Бе­се­да на еван­гель­скую прит­чу о блуд­ном сы­не

На при­ме­ре прит­чи о блуд­ном сы­не, Гос­подь рас­крыл нам тай­ну бес­ко­неч­ной люб­ви Бо­га к сво­ему тво­ре­нию, все­про­щаю­щей люб­ви ро­ди­те­лей к де­тям, люб­ви ка­ж­до­го из нас к ближ­не­му. Ес­ли бла­го­да­рить Бо­га лю­бо­вью за его бес­чис­лен­ные бла­го­дея­ния мы в со­стоя­нии, то «воз­лю­бить ближ­не­го сво­его, как са­мо­го се­бя» (Мф. 22, 39) у нас по­лу­ча­ет­ся да­ле­ко не все­гда. Ес­ли и кров­ный брат блуд­но­го сы­на при­рев­но­вал и с уп­ре­ком и без ра­до­сти вос­при­нял его воз­вра­ще­ние, то что го­во­рить о нас, та­ких раз­ных и да­ле­ких друг дру­гу.

Как же нам по­лю­бить сво­его ближ­не­го? Как ис­пол­нить вто­рую, по­сле люб­ви к Бо­гу, за­по­ведь Хри­сто­ву? Пре­ж­де все­го, нам не­об­хо­ди­мо по­ста­рать­ся рас­смот­реть за внеш­ним ви­дом че­ло­ве­ка его внут­рен­нюю, глу­бин­ную и, ча­ще все­го, скры­тую, по­та­ен­ную суть. Нам нуж­но за­гля­нуть ту­да, где в ка­ж­дом че­ло­ве­ке кро­ет­ся об­раз Бо­жий и на­ше че­ло­ве­че­ское, об­щее Бо­гу От­цу сы­нов­ст­во. Час­то мы ви­дим лишь че­ло­ве­ка внеш­не­го, по­ру­ган­но­го гре­хом, то­ну­ще­го в стра­стях, и не за­ме­ча­ем то­го об­раза Бо­жие­го, ко­то­рый скры­ва­ет­ся под внеш­ни­ми на­слое­ния­ми. А имен­но его мы долж­ны уви­деть в че­ло­ве­ке и ему по­кло­нить­ся в ка­ж­дом из на­ших ближ­них.

Очень рас­про­стра­нен­ной яв­ля­ет­ся ошиб­ка, ко­то­рая ста­но­вит­ся при­чи­ной мно­гих кон­флик­тов ме­ж­ду людь­ми; и за­клю­ча­ет­ся она в том, что мы не при­ни­ма­ем че­ло­ве­ка та­ким, ка­ков он есть, а хо­тим ви­деть его дру­гим. С на­шей субъ­ек­тив­ной точ­ки зре­ния то­му или дру­го­му че­ло­ве­ку че­го-то не хва­та­ет, в чем-то он мог бы быть, или стать луч­ше. Мы соз­да­ем ис­кус­ст­вен­ный об­раз, ис­кус­ст­вен­ную схе­му, и хо­тим, что­бы ок­ру­жаю­щие впи­сы­ва­лись имен­но в нее. Од­на­ко, а это слу­ча­ет­ся ча­ще все­го, тот, ко­го мы пы­та­ем­ся по­мес­тить в ка­кие-то рам­ки, в них не вме­ща­ет­ся, и мы на­чи­на­ем жить в кон­флик­те ме­ж­ду на­шим пред­став­ле­ни­ем о том, ка­ким че­ло­век дол­жен быть, и тем, что он есть в дей­ст­ви­тель­но­сти.

Не­об­хо­ди­мо пом­нить, что Бог лю­бит ка­ж­до­го че­ло­ве­ка имен­но та­ким, ка­ков он есть. Да, Бог ожи­да­ет, ко­гда греш­ник по­ка­ет­ся, ис­пра­вит­ся, об­ра­тит­ся к Не­му; Бог хо­чет, что­бы ка­ж­дый че­ло­век стал луч­ше, чем он есть; Бог, как лю­бя­щий отец, стра­да­ет из-за на­ше­го не­со­вер­шен­ст­ва, из-за на­ших гре­хов, из-за то­го, что че­ло­век ос­тав­ля­ет и за­бы­ва­ет Его. Но все это не ме­ша­ет Бо­гу лю­бить че­ло­ве­ка, еще до то­го как он об­ра­тит­ся, по­ка­ет­ся и ис­пра­вит­ся. Ве­ли­кий под­виж­ник бла­го­чес­тия пре­по­доб­ный Иса­ак Си­рин учил, что лю­бовь Бо­га к че­ло­ве­ку не умень­ша­ет­ся да­же то­гда, ко­гда не встре­ча­ет вза­им­но­сти. И при­ме­ром это­му яв­ля­ет­ся имен­но прит­ча о блуд­ном сы­не. Не­смот­ря на то, что сын по­ки­нул от­ца, по­шел «на стра­ну да­ле­че», отец про­дол­жа­ет его лю­бить и ждать.

Есть в прит­че и еще один мо­мент — не смот­ря на всю свою лю­бовь, отец не на­вя­зы­ва­ет ее сы­ну, он не при­ме­ня­ет на­си­лия, не ог­ра­ни­чи­ва­ет его во­лю, сво­бо­ду вы­бо­ра.

В на­шей по­все­днев­ной жиз­ни очень час­то слу­ча­ет­ся так, что ро­ди­те­ли не­до­воль­ны свои­ми деть­ми, счи­та­ют, что де­ти за­ни­ма­ют­ся не тем, чем нуж­но, не слу­ша­ют­ся, не про­яв­ля­ют дос­та­точ­но вни­ма­ния и за­бо­ты. Да, де­ти долж­ны быть по­слуш­ны ро­ди­те­лям, долж­ны бес­по­ко­ить­ся о них. Да, ро­ди­те­ли не­сут от­вет­ст­вен­ность за сво­их де­тей и в не­ко­то­рых слу­ча­ях долж­ны вме­ши­вать­ся, что­бы по­мочь, чтоб с вы­со­ты сво­его бо­га­то­го жиз­нен­но­го опы­та ука­зать де­тям че­го они, из-за сво­ей не­зре­ло­сти, не ви­дят. Но ро­ди­те­ли не долж­ны за­бы­вать, что их ре­бе­нок — сво­бод­ная лич­ность, ко­то­рая име­ет пра­во сво­бод­но вы­би­рать свой путь, фор­ми­ро­вать свои ин­те­ре­сы, круг дру­зей. Лю­бовь не долж­на пе­ре­рас­тать в на­си­лие над лич­но­стью. Час­то мать дер­жит ре­бен­ка в стро­го­сти, ли­ша­ет его раз­вле­че­ний, кон­тро­ли­ру­ет круг его об­ще­ния, за­пре­ща­ет встре­чать­ся с те­ми или ины­ми друзь­я­ми. Слу­ча­ет­ся, что ра­ди оп­ре­де­лен­ных мо­раль­ных норм ве­рую­щие ро­ди­те­ли за­пре­ща­ют де­тям смот­реть те­ле­ви­зор, хо­дить в ки­но, гу­лять на ули­це. При этом они не все­гда мо­гут объ­яс­нить, для че­го та­кое воз­дер­жа­ние, не да­ют де­тям по­зи­тив­но­го на­пол­не­ния жиз­ни, а лишь за­пре­ща­ют те или иные ве­щи. Сле­ду­ет пом­нить, что ни­ка­кое за­пре­ще­ние, ни­ка­кое ог­ра­ни­че­ние не мо­жет стать ос­но­вой ду­хов­ной жиз­ни. И толь­ко до ка­ко­го-то мо­мен­та ре­бе­нок тер­пит, а за­тем, дос­тиг­нув оп­ре­де­лен­но­го воз­рас­та, сбра­сы­ва­ет с се­бя это иго на­вяз­чи­во­сти, и страш­нее все­го, что про­ис­хо­дит в этом слу­чае — вме­сте с ним те­ря­ет и ве­ру.

В свою оче­редь и мо­ло­дым лю­дям сле­ду­ет пом­нить за­по­ведь Де­ка­ло­га, в ко­то­рой Гос­подь го­во­рит, что не­об­хо­ди­мым ус­ло­ви­ем на­ше­го бла­го­по­лу­чия и зем­но­го дол­го­ле­тия яв­ля­ет­ся по­чи­та­ние ро­ди­те­лей, ко­то­рое, ко­неч­но, не­воз­мож­но без по­слу­ша­ния. Не сле­ду­ет за­бы­вать об их жиз­нен­ном опы­те, а бо­лее все­го о том, что ни один отец и ни од­на мать не же­ла­ют сво­им де­тям ни­че­го, кро­ме до­б­ра. Аминь.

2005 г.

 

Церковные Таинства

—    Само по себе имя (как набор звуков или букв) никоим образом не может влиять на судьбу человека. Наша судьба зависит исключительно от того, какую жизнь мы ведем. Также можно вспомнить народную мудрость: "Не имя красит человека, а человек имя".
Подробнее ...

Вопросы и ответы

— Термин "светский" можно понимать как атеистический, как это делалось в СССР. Но тождественны ли понятия "светский" и "атеистический"? Совсем нет. Нужно отличать светское образование от религиозного.
Подробнее ...

Монастыри и храмы Киева bigmir)net TOP 100 Rambler's Top100 Mail.ru