памяти потомства, являясь драгоценным достоянием истории Церкви...

Назначение великих деятелей церковных—сохранять неизменным основания прав Церкви, несмотря на разнообразие и изменения внешних форм управления, и в то же время согласовывать применение их с требованиями эпохи и внешних условий, не поступаясь существом правил и традиций церковных.

Таков характер церковных трудов и всей церковной деятельности Патриарха Сергия...

...Все значение Патриарха Сергия в жизни и истории Русской Церкви может быть охвачено и оценено лишь в будущем" (Патриарх Сергий и его духовное наследство. М.: Изд. Моск. Патриархии, 1947. С.7-9).

Нас отделяет больше ста лет от даты рождения Патриарха Сергия и почти 30 лет от дня его блаженной кончины, но и для нас еще не наступило то будущее, которое позволит дать исчерпывающую оценку многогранной и плодотворной деятельности Владыки. Одно можно сказать, однако, и сегодня: его дело живет в нашей Церкви, а новый путь, выбранный им для церковного корабля, испытан временем.

Словами евангельской притчи можно сказать, что Святейший Патриарх Сергий посадил как бы маленькое горчичное зернышко новой церковной жизни в почву новой Руси, Святейший Патриарх Алексий своими трудами возрастил его в густолиственное дерево, а Святейший Патриарх Пимен успешно продолжает укреплять его, да мног плод принесет.

В краткой актовой речи можно лишь бегло остановиться на всех этапах долгой, поучительно интересной и содержательной жизни Святейшего Патриарха Сергия.

Родился будущий святитель во второй половине XIX столетия (11 января 1867 г.), в семье священника Николая Страгородского в городе Арзамасе. Во святом крещении ему было дано имя Иоанн. Вскоре после рождения он лишился матери. Семи лет Ваню отдали в приходскую школу, после окончания которой в 1880 г. он поступил в Нижегородскую духовную семинарию. В 1886 г. Иван Страгородский окончил семинарию по первому разряду и успешно сдал вступительные экзамены в Петербургскую духовную академию (в списке принятых был шестым).

В академии студент Страгородский много работает над изучением древних и новых языков, трудится над семестровыми сочинениями. К концу академического курса в душе молодого студента окончательно сложилось намерение всецело посвятить себя служению Богу и Церкви в иноческом чине.

30 января 1890 г., в день памяти Трех Святителей, студент Иван Страгородский принял иноческий постриг с именем Сергий, в честь преподобного Сергия, Валаамского чудотворца. На IV курсе иеромонах Сергий (Страгородский) взял себе тему для кандидатского сочинения по кафедре догматического богословия: "Православное учение о вере и добрых делах". Тема была трудной, но благодатной. Нужно было точно и ясно изложить православное учение о спасении человека и выяснить взаимосвязь между верой и добрыми делами, избегая как католического формализма, так и протестантского пиетизма. Молодой богослов прекрасно справился с поставленной задачей, его диссертация была, по словам рецензента проф. Катанского, искренним "выражением сложившегося у автора взгляда на разбираемый вопрос, большой любви автора к избранной теме, редкой начитанности в святоотеческой литературе, сильной и глубокой богословской мысли" (Цит. соч. С. 18).

По окончании академии, 23 августа 1890 г. указом Синода иеромонах Сергий был назначен миссионером в Японию. В конце октября 1890 г. он прибыл в Токио и уже в декабре того же года служил Литургию на японском языке. А в 1891 г. отец Сергий уже вел курс догматического богословия в местной духовной семинарии на японском языке.

Весной 1893 г. был получен указ о переводе иеромонаха Сергия в Петербург для занятия кафедры Священного Писания Нового Завета при Академии. В том же году в декабре он был перемещен на должность инспектора Московской духовной академии. Через год, в 1894 г., иеромонах Сергий был назначен настоятелем посольской церкви в Афинах с возведением в сан архимандрита. Студенты Московской духовной академии с благодарностью и грустью провожали своего наставника. "Всего лишь девять месяцев,—писал проф. В.А.Соколов в статье "Из академической жизни",—прослужил о. Сергий в нашей академии, но своими добрыми качествами ума и сердца, в особенности своею искренностью и задушевностью, и в столь короткое время он успел приобрести всеобщее расположение и сослуживцев, и учащегося юношества. С уверенностью можно сказать, что он оставил у нас по себе самую добрую память, и вся Московская академия расставалась с ним с искренним сожалением" (Цит. соч. С.21).

В Афинах архимандрит Сергий пробыл около двух лет. В конце 1895 г. он защищает в Москве магистерскую диссертацию на тему "Православное учение о спасении". По отзыву официального оппонента, ректора Академии архимандрита Антония, работа архимандрита Сергия—"прекрасное и выдающееся по талантливости и самостоятельности исследование" (Цит. соч. С.21). Другой оппонент, проф. В. Соколов, называет труд архимандрита Сергия ценным, вполне самостоятельным разбором инославного учения о спасении. "Читая исследование о. Сергия,— пишет в своем отзыве проф. Соколов,—постоянно чувствуешь, что он решает не теоретическую только задачу, а жизненный вопрос самоопределения. Видно, что автор глубоко продумал и прочувствовал то, что высказывает на страницах своего сочинения, что он хорошо изучил человеческую психологию и сообщает серьезные результаты своего опыта и своих наблюдений. Эти свойства сочинения, в связи с его убежденным, подчас даже горячим тоном, имеют своим последствием то, что труд его не только читается с интересом, как умная книга, но и назидает, оставляя по себе след в душе читателя" (Цит. соч. С.22).

После успешной защиты диссертации архимандрит Сергий назначается в Японию помощником начальника Японской православной духовной миссии. В 1899 г. архимандрит Сергий переводится из Японской миссии снова в Петербург на должность ректора семинарии. В том же году он назначается инспектором Петербургской духовной академии, а через год становится ее ректором.

23 февраля 1901 г. состоялось наречение архимандрита Сергия во епископа Ямбургского, а 25 февраля—его хиротония в Свято-Троицком соборе Алек-сандро-Невской Лавры.

В октябре 1905 г. указом Синода Преосвященный ректор Сергий определен архиепископом Финляндским и Выборгским.

На посту архиепископа Финляндского и Выборгского владыка Сергий много заботился об укреплении православия среди карелов и устроении церковной жизни епархии.

С 6 мая 1911 г. Преосвященный архиепископ Сергий назначается членом Священного Синода, но еще до этого он неоднократно исполнял ответственные поручения Синода. Русская Православная Церковь готовилась к Поместному Собору, и архиепископ Сергий был неизменным членом предсоборного присутствия и предсоборных совещаний. Он возглавлял отделы, которые должны были подготовить программу соборных заседаний и материалы для соборного обсуждения.

За многогранную и плодотворную деятельность архиепископ Сергий был награжден бриллиантовым крестом на клобук и орденом св. Александра Невского.

В феврале 1917 г. было свергнуто самодержавие.

14 апреля 1917 г. был распущен весь дореволюционный состав Священного Синода. Синод нового состава возглавил архиепископ Сергий. 29 апреля 1917 г. он подписал послание Священного Синода к архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви о мероприятиях высшей церковной власти в связи с предстоящим созывом Всероссийского Собора. Собор решено было открыть 15 августа 1917 г. в Москве. Предсоборные заботы отнимали много времени и сил у архиепископа Сергия. Во внимание к его трудам для Православной Церкви архиепископ Сергий 28 ноября 1917 г. был возведен в сан митрополита и перемещен на Нижегородскую кафедру. Намеченный Собор был открыт, но проходил в исключительно сложной обстановке. Поместный Собор 1917-1918 гг. восстановил патриаршее управление Русской Церковью и образовал при Патриархе Священный Синод.

Митрополит Нижегородский Сергий стал постоянным членом Священного Синода. Русская Церковь получила законного главу в лице Патриарха Тихона, но не получила мира.

Положение Патриарха Тихона было трудным. Огромным вихрем революции были разрушены старые связи, представления и сложившиеся отношения. "В грозе и буре,—пишет проф. Савич,—началась новая возрожденная церковная жизнь. Окраины нашей Родины были охвачены заревом гражданской войны. В Поволжье надвигался голод, около 15 миллионов населения голодали, прекратили свои занятия духовно-учебные заведения. Говорить о каких-либо мероприятиях к поднятию нормальной церковной жизни было очень трудно". Голод в Поволжье дал повод советской власти произвести изъятие церковных ценностей. На этой почве возникли конфликты между отдельными представителями духовенства, мирянами и местными властями. Гражданские власти 12 мая 1922 г. наложили домашний арест на Патриарха Тихона. Этим воспользовались некоторые лица и захватили в свои руки церковное управление, положив тем самым начало так называемому обновленческому расколу, который продолжительное время волновал Русскую Православную Церковь. В 1923 г. Патриарх Тихон получил возможность снова фактически управлять Церковью, но водворить мир он не успел. 7 апреля 1925 г., в день Благовещения, он скончался.

С 10 декабря 1925 г. заместителем Патриаршего Местоблюстителя назначается митрополит Нижегородский Сергий. Он обратился к советскому правительству с просьбой зарегистрировать Патриаршую Церковь в советском государстве, а его, митрополита Сергия, как главу Священного Синода и заместителя Патриаршего Местоблюстителя. Просьба митрополита Сергия была удовлетворена. Получив законное признание, митрополит Сергий приступил ко второй задаче—организации Священного Синода и церковной жизни Русской Православной Церкви в новых социально-политических условиях. Преосвященный Сергий сумел подняться выше исторических условностей, преодолеть вековые устои, с тем чтобы провести корабль церковный по волнам житейского моря. В течение девяти лет митрополит Сергий, занимая Горьковскую кафедру, фактически возглавлял Русскую Православную Церковь.

В 1934 г. на расширенном заседании Патриаршего Синода было решено предоставить вдовствующую Московскую кафедру митрополиту Сергию и отметить его положение особым титулом "Блаженнейший". Митрополит Ленинградский Алексий в своем обращении от лица иерархов Русской Православной Церкви к митрополиту Сергию говорил, между прочим: "Мудрое руководство кораблем церковным, безграничная любовь Ваша к Матери-Церкви, братское любовное отношение к соепископам-братьям и отеческое ко всем чадам Церкви соделали Вас в общецерковном сознании Первым Епископом страны" (Цит. соч. С. 41).

Таким образом, с 1934 по 1943 г. Русская Православная Церковь возглавлялась и управлялась Блаженнейшим Митрополитом Московским и Коломенским Сергием совместно с Синодом.

8 сентября 1943 г. в Москве состоялся Собор епископов Православной Церкви. Первоочередным делом, которое должен был совершить Собор, явилось избрание Патриарха Московского и всея Руси. С предложением по этому вопросу выступил митрополит Ленинградский Алексий. Собор избрал Патриархом Московским и всея Руси Митрополита Сергия.

12 сентября 1943 г. была совершена интронизация нового Патриарха.

Но недолго судил Господь быть на престоле Всероссийских Патриархов владыке Сергию. 15 мая 1944 г. он внезапно скончался от кровоизлияния в мозг.

Святейший Патриарх Сергий отошел в вечные селения Небесного Отца, Которому он служил в течение всей своей долгой и плодотворной жизни. Светлая память о нем как человеке высоких нравственных качеств, большого ума и разносторонних знаний, мудром правителе и домостроителе церковном, смиренном иноке, будет вечно жить в сердцах православных людей.

В жизни Русской Православной Церкви с именем Патриарха Сергия связывается не только ее новое положение в изменившихся социально-политических условиях. Имя Патриарха Сергия широко известно среди богословов, как отечественных, так и зарубежных. Своими учеными трудами Патриарх Сергий существенно обогатил православное богословие.

Еще будучи студентом Петербургской духовной академии, Иван Николаевич Страгородский в каждом своем сочинении (а студенты писали их тогда много) проявлял глубокий ум, дар тонкого анализа и научного синтеза, умение точно и ясно излагать мысли. Своим кандидатским сочинением "Православное учение о вере и добрых делах" молодой тогда иеромонах Сергий поставил себя в разряд многообещающих богословов. Работа была посвящена одному из самых трудных вопросов христианской догматики. В то время как по догматам Католической Церкви для оправдания человека пред Богом требуется наличие добрых дел, а недостаток их может быть восполнен из запаса сверхдолжных заслуг святых, протестантское богословие утверждает, что спасение человека зависит только от его веры во Христа: добрые дела, как бы они ни были значительны, не спасут человека; только праведность Христа покроет грешника, как ризою. К сожалению, православные богословы не всегда могли удержаться на правильной, подлинно христианской позиции; полемизируя с католиками, они пользовались нередко аргументами протестантской догматики и, наоборот, возражая протестантам, в пылу полемики становились иногда на католическую точку зрения. Сформулировать точно и ясно православное учение о спасении человека, выяснить взаимосвязь между верой и добрыми делами и поставил себе целью молодой православный богослов, иеромонах Сергий. С поставленной задачей он прекрасно справился. Этой своей работой молодой богослов открыл себе двери в большую науку. Во всех своих трудах он никогда не был отвлеченным богословом, кабинетным мыслителем, но оставался цельным живым человеком со светлым умом, острой критической мыслью, глубокой эрудицией и неизменно добрым, благожелательным сердцем, чутко отзывающимся на все вопросы жизни Церкви. Его магистерская работа "Православное учение о спасении" была воспринята не только отечественными, но и зарубежными учеными как последнее слово православного богословия. Этот труд молодого архимандрита в простой и ясной форме давал ответ на самый насущный вопрос в богословии: что такое спасение и как оно совершается в сознании и жизни человека. Книга обратила на себя внимание ученого мира, особенно методом пользования Священным Откровением и проявленным автором глубоким знанием святоотеческих творений. Она выдержала до 1917 г. пять изданий, была переведена на многие европейские языки.

В 1902 г. Святейший Синод поручает епископу Сергию дать исчерпывающий ответ старокатоликам от лица Православной Церкви. Епископ Сергий помещает в редактируемом им "Церковном Вестнике" две статьи: "Что разделяет нас со старокатоликами?" и "К вопросу о том, что разделяет нас со старокатоликами". Убедительно и понятно вскрываются в этих двух статьях заблуждения старокатоликов и их православных защитников, а также устанавливается православный взгляд на спорные вопросы. Эти статьи были приняты старокатоликами не как частное мнение одного из русских богословов, а как мнение всей Православной Русской Церкви. Время не позволяет хотя бы вкратце остановиться на всем этом. Здесь глубокое учение о Святой Троице и Filioque, о святой Евхаристии и Церкви с се поместными и вселенскими понятиями, о человеке и его спасении и т.д.

С 1905 г. Сергию, уже архиепископу, Святейший Синод поручает, как ведущему богослову, возглавить ряд ответственных комиссий; он является не только председателем, но и самым деятельным участником и докладчиком в комиссиях по старокатолическому и англиканскому вопросам, по исправлению богослужебных книг, в отделе о церковном суде и пред-соборном присутствии, а с 1917 г. он—председатель Миссионерского Совета и председатель отдела "О высшем церковном управлении".

Однако деятельность святителя Сергия как ученого-богослова не ограничивалась только церковной областью. По инициативе русской интеллигенции в 1891 г. в Петербурге были организованы религиозно-философские собрания. Учредителями и деятельными участниками этих собраний были писатели и ученые, а председателем их—епископ Сергий (Страгородский).

Председателю нужно было иметь много такта, благожелательности, умения отличить главное от второстепенного и, кроме того, быть по развитию и понятиям достаточно вооруженным, чтобы руководить прениями, в которых принимали участие и философы, и богословы, и писатели, и историки...

То, что отмечали в епископе Сергии участники этих собраний, а именно его свойство вкладывать во всякое дело, малое и большое, свою душу, свое христианское настроение, свою высокую и горячую веру характерно для всей научно-богословской работы Патриарха Сергия. В кратком докладе, естественно, нет возможности разобрать все богословское наследие мудрого Первосвятителя Русской Церкви. Это наследие велико не по количеству томов, а по значимости для православного богословия. "Патриарх Сергий,—писал в свое время одному из видных зарубежных богословов проф. Владимир Jloc-ский,—был богослов не по имени только, не потому, что обладал обширной эрудицией в области догматики, патристики и других церковных дисциплин. Он жил догматами Церкви, они были для него не внешними формулами, с трудом приемлемыми разумом, а внутренним опытом. Более того: богословие стало в нем неотъемлемым качеством его духа, тем качеством, благодаря которому он смог осуществить свое дело, превышавшее всякие человеческие силы" (Цит. соч. С.264-265). Напомним две истины веры, к которым он постоянно возвращался, которые он неустанно повторял в долгие годы своего служения Церкви. Первая: в изменчивом и преходящем мире Церковь одна остается неизменной, непоколебимой, верной своей задаче—в новых исторических условиях она должна возжигать в сердцах людей все тот же Божественный огонь, сошедший в день Пятидесятницы на апостолов. Вторая: мир управляется Промыслом Божиим, и нет в нем такой автономной области, которая находилась бы вне Божественной воли; поэтому для христиан не может быть ничего случайного в происходящем, ничто не должно их смущать, приводить в замешательство или отчаяние. Отсюда два качества Патриарха Сергия, необходимых, по мнению св. Максима Исповедника, для богослова: горячее сердце при спокойном, невозмутимом, холодном уме.

Святейший Сергий мыслил и действовал как богослов, возводя все к основным истинам веры. Действительно, все его многочисленные указы, относящиеся к церковной администрации, заключают в себе богословскую основу, которую он раскрывает, взывая не к слепому послушанию подчиненных, а к христианскому сознанию сынов Церкви. Можно было бы составить богословский трактат о природе Церкви, собрав отдельные замечания догматического характера, разбросанные в его бесчисленных распоряжениях. Но построение отвлеченной умозрительной системы не входило в задачу Патриарха Сергия: как епископ, он был призван строить Церковь, "дом Бога Живого", строить из живых сознательных камней то здание, где каждая часть равняется целому, где человеческая личность никогда не является только средством, но всегда составляет конечную цель всего—здание, план которого начертан Самим Духом Святым. Если в своей церковной деятельности Святейший Патриарх Сергий был богословом, то и богословие его было действенным, "сотериологичес-ким", направленным к цели спасения, целеустремленным, жизненным. Основная мысль главного богословского труда Патриарха Сергия "Православное учение о спасении"—это торжество добродетели и блаженства, нравственного совершенства и спасения. При таком реальном понимании дела спасения не остается места для так называемой "юридической доктрины", с ее понятиями заслуги, получающей должное воздаяние в вечной жизни. Спасение начинается в этой жизни и состоит в изменении тварной природы, совершаемом Божественной благодатью, действующей в согласии с человеческой волей и приводящей ко все более тесному единству с Богом, к конечной цели—обожению тварного бытия.

Ясный и трезвый ум Патриарха Сергия был чужд поспешных выводов. Он предпочитал обычно путь анализа, отбрасывая вторичное, идя прямо к существу вопроса, с логической последовательностью. Аналитический подход Святейшего Сергия всегда имел целью явить неисследимую глубину Откровения, подвести человеческую мысль к тому пределу, за которым возможно лишь созерцание божественной тайны.

Глубокое понимание природы и личности дало возможность Патриарху Сергию сформулировать догматическую основу православного почитания Божией Матери—совершенной человеческой личности, единственной достигшей той полноты, к которой призвано творение.

Богословская мысль Святейшего Патриарха Сергия, основанная на различении природы и личности, приводит нас к глубочайшей тайне, относящейся к учению о Церкви, основанной двойным нисхождением—Сына и Святого Духа.

Научные труды владыки Сергия—это завет о Церкви богословию, всякой будущей экклезиологии, желающей отвечать исканиям современной религиозной и философской мысли. Как все, что укоренено в церковном предании, его богословие одновременно и новое, и древнее, как само христианство. Явленное в условиях поместно-церковной жизни, оно побуждает весь христианский мир к осознанию догмата о Церкви. Как некогда Василий Великий, Патриарх Сергий "чрез единый град возжег огонь для всей вселенной".

Вся деятельность Святейшего Патриарха Сергия была направлена на удовлетворение текущих нужд Русской Православной Церкви, но и к этим каждодневным проблемам он подходил с точки зрения вечности; временное никогда не заслоняло пред ним постоянного.

В разрешении церковно-общественных и церков-но-административных вопросов Патриарх Сергий держался тех же принципов, что и в отношении богословских проблем: обращать внимание на главное, существенное, вечное.

Человек создан не для того, чтобы плыть по течению, он призван исполнять свой долг не только тогда, когда его к этому понуждают обстоятельства и обстановка, но всегда, исходя из внутреннего самоопределения к добру и правде,—говорил Патриарх Сергий.

Послереволюционная разруха и неустройство, религиозный кризис, политическое недомыслие и карьеризм некоторой части православного духовенства положили начало так называемому обновленческому расколу, который почти два десятилетия волновал Православную Русскую Церковь. Патриарх Тихон после заверения в лояльности советскому правительству приступил к ликвидации обновленческого раскола, но многого сделать не успел. Немало сил понадобилось Патриарху Сергию для налаживания нормальных отношений между Православной Церковью и советским государством. Митрополиту Сергию, который с 1925 г. возглавил Русскую Православную Церковь в звании заместителя Патриаршего Местоблюстителя, пришлось проделать огромную работу, чтобы, с одной стороны, жить в мире с государством, а с другой—сохранить в целостности догматическую и каноническую жизнь Русской Церкви.

Митрополит' Сергий заявляет, что для христианина нет случайных явлений, ибо все совершается по воле Божией. Он показывает ошибочность мировоззрения тех, кто связывает православие со старым режимом и даже с самодержавием. Такие лица имелись, и они мешали покойному Патриарху Тихону установить мирные отношения Церкви с государством. Между тем, "тихо и безмятежно жить" по своему благочестию мы можем, только повинуясь законной власти (1 Тим.2,2); если же мы не хотим повиноваться, то должны уйти из общества. "Только кабинетные мечтатели,—говорит митрополит Сергий,—могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти. Митрополит Сергий и его сподвижники проделали огромную работу по ликвидации всевозможного рода раскольнических группировок. Спокойным и мудрым руководством он заставлял всех отколовшихся осознавать неправоту своего антицерковного дела.

После избрания митрополита Сергия Патриархом Московским и всея Руси его деятельность по водворению церковного мира и ликвидации расколов еще больше возросла. Ко всем раскаявшимся и желающим вернуться в лоно Церкви раскольникам Патриарх Сергий проявлял мудрую снисходительность; но те, которые упорствовали в своей раскольнической деятельности, как епископ Поликарп Сикорский, глава лубенского раскола Феофил Клу-бовский и другие, были запрещены в служении и лишены сана.

Со вступлением Блаженнейшего митрополита Сергия на Патриарший Престол установились более оживленные взаимоотношения между Русской Православной Церковью и Церквами Православного Востока. Владыка Сергий сразу отправил извести-тельные грамоты восточным патриархам, а те в ответ прислали свои поздравления. Стало развиваться общение и с другими Церквами и религиозными объединениями.

Много внимания уделял Святейший Патриарх Сергий вопросу замещения вдовствующих архиерейских кафедр. Нужны были люди богословски образованные, но таковых оставалось к тому времени очень немного. Поэтому Святейший Сергий ходатайствовал перед правительством об открытии духовных школ, которые готовили бы преданных Церкви архипастырей и пастырей, и эта просьба была удовлетворена. При Патриархе Сергии стал регулярно издаваться Журнал Московской Патриархии. Для открытия духовных школ Святейший Сергий все подготовил, но внезапная смерть не дала ему увидеть их действующими.

Глава Русской Православной Церкви, Патриарх Сергий всегда оставался честным человеком. Больше половины его жизни прошло при царском режиме, но у Патриарха Сергия не было раболепства перед власть имущими. Когда в 1905 г. была расстреляна мирная демонстрация рабочих у Зимнего дворца, владыка Сергий близко принял к сердцу эту трагедию и выразил свое возмущение в таких словах: "Как хочется,—говорил Преосвященный Сергий,— повторить по поводу злополучного 9 января слово праведного Иова, проклинавшего день и ночь своего рождения: "День тот да будет тьмою... и ночь та... да не сочтется она во днях года, да не войдет в число месяцев" (Иов.3,4-6). О, если бы не было этого дня в нашей истории. Толпы рабочих в несколько тысяч человек, с женами и детьми, крестным ходом пошли ко дворцу, к государю, как они говорили, а войска встретили их ружейными залпами. На улицах столицы началась братоубийственная распря и полилась кровь... Плачет теперь наша столица, как древняя Рахиль о детях своих, и не хочет утешиться, ибо их нет (Иер.31,5). Совершилось нечто ни с чем не сообразное, всем прискорбное и отвратительное, нечто ужасное" (Цит. соч. С.28-29).

Когда совершилась Октябрьская революция, Преосвященный Сергий —один из немногих среди иерархов Русской Православной Церкви—сумел правильно оценить значение происшедших перемен, сумел отделить чисто церковное от социально-политического. Он не опускался до обновленческого угодничества и политиканства и не лелеял реакционных чаяний церковных эмигрантов. Он принял революцию и новый государственный строй как верующий человек, покорный воле Божией, знающий, что такое событие не могло произойти без воли Божией. И этого он никогда не забывал. В годины великих испытаний он был, как добрый пастырь, со своей паствой. В годы войны митрополит Сергий выпустил 23 различных послания, в которых выражал твердую надежду на то, что Господь дарует нашему народу окончательную победу. По инициативе Блаженнейшего Сергия Православная Русская Церковь широко развила благотворительную деятельность. Церковные общины и отдельные представители православного духовенства стали вносить в фонд государственной обороны значительные денежные суммы. По благословению митрополита Сергия было собрано больше восьми миллионов рублей, а также много золотых и серебряных вещей, на танковую колонну имени Димитрия Донского.

Были и обращения митрополита Сергия к православным людям, находившимся на территориях, временно оккупированных немцами. До конца своих дней Патриарх Сергий оставался истинным христианином и гражданином.

Мы кратко обрисовали жизнь и деятельность великого и мудрого старца—Патриарха Московского и всея Руси Сергия. Он связывает своей деятельностью два мира, две эпохи. Промысл Божий поставил его главой Русской Православной Церкви в самый трудный период ее жизни. И действительно, нужно было иметь и мудрость змиину и кротость голубину, по слову евангельскому, чтобы провести корабль церковный невредимым по волнам столь бурного житейского моря. В одном из видений первохристи-анский пророк Ерма зрел Церковь Христову в виде юной девы и убеленной сединами старицы. Этот образ невольно возникает в мыслях, когда знакомишься с жизнью и деятельностью Патриарха Сергия. Вечно юная Невеста Христова, святая Православная Церковь, убеленная сединами двух тысячелетий житейской мудрости, всегда находила в недрах своих те живые камни, которые и полагала в основание своего вечного строения. Одним из таких живых камней, положенных Церковью Русскою в "столп и утверждение истины", и является приснопамятный Патриарх Московский и всея Руси Сергий. Он и его дело—на нелицеприятном Суде Божи-ем. Да дарует ему всещедрый Господь вечный покой в небесных селениях, а нам да поможет подражать его примеру в деле преданности святому Православию, в служении святой Церкви!

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить


Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru